ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– За пять минут все разглядела? – прямо спросил Дуглас. Шарон сделала вид, что хочет сесть. – Не надо, Шари, я ведь чувствовал, что ты смотришь на меня. Некоторые вещи не меняются. Я чувствовал твое присутствие.

– Но ты мог бы и не говорить об этом, – горячо запротестовала она, сожалея о том, что он опять застал ее врасплох. Немного поколебавшись, Шарон все же решила сесть рядом с ним, Хотя бы для того, чтобы там не уселся сын.

Однако ответ Дугласа был для нее несколько неожиданным.

– Но что бы ты хотела услышать от меня? – спросил он тихим голосом. – Что я тоже наблюдал за тобой? Что ты стала еще красивее, чем раньше? Но ведь это правда, поверь мне. И ты выглядишь такой сексапильной!

Глава 5

Вот этого не нужно было говорить, разозлился на себя Дуглас. Такое мальчишество с его стороны. Господи, когда же он избавится от своей юношеской влюбленности! Ведь он уже пережил это и приехал сюда не для того, чтобы делать ей комплименты. Здесь он выполнял деловое поручение.

К их обоюдному облегчению, появление мальчика помогло им выйти из непростого положения. И вообще-то, ведь он ничего страшного не сказал. Просто спросил, это ли она желала от него услышать. Она не могла обвинить его в том, что ему было просто любопытно узнать, чем кончится ее созерцание, длившееся несколько минут. Ну, может быть, он пару минут прибавил. Может, ему так показалось.

– Мама, а у нас будут гамбургеры на ланч?

Голос мальчика как будто разрядил грозовое напряжение в комнате.

– Будут.

Ответ Шарон прозвучал резко и натянуто. Она, наверное, разозлилась на слова Дугласа. Он быстро посмотрел на ее раскрасневшееся лицо и понял, что оказался прав. Она была очень красива, и в нем вновь проснулось сильное желание овладеть этим прекрасным телом.

– Вы любите гамбургеры, мистер Ирвин?

Вопрос мальчика вернул его к действительности.

– Да, да, очень, – поспешил ответить Дуглас, как будто тот мог прочесть его мысли в отношении матери.

Мальчик обрадованно улыбнулся.

– Здорово, – и посмотрел на мать. Шарон хотела что-то сказать, но удержалась.

– Сейчас принесу. – В голосе ее сохранялась напряженность. Она уперлась руками в подлокотники кресла и резко поднялась на ноги.

– Помочь тебе?

И вновь Дуглас поймал себя на том, что язык опережает его мысли. Однако холодный взгляд Шарон пригвоздил его к месту.

– Ты? Мне? – Ее красивый рот растянулся в презрительной улыбке. – Нет, сиди на месте, сын поможет мне.

– Но, мама!

Совершенно ясно, что это вовсе не входило в его намерения, и Дуглас догадался, что мальчику хотелось поговорить с ним. Неужели ему не с кем общаться здесь, на острове, когда он приезжал сюда? Или уединение Шарон и его отделило от людей?

– Мы оба поможем тебе, – сказал Дуглас, не обращая внимания на сердитое лицо Шарон, и встал. Он улыбнулся Майклу. – Я и сам делаю неплохие гамбургеры. А какая получается жареная картошка!

– У нас будет салат, – охладила его пыл Шарон, но он упрямо продолжал идти в дом. Будет, как я решил, подумал он нетерпеливо. Он не поддастся. Ему нравится ее сын, и она нравится, и он попытается доказать это.

В конце концов Шарон поручила ему порезать латук, пока мальчик накрывал стол в другой комнате, окна которой выходили в сад. Дуглас принес салат и поставил его на круглый стол.

Буфет, стол и стулья в комнате были сделаны из сосны, но, как успел заметить Дуглас, в других комнатах виллы мебель отличалась оригинальностью и изяществом отделки. Кто бы ни благоустраивал помещение, ясно было, что он отличался отменным вкусом.

– Должно ли твое поведение доказать, что ты любишь заниматься домашними делами и какая-то женщина сумела приручить тебя? – спросила Шарон холодно, когда он вернулся на кухню, где она жарила сочные гамбургеры. В эту минуту она не смотрела на него, и ее голые руки, видневшаяся из-под рубашки талия вновь пробудили в нем чувственное желание. Шарон стояла спиной к нему, ноги ее были слегка расставлены, и она казалась очень сексуальной, вызывая жгучее желание положить руку на округлую часть бедра.

– Нет, – коротко ответил Дуглас, чувствуя, как все в нем возбуждается. Ему никогда не приходилось раньше встречать женщин в таких прелестных шортах.

На Шарон были шорты из тонкого шелка, плотно облегавшие соблазнительные бедра. Дуглас был уверен, что под ними больше ничего нет, и он реагировал на это так, как в юности.

Господи, можно подумать, что он никогда не занимался сексом с женщинами. Никогда не занимался этим с ней! Непонятно, почему об этом нужно постоянно думать?

– Нет? – раздался полный иронии голос Шарон. – Ты не женат?

– Еще нет, – осторожно ответил Дуглас, несколько успокаиваясь. Ведь она не могла знать, что он чувствует. Она просто избегала разговора о причине его появления здесь.

– Живешь с кем-нибудь? – продолжала расспрашивать она, и Дуглас едва сдержался. В действительности ей было наплевать на него.

Главное для нее, чтобы он не вмешивался в ее жизнь.

– Есть кое-кто, – наконец сознался он, и губы женщины искривились в торжествующей улыбке, прежде чем она вновь обратилась к гамбургерам. Как будто она ожидала такого ответа, и он ее не разочаровал.

– А ты как? – спросил он, и она бросила на него мимолетный взгляд. Ему показалось, что в нем промелькнула боль. И ему было непонятно, какие воспоминания явились причиной ее страданий.

– У меня есть друзья, – помолчав, ответила она, и Дуглас вдруг почувствовал, как у него пересохло во рту. Он ничего не хотел слышать о ее «друзьях». Мужчины или женщины – они, наверное, значили для нее больше, чем он. Почему он не подумал, что приезд сюда может стать для него таким болезненным? Он был уверен, что все уже в прошлом, но оказалось, что это далеко не так.

– Пахнут вкусно, – проговорил Дуглас, чтобы сменить тему разговора. Если бы его в эту минуту видел Ричард Мэрфи. Ему нужно взять себя в руки. Иначе вся поездка пойдет насмарку.

– А кто она?

В течение минуты он не мог сообразить, о ком идет речь, и вопросительно уставился в холодные глаза Шарон.

– Та, о которой ты говорил, – мягко напомнила она, – я знаю ее? Это не та глупая Рэкер, которая так нравилась твоей матери?

– Элла? – Дуглас наконец собрался с мыслями. – Нет. Она вышла замуж за Перри Голкомба – профессионального игрока в гольф. Может, ты слышала о нем?

Шарон покачала головой:

– Нет, но я помню, ее всегда интересовали спортсмены. И сама она смеялась громко, как лошадь, радуясь их победам.

Дуглас улыбнулся.

– Это точно. Ты помнишь, как мы...

– Стол накрыт, мама. – Майкл появился в комнате, улыбаясь Дугласу. – Может, после ланча вы дадите мне поездить на машине, мистер Ирвин? Я хочу показать вам, как умею управлять.

– Но ведь ты собирался к Вульфам, – напомнила мать, прежде чем Дуглас успел ответить, и мальчик скорчил физиономию.

– Как я могу пойти, когда у нас гости! – воскликнул Майкл. – Разве прилично уходить? Ты всегда говоришь мне об этом, когда к нам приходит дядя Эндрю.

Теперь Шарон почувствовала себя неловко. А Дуглас с раздражением подумал: что это еще за дядя Эндрю? Один из «друзей», о которых она говорила? Может, он хочет стать больше чем другом, а она не соглашается?

– Но в данном случае это невежливо. Ведь сегодня день рождения Софи, – с улыбкой заметила Шарон. – Ну, а пока вы, двое, давайте за стол. Сейчас принесу гамбургеры.

У Дугласа возникло сильное желание узнать у Майкла побольше об этом Эндрю, но он сдержался. Как и некоторое время тому назад, когда в его памяти возникла та прекрасная женщина, которую он любил еще юношей.

Ланч прошел на удивление приятно. Помимо салата и гамбургеров, Шарон подала вкусные булочки и бутылку вина. Затем они ели собранную мальчиком клубнику со взбитыми сливками.

Дуглас подумал, что присутствие Майкла способствовало снятию напряжения между ним и Шарон. Уже не возникало больше неприятного молчания. Они говорили о самом разном, не боясь задавать вопросы. А из непосредственных высказываний мальчика Дуглас узнал многое о жизни его матери. Например, стало ясно, что теперь она стала писательницей. Причем книжки пишет для детей. Как интересно!

11
{"b":"978","o":1}