A
A
1
2
3
...
25
26
27
...
34

– Но выглядит так, как будто вы оба с удовольствием занимались этим, – заметил Дуглас с огромным облегчением и благодарностью к брату, невольно пришедшему ему на помощь.

Бэтси обиделась:

– Я так и знала, что ты это скажешь. Тебя нисколько не интересуют мои чувства. Но ведь я женщина, и мне тоже кое-что нужно... Внимание, например. Последнее время ты больше интересуешься работой, нежели мной.

Дуглас пожал плечами, будто соглашаясь с девушкой:

– Все ясно.

– Но это правда, – Бэтси уже не могла остановиться, – ты не можешь осуждать меня за то, что я кому-то нравлюсь. Если бы ты уделял мне достаточно времени, я бы ни на кого, кроме тебя, и не смотрела.

Дуглас взглянул на чашки, которые он поставил на мраморную стойку.

– Значит что-то произошло? – Он посмотрел на ее покрасневшее лицо. – И, если бы мать не застукала вас, неизвестно, кто кого соблазнил бы.

Девушка судорожно глотнула.

– Дело обстояло не так.

– Не так?

– Нет, – фыркнула Бэтси.

Дуглас пожал плечами.

– С тобой все ясно, – сказал он спокойно, – а Брюс тебе нравится? По-настоящему?

– Но он не ты, – помолчав, сказала она.

Дуглас саркастически улыбнулся.

– Это точно, – заключил он, – однако, я думаю, он больше подойдет тебе. Особенно если унаследует Ноулэнд. Разве ты не этого хочешь?

Бэтси вспыхнула:

– Нет!

Дуглас внимательно посмотрел на нее.

– Значит, если я объявлю, что намереваюсь передать права на наследство Брюсу, тебе будет все равно?

– Ты не можешь это сделать, – в голосе девушки прозвучал страх.

– Почему же? – Дуглас задумался, затем продолжал: – Честно говоря, я уже некоторое время думал об этом. Вряд ли когда-нибудь привыкну к ведению хозяйства в поместье или охоте с собаками. Я всегда говорил, что брат гораздо больше приспособлен для этой роли. А я хотел бы заниматься совсем другим делом.

– Каким, например? – Бэтси подозрительно посмотрела на него.

– Мне нравится то, что делаю сейчас. Например, короткометражные документальные фильмы для телевидения. Потом, меня всегда тянуло написать книгу. В идеале лучше, конечно, сочетать то и другое. А постоянная жизнь в Ноулэнде никогда меня не прельщала.

Девушка недоверчиво уставилась на Дугласа.

– Я поражена.

– Почему? – спросил он, выключив кофеварку.

– Ты будущий глава старинного клана. И не можешь так просто отказаться от этого.

– Могу, – Дуглас налил кофе, причем рука его при этом совсем не дрожала, что удивляло, если знать, какую выпивку он закатил прошлой ночью, – тебе лучше поверить. У меня нет желания заниматься хозяйством и разъезжать по полям на «лендровере».

– Ты это говоришь только из-за того, что тебе все виденное рассказала мать, – раздраженно пробурчала Бэтси, и Дуглас удивленно посмотрел на нее.

– Моя мать ничего не видела и не говорила, – возразил он, – впервые я услыхал о твоей любовной связи...

– Но это вовсе не связь!

– ... с моим братом из твоих собственных уст.

Бэтси всхлипнула:

– Ах ты негодяй!

Глаза Дугласа потемнели:

– Разве врал тебе я?

Девушка нерешительно покачала головой:

– Нет, – но тут же воскликнула: – Но ты же знал, что я имела ввиду, однако не остановил меня.

Дуглас помолчал, в душе признавая ее правоту. Если быть честным, то он воспользовался ее признанием в личных целях. По правде говоря, его отношения с Бэтси уже давно прошли пик. Он не испытывал желания видеть ее ежедневно еще до того, как вновь встретился с Шарон, его чувство к девушке изменилось.

Запах кофе подействовал на него совершенно неожиданно. Ему вдруг захотелось, чтобы Бэтси ушла и он сам мог разобраться в том, что происходит. Казалось, что прошлая жизнь, в которой все представлялось таким простым, катастрофически рушилась.

Плотно сжав губы, Бэтси наблюдала за Дугласом сквозь прищуренные веки, в которых поблескивали слезы. Он чувствовал себя подлецом из-за того, что так обращался с ней. Ему вовсе не хотелось делать ей больно, но поступить иначе он не мог.

– А все же, почему ты не провел со мной хоть одну ночь с тех пор, как поехал искать эту женщину? – неожиданно для него девушка бросилась в атаку.

Дуглас вздохнул:

– Возможно... я чувствовал, что между нами происходит что-то неладное.

Правда заключалась в другом: он был так поглощен новыми переживаниями, что о ней не хотел и думать.

По усмешке Бэтси Дуглас понял, что она ему не верит. Но он не собирался спорить. Дуглас вообще не умел лгать. Но, слава Богу, она не догадывалась, о чем он думает.

Когда же девушка вновь заговорила, ее слова можно было разобрать с большим трудом:

– Значит, ты нашел ее? О Боже, ты нашел Шарон Ино и никому об этом не говоришь.

– Бэт...

– Не пытайся отрицать это! – воскликнула она. – Теперь становится понятным твое поведение со времени возвращения.. – Она зло улыбнулась. – Ты любишь ее? Да?! Не нужно отрицать – все по глазам видно.

– Ты ошибаешься...

Трудно сказать, что ответил бы Дуглас, но тут раздался телефонный звонок. Он поднял трубку. Ему было совершенно безразлично, кто звонил.

Главное – это давало передышку в неприятном разговоре.

– Дуглас, – послышался взволнованный голос матери, – сынок, немедленно включи телевизор!

– Мама...

У Дугласа не было никакого желания смотреть телевизор, что бы там ни показывали. Но леди Ирвин была непреклонна:

– Повторяю, включи телевизор. Канал, на котором обычно работает ваша компания. Ты должен обязательно посмотреть! – Тон был необычайно требователен.

Дуглас выругался, а Бэтси вопросительно посмотрела на него. Интересно, какую часть разговора она услышала? Затем, тяжело вздохнув, он с досадой бросил трубку и пошел к телевизору. Включив нужный диапазон, он безмолвно уставился на экран. Ему казалось, что прошло много минут, хотя на самом деле, вероятно, всего несколько секунд. Он чувствовал себя так, как будто из него выпустили воздух.

Только восклицание Бэтси привело его в чувство:

– Боже мой! Ведь это Шарон Ино! – И удивленно спросила: – Но что она делает в Шотландии? Ты знаешь это?

Глава 11

– Но когда же ты вернешься, мамочка?

Голос сына звучал так жалобно, так далеко, что Шарон судорожно проглотила комок, сдавивший горло.

– Скоро, дорогой, очень скоро, – попыталась утешить его мать, – в понедельник отправляйся в школу, а в конце недели я заеду за тобой.

– Обещаешь?

– Обещаю, – заверила она его, – завтра в полдень Эстель проводит тебя до парома, и ты не успеешь оглянуться, как я буду дома.

– Ладно, – согласился Майкл. Когда она уезжала, сын находился в школе. Иначе расстаться с ним даже на короткое время было бы просто невыносимо. Еще труднее объяснить ему, почему она не могла взять его с собой.

– А чем ты занимался это время? – спросила Шарон бодрым голосом, стараясь отвлечь его. – У вас там погода гораздо лучше, чем здесь. Здесь целый день идет дождь и так холодно.

Мальчик хмыкнул:

– Все равно мне хотелось бы находиться с тобой. Эстель сказала, что ты собираешься выступать по телевидению. А ты встретишься с мистером Ирвином?

Постараюсь избежать этого, решила она про себя, но вслух сказала:

– Вряд ли. Думаю, он очень занят.

Наверное, помимо нее, портит жизнь еще кому-нибудь, мрачно подумала она.

– Если бы я поехал с тобой, он мог бы показать мне телевизионную компанию, – с обидой в голосе сказал Майкл, – он ведь обещал, когда я приеду в Глазго. Почему ты не взяла меня? Неужели никто не хотел бы пообщаться со мной?

– Конечно, это не так, – проговорила мать, стараясь подбирать слова, чтобы не обидеть сына, – но тебе здесь не очень понравилось бы. Ведь я живу в гостинице, и это страшно скучно.

– Да нет же.

Майк продолжал настаивать, но Шарон не сдавалась. По договору с фирмой Дугласа «Ай-Би ти-ви» она могла держать сына подальше от корреспондентов. Характерно, что всю грязную работу Дуглас проделывал чужими руками. Она совершенно потрясена была визитом какой-то незнакомой девушки, которая явилась к ней через несколько дней после его отъезда.

26
{"b":"978","o":1}