A
A
1
2
3
...
17
18
19
...
34

– Мы никогда... никогда не любили друг друга, – быстро ответила Шарон, не глядя на Дугласа. Я не любила его, уговаривала она себя, просто влюбилась, вот и все. Так же, как и он. И длилось это недолго. Теперь ей не хотелось повторять ошибку.

– А я любил тебя, – произнес он тихо, а затем неожиданно для нее склонил голову и коснулся кончиком языка ее уха.

Шарон попыталась вывернуться и отодвинуться от него.

– Дуг, это же смешно! – воскликнула она, на этот раз глядя ему в глаза. – Я не позволю тебе делать из меня дурочку только потому, что я якобы виновата перед тобой в том, что не сообщила об отъезде.

Дуглас резко вскинул голову:

– Значит, по-твоему, я дурачу тебя?

– Ну, а как это еще можно понимать? – проговорила она сквозь зубы, затем сухо продолжала: – Ты же не будешь утверждать, что все эти десять лет искал меня. Наша связь прекратилась задолго до того, как я улетела в Лос-Анджелес.

– Потому, что я попросил тебя выйти за меня замуж, – решительно сказал Дуглас, и при воспоминании об этом ужасном событии у женщины все перевернулось внутри, как будто ей всадили в живот нож. Ведь до предложения им руки она была уверена, что сумеет найти какой-то выход из создавшегося положения, и совсем не думала о возможных последствиях романа с Дугласом.

Теперь ее театральная подготовка вновь помогла ей, она взяла себя в руки и даже слегка улыбнулась.

– Ладно, ладно, – как будто речь шла о чем-то забавном. – Боже! Представляю, что на все это сказал бы твой отец.

– Прекрати!

Резкий окрик Дугласа подействовал на женщину, как удар хлыста. До сих пор он, казалось, владел собой и своими эмоциями. Но последняя реплика Шарон как будто затронула больной нерв, и от его хладнокровия не осталось и следа.

Шарон глубоко вздохнула, губы ее раскрылись от удивления и неожиданности. Но внешне трудно было понять, какая буря происходила внутри ее. Господи, я ведь причинила ему боль, подумала она, он вовсе ни в чем не притворялся!

Но пожалеть его? Нет! Никаких чувств к нему она не испытывала. Понять его она могла, но выражать симпатию... Нет, это слишком опасно. Так можно дойти и до сожалений.

Тем не менее Шарон решила воспользоваться моментом. Она попыталась убедить Дугласа, что все, что произошло между ними, было простым развлечением, прихотью случая...

– В чем дело, Дуглас? Тебе не нравится правда? Но ведь именно ты начал вспоминать прошлое.

Лицо собеседника потемнело.

– И больше это для тебя ничего не значило? – хрипло спросил он. – Так? Небольшое развлечение? О котором ты вскоре забыла?

Шарон глотнула воздуха:

– Конечно! А как еще это можно назвать? – она пожала плечами. – Я не скажу, что это было... неприятно.

Дуглас посмотрел на нее сузившимися глазами.

– Тебе это было приятно! – повторил он ее слова. – Приятно взять невинного юнца и превратить его в полного кретина?

– Но, я считаю, это не так, – быстро заговорила Шарон, увидев вдруг, что расстояние между ними стремительно сокращается. С каждым словом Дуглас делал шаг вперед, и, хотя она не испугалась, чувство предосторожности заговорило в ней. Она отступила на шаг. – Не моя вина, что ты все представлял по-другому.

– Не так представлял себе? – губы мужчины искривились. – Брось притворяться. Когда мы занимались любовью в первый раз, у меня не было почти никакого опыта.

– Но ты оказался и не невинным мальчиком, – парировала Шарон, осознавая, что за спиной у нее оставалась только стена. И это вызвало беспокойство. – Я не была первой женщиной, с которой ты лег в постель.

– Была. – Теперь он находился совсем рядом. Ноги его почти касались ее ног, а тепло его тела заставляло кровь быстрее течь по жилам. Сквозь раскрытый ворот рубашки она увидела, как капельки пота собирались у него на шее. – Ты же знаешь, я рассказывал тебе, что прежние мои связи и сексом-то нельзя назвать.

Шарон покачала головой.

– Я не желаю обсуждать это. – Она упиралась спиной в стену и чувствовала себя уязвимой. – Мне жаль, если тебе кажется, что я просто воспользовалась тобой. Но ведь я сумела покончить со всем этим прежде, чем дело дошло до неприятностей.

– Вот так ты все это понимаешь, – произнес Дуглас угрюмо, – а если я тебе скажу, что после твоего внезапного исчезновения у меня произошел нервный срыв?

– Не может быть!

– Может. – Он медленно поднял руку и провел пальцами по ее щеке. – Тебе было наплевать на то, что случится со мной!

«Да нет же!»

Шарон показалось, что она произнесла эти слова вслух, но по выражению лица Дугласа поняла, что это ей только померещилось. Она вздохнула и откинула голову, пытаясь увернуться от его настойчивой руки, начавшей поглаживать пульсирующую жилку у нее на шее.

– Дуглас... – тяжело задышала Шарон, – ну ни к чему все это. Зачем ты...

– И я думаю – к чему! – сказал он, раздвигая пальцем рубашку на ее шее. Материал поддался, раскрывая нежное тело. Грудь, которая уже не слушалась ее, бурно вздымалась под тонкой шелковой тканью.

Шарон дернулась, пытаясь сбросить его руку, но он еще крепче обхватил ее, грудь, почувствовав, как тут же напрягся сосок. Она замерла и тихо простонала:

– Не надо, Дуг, не делай этого... Если хочешь, я расскажу тебе все, что ты пожелаешь знать, только не делай этого.

– А почему бы и нет? – Он опустил руки ей на талию, ощущая, как вся она дрожит. – Я думаю, ты должна мне гораздо больше, чем просто рассказать о том, что произошло. Хочешь верь, хочешь нет, но ты разрушила всю мою жизнь! Понадобились годы и другие женщины, чтобы вытравить тебя из памяти.

Шарон замолчала. Колени ее дрожали, и она не знала, как долго выдержит такой натиск. Она только поняла, что все ее намерения в отношении Дугласа развеялись в прах. Она все больше поддавалась его настойчивости.

Наконец она произнесла, задыхаясь:

– Но все уже в прошлом. Ты сам сказал, что вытравил меня из своей памяти. Зачем же продолжать... и, – она чуть было не сказала «разрушать», но это слово совсем не подходило для данной ситуации, и она заменила его на – портить себе жизнь.

– Почему ты думаешь, что я порчу? – насмешливо спросил он, успокаиваясь. Дуглас наклонился, наслаждаясь влекущим запахом ее тела и закрывая глаза от чувственного наслаждения. – О Шари, ты не представляешь, как долго я мечтал об этой минуте. Делать с тобой все, что мне захочется. Это стоит тех десяти лет, которые я потратил в поисках тебя.

Шарон покачала головой.

– Но ты не искал меня эти десять лет, – возразила она.

Дуглас вопросительно посмотрел на нее.

– Нет, – согласился он, просовывая руки под ее рубашку. Это ему удалось, и Шарон вздрогнула, почувствовав, что его жадные руки исследуют ее тело.

– Когда твой старый импресарио умер, все данные остались в его записях, и любой мог добраться до них. И кто-то продал информацию о тебе моему шефу.

Вот, значит, как им удалось узнать о ней. А она была уверена, что Кевин унес все сведения о ней с собой в могилу.

– Но это не имеет совершенно никакого значения, – заявила она, ощущая, как руки охватывают ее талию. Когда он взялся за пояс ее брюк, она вся напряглась и крепко прижалась к стене.

И, как бы устав от этой игры, Дуглас отпустил Шарон и оперся руками о стену. Тем самым он продолжал удерживать ее возле себя.

Теперь ей стало еще хуже – он мог близко рассматривать лицо и заметить морщинки, которых раньше не было.

Правда, и она, в свою очередь, могла так же детально разглядеть его, но это было слабым утешением. Черты лица Дугласа, тепло и запах его тела – все это вызывало в ней тревожные чувства. Он всегда так действовал на нее. С самого начала. И, видит Бог, Шарон презирала себя за эту слабость.

Будто чувствуя это, Дуглас перевел взгляд на ее рот. Не опуская рук, он наклонил голову и прижался губами к ее губам, слегка покусывая их. Силы совсем покинули женщину, ноги с трудом держали ее. Какое-то время она еще контролировала себя, но когда почувствовала его напрягшуюся мужскую плоть – все сразу изменилось. Проснулись почти забытые чувства и эмоции. Она поняла, что они не исчезли, а просто дремали эти долгие десять лет. И каждая клеточка тела теперь стремилась к близости с Дугласом.

18
{"b":"978","o":1}