ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Да, вчера ночью, – коротко повторил Дуглас и выругался, увидев, как она побледнела. – Послушай, ты еще в шоке. Где здесь виски? Тебе надо выпить.

– Я не пью, – проговорила Шарон, – тем более виски. Стоит ли открывать бутылку вина, чтобы удовлетворить тебя, твое чувство вины...

– Мое чувство вины? – взревел Дуглас. – О каком таком чувстве вины ты говоришь? Это ты должна кое-что объяснить. Мне просто жаль тебя.

– Жалко? Меня?

Шарон пыталась казаться спокойной, но артистические способности подвели ее, и вместо пренебрежения лицо выразило готовность расплакаться. Дуглас снова выругался и направился к ней.

– Ради Бога, присядь, Шарон, пока ты не упала, – приказал он резким голосом и, повернув, подтолкнул ее в гостиную. – Теперь скажи, где хранишь бренди? И не говори, что у тебя ничего нет, я все равно не поверю.

– Я не хочу бренди, – заупрямилась Шарон, плюхаясь на один из диванов. Она просто боялась пить, ее и так мутило.

– Ладно, ты не хочешь. Но мне не помешало бы, – заявил Дуглас, возвращаясь в кухню, где вскоре послышалось хлопанье дверцами шкафов.

Шарон не выдержала и крикнула:

– Посмотри в шкафчике в столовой, – про себя решив, что ей вовсе не обязательно пить с ним. Но он не должен уехать, предварительно не сообщив, зачем пожаловал.

– Спасибо, – коротко бросил он, но Шарон было не до того, чтобы обращать внимание на его манеры. Пока он включал свет в столовой и доставал бренди, она пыталась привести себя в порядок. Теперь стало ясно, что они имели в виду совершенно разные ситуации, и если Дуглас обвинял ее в обыске его багажа, значит, у него на то есть какие-то основания.

Дуглас вернулся с бутылкой и двумя стаканами и, хотя она отказалась, поставил один рядом с ней. Запах был отвратительный. Правда, когда он уселся рядом, нужно было терпеть и его.

– Тебе лучше? – спросил он.

Ей трудно было определенно ответить на этот вопрос.

– Все в порядке, – выдохнула она, хотя это вовсе не соответствовало действительности. Ей приходилось плотно сжимать колени, чтобы сдерживать дрожь.

– Итак... – он вытянул длинные ноги и смахнул пушинку с брюк, – в чем же я не прав?

Шарон вздохнула:

– Кажется, ты думаешь, что я что-то искала в твоей комнате в гостинице.

– Совершенно верно, – он пристально посмотрел на нее. – Поиски были напрасными?

– Именно так, – согласилась она, – тем более что я там не была.

– Что ты имеешь в виду – «не была»?

Губы Дугласа искривились в ехидной улыбке.

– У меня имеются совершенно точные сведения о том, что какая-то женщина вчера ночью выходила из моей комнаты.

– Правда? – теперь наступила очередь Шарон ехидно улыбаться. – Вот так новость.

Дуглас тяжело задышал.

– К чему запираться? – он отхлебнул большой глоток бренди. – Послушай, я был страшно зол, когда добрался на этот остров, признаюсь. Но ладно, я готов все обсудить. Возможно, у тебя есть на то какие-то основания. Я просто хотел бы знать, что это за основания.

Шарон уставилась на него.

– Нет, – сердито крикнула она, потом добавила, немного успокоившись: – Ничего я обсуждать не собираюсь. Говорю тебе – меня там не было. Вчера вечером я ужинала с сыном.

– А после ужина?

– Легла спать, – резко ответила Шарон. – Ради Бога, Дуг, за кого ты меня принимаешь? И почему я должна продолжать этот фарс!

Дуглас поморщился, лицо его потемнело.

– Тогда кто это был? – угрюмо пробормотал он.

Шарон покачала головой.

– Ну, это не моя проблема. Кому понадобилось обыскивать твою комнату? Ты думаешь, это вор?

– Нет, – произнес Дуглас сквозь сжатые зубы, – ничего украдено не было.

– Ничего? – удивленно спросила Шарон. – Тогда зачем...

– Но я был уверен, что это ты, – выругался он, залпом выпил содержимое стакана и налил еще. – Я думал, что тебя интересует то, как я нашел тебя.

– О, – у Шарон перехватило горло. – Конечно, мне очень хотелось бы это знать. Но я никогда не стала бы делать то, о чем ты говоришь. У меня есть гордость, и ты это знаешь.

– Ммм...

Дуглас искоса поглядел на нее, а женщина подумала, хватит ли у нее сил, чтобы подняться и включить освещение в комнате, где горела только лампа у дивана, на котором они сидели. За окном уже совсем стемнело, и полусвет в комнате создавал совершенно неуместную интимную обстановку.

– Но ведь это могла быть одна из горничных? – быстро спросила Шарон, чтобы избежать пристального взгляда собеседника, но тот только пожал плечами.

– Было уже поздно, – сказал он, как будто это что-то объясняло. Затем, подумав, добавил: – Возможно, ты права. Откуда мне знать? Обычно они готовят постели гораздо раньше, но на этот раз могли задержаться. Может, я в чем-то ошибаюсь. Или мною овладела паранойя?

Глаза его потемнели от волнения, и сердце Шарон сжалось. Он показался таким молодым, похожим на того юношу, которого она когда-то так хорошо знала. И сознание этого потрясло ее.

– В любом случае я чувствую, что мне опять нужно извиниться перед тобой. Уж слишком я набросился на тебя.

У Шарон пересохло во рту.

– Ладно, что ты, все в порядке...

– Нет, не в порядке.

У ужасу женщины, Дуглас придвинулся ближе к ней, подминая при этом подушку и прижимаясь бедром к ее ноге. Схватив ее руку, он начал поглаживать пальцы.

– Я знаю, мы встретились не при самых благоприятных обстоятельствах, но для меня это тоже было шоком. Но, Шари, – на губах его мелькнула улыбка, – ведь не каждый день встречаешься с женщиной, которая научила тебя всему...

– Но я не учила...

– Учила! Но не будем сейчас говорить об этом.

Шарон отметила, что Дуглас пытается заглянуть ей в глаза.

– Как мне хотелось рассказать тебе о том, что я чувствовал, когда ты так внезапно исчезла. Я был потрясен, поверь мне, – он покачал головой, – никак не мог поверить, что ты можешь так поступить со мной. С нами! Это еще раз доказывает, каким... самодовольным глупцом я был!

Женщина попыталась высвободить руку, но ей это не удалось. Пожалуй, пора перестать изображать из себя обиженную девственницу, зачем вызывать ненужные подозрения? Что плохое вообще может случиться?

Очень многое, предупреждал ее внутренний голос. Эти загорелые крепкие пальцы были такими чувственными, и ей трудно забыть, как они когда-то ласкали ее разгоряченное тело. Сейчас невозможно поверить, что она разрешала Дугласу такие вольности с собой. Беда заключалась в том, что он никогда не казался слишком молодым для нее...

– Помнишь, как я впервые пришел к тебе домой? – спросил он мягко, продолжая нежно поглаживать руку. Глаза его смотрели на полуобнаженную грудь и, казалось, ласкали ее. – Ты так удивилась, увидев меня.

– Я была просто поражена, – задумчиво произнесла Шарон, – но, Дуг...

– Ты даже не прогнала меня, – напомнил он.

– И напрасно. Дуглас, ну чем мы тут занимаемся? Сидим, вспоминаем прошлое, которое я, например, предпочла бы забыть. Вряд ли это похоже на раскаяние.

– Нет?

– Нет, – и ей пришлось посмотреть ему прямо в глаза, чтобы аргументы прозвучали убедительнее, – знаешь, я думаю, тебе лучше уйти, прежде чем мы наговорим такого, о чем позднее будем сожалеть.

– Я так не думаю, – темные глаза Дугласа широко и призывно глядели на нее, – я ни о чем не жалею.

– Но я жалею. – Шарон тяжело вздохнула. И это была правда, хотя и спорная... Она облизнула пересохшие губы. – Пожалуйста, Дуглас.

– Что – «пожалуйста»?

Шарон резко встала с дивана, желая положить конец разговору и, кроме того, отойти от Дугласа на безопасное расстояние.

Но, к ее огорчению, тот тоже встал и положил руку ей на плечо.

– Шарон, – хрипло произнес он, – чего ты боишься? Ты же знаешь, я никогда ничего плохого тебе не сделаю.

– Я ничего не боюсь, – ответила она быстро, – но, подумай, с тех пор прошло десять лет. Люди меняются.

– Любовь проходит, да? – спросил он, продолжая крепко держать ее за плечо. Ей не было больно, но она остро чувствовала его дыхание, неровное и разгоряченное.

17
{"b":"978","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
О чем молчат мертвые
Мир уже не будет прежним
Дневник автоледи. Советы женщинам за рулем
Разведенная жена или жизнь после
Третье пришествие. Звери Земли
Пустошь
Монтессори с самого начала. От 0 до 3 лет
Гнев викинга. Ярмарка мести