ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

4

– И когда же похороны?

Кристин изо всех сил старалась изобразить понимание, и Райан не мог ее упрекать. В конце концов, они не виделись больше месяца и его внезапный отъезд в Плейн-лодж сразу по приезде не доставил ей удовольствия. Впрочем, Кристин никогда не упускала случая побранить его за недостаток внимания к ней. Райан поудобнее устроился и переложил трубку в другую руку.

– По-моему, во вторник, – ответил он, стараясь, чтобы в его голосе звучала ответная теплота, однако после сцены, разыгравшейся на кухне между ним и Николь, это было нелегко. Хорошо еще, что Беатрис появилась вовремя, свирепо подумал он. Бог знает, какого дурака он мог свалять, не войди она в кухню.

– Во вторник! – простонала Кристин. – Но это почти в середине следующей недели!

– Знаю. – Райану удалось придать голосу сочувственные нотки. Ему вовсе не улыбалось сообщать Кристин, что он понятия не имел, как его мать распорядилась насчет похорон. Она не удосужилась поставить его в известность.

– Но ведь он же умер в среду, разве не так?

– Да.

– Шесть дней, не многовато ли?

– По-моему, должно быть вскрытие, – неохотно отозвался Райан. – И погода отвратная.

– Да-да, – вздохнула Кристин. – Наверное. – И прибавила с большим энтузиазмом: – Скоро обещают потепление.

– Это хорошо.

Райан знал, что его собственный голос звучит без всякого энтузиазма, и не удивился, что Кристин это взбесило.

– Тебе ведь наплевать, правда? – с негодованием воскликнула она. – Ты прекрасно знаешь, что в четверг я улетаю на Антильские острова. Я-то надеялась, что сумею уговорить тебя поехать со мной, но теперь, похоже, я и повидать-то тебя толком не успею.

– Я ведь не знал, что так получится. – Райан и впрямь почувствовал себя виноватым: у него начисто вылетело из головы, что у Кристин съемки на Антильских островах. – Извини.

– Извини, и все? – Кристин его слова явно не убедили. Последовала многозначительная пауза. – Она тоже там?

– Кто? – Райан прекрасно знал, кого имеет в виду Кристин. С тех пор как он как-то упомянул, что его сводная сестра не только красива, но и умна, Кристин все время ревнует его к ней. Это полный абсурд, ведь они никогда не видели друг друга.

– Ты прекрасно знаешь кто! – взвизгнула Кристин. – Твоя сводная сестра Николь. – Она досадливо прищелкнула языком. – И долго она там пробудет?

Райан ощутил, как у него внезапно свело желудок.

– Какая разница? – Он надеялся, что голос его звучит равнодушно.

– Как это – какая? Я бы хотела с ней познакомиться. Если после похорон она приедет в город…

– Я не знаю ее планов, и меня это не интересует, – отрезал Райан. – Да и сама она не очень-то жаждет со мной общаться.

– И я должна тебе верить? – фыркнула Кристин. – Я не забыла твоего рассказа, как она забралась в твою постель, будучи еще почти ребенком!

Райан выругался про себя. Видать, он тогда здорово перебрал, раз рассказал Крис такое.

– Ты что, приняла мои слова за правду? – спросил он, изо всех сил стараясь изобразить недоверие. – Детка, да я же просто пошутил. Мы с Николь восемь лет не виделись!

Кристин немного помолчала, а потом осторожно спросила:

– И она не пришла тогда сама к тебе в комнату? И твоя мать не застала вас вдвоем и не угрожала вам?

– Да нет же! – Райан едва не застонал. Да, очевидно, он был пьян в стельку, иначе ни за что бы не стал болтать с Кристин на такие темы. – Послушай, Крис, я тогда пошутил. Ты иногда такая доверчивая, что я просто не могу не поддразнить тебя.

– Ах ты, негодник! – рассердилась Кристин. – А говорил так убедительно, что я решила, будто это правда.

– Ну так подай на меня в суд. – Райану не терпелось уйти от опасной темы. – Кстати, вряд ли Николь сможет приехать в Монреаль после похорон.

– Почему?

И в самом деле почему? Райан стиснул зубы.

– У нее только что умер отец, Крис. Тут надо за всем проследить. И, помимо всего, привести в порядок дела ее отца.

– Но разве не твоя мать этим будет заниматься? – удивилась Кристин.

– Ей может понадобиться помощь, – кляня себя на чем свет стоит за двуличие, пояснил он. – Ты же знаешь, какие они, эти юристы. Могут возникнуть всякие осложнения.

– Иными словами, ты просто не хочешь ее приглашать.

– Приглашать? Куда? – Райан был искренне озадачен.

– Погостить у тебя, – с оттенком нетерпения в голосе сказала Кристин. – Честное слово, Райан, почему ты не скажешь об этом прямо? Она почему-то тебе неприятна, это очевидно. И я начинаю задавать себе вопрос: что же все-таки случилось много лет назад?

– Да ничего не случилось! Ради всего святого, Крис, хватит об этом! – Он набрал побольше воздуха в легкие. – Ну хорошо, если это доставит тебе удовольствие, я приглашу ее погостить у меня несколько дней перед отъездом в Штаты. Устраивает?

– Только не надо вести себя так, словно я тебя заставляю, – снова фыркнула Кристин.

– Ради Бога…

– Ну хорошо, – поспешно согласилась Кристин. – Это было бы замечательно. Если… ты пообещаешь, что мы немного побудем вдвоем после твоего приезда.

Райана так и подмывало сказать, что и то и другое будет для него уже слишком, однако ему не хотелось разводить дискуссию, поэтому он заверил Кристин, что в ближайшем будущем уезжать из Монреаля не планирует. И, стремясь прекратить разговор, пока не наговорил лишнего, он сказал:

– Мне пора, детка. Я хочу сообщить Джорджу, как идут дела, да и кое-что еще надо сделать.

– Понимаю. – К счастью, Кристин, похоже, это проглотила. Но едва Райан решил, что можно вздохнуть свободно, как она жизнерадостно воскликнула: – Слушай, мне пришла в голову замечательная мысль. Почему бы тебе не пригласить к себе вместе с Николь твою маму? Ей ведь не помешало бы переменить обстановку, правда? Так она сможет скорее оправиться после похорон. Ты же знаешь, как я всегда хотела познакомиться с твоими родными!

Райан скривился.

– Я… подумаю об этом, – натянуто произнес он. Знала бы Кристин, что она предлагает! – Пока, золотце. Я тебе скоро позвоню.

– Уж постарайся. – В ее голосе прозвучало что-то, подозрительно напоминающее сдерживаемые слезы. – Я тебя люблю.

– Я тебя тоже.

Райан, к своему стыду, испытал громадное облегчение, когда разговор был окончен. Господи, мрачно подумал он, и когда это жизнь успела так осложниться? Перед отъездом на Персидский залив все казалось так просто. У него была любимая работа, дом, которому завидовали многие, он был влюблен в красивую женщину, которая, как ни странно, отвечала ему взаимностью. Он думал, что ничего не может измениться. Как же он ошибался!

Если быть до конца честным с самим собой, ничего и не изменилось. По крайней мере, внешне. У него по-прежнему есть любимая работа, дом, он по-прежнему любит Кристин, а она – его. А раз так, то почему, черт возьми, у него такое ощущение, что все, чего он добился, во что верил все эти годы, так зыбко?

Николь.

Райан нахмурился. Не надо было быть семи пядей во лбу, чтобы найти ответ. Все из-за нее. Что было в ее взгляде, когда она смотрела на него утром? Жалость? Отвращение? Презрение? Что бы там ни было, это выбило почву у него из-под ног. Она явно презирает его, и надежда на то, что они смогут перешагнуть через прошлое и начать все сначала, нереальна.

Но не может же она винить во всем его одного. В том, что между ними произошло, она виновата не меньше, чем он. Конечно, он поддался соблазну, это его слабость, пусть. Но ведь не он же начал ее соблазнять. Она сама пришла к нему.

Раздался резкий стук в дверь, и у Райана внезапно перехватило дыхание. Господи, подумал он, нетвердой рукой отбрасывая назад волосы, история не может повторяться! Или может? И хочет ли он этого?

Разозлившись на себя за невольно участившийся пульс, Райан спустил ноги на пол, и в эту минуту в дверь просунулась голова его матери.

– Ты собираешься спускаться? – спросила она и, не дожидаясь ответа, вошла в комнату. – Я тебя искала. – Она закрыла дверь с явно излишней осторожностью. – Что ты здесь делаешь?

8
{"b":"977","o":1}