1
2
3
...
22
23
24
...
33

— Нет! — выдохнула Синтия.

Джун ужаснулась не меньше подруги.

— Вы очень добры, мадам графиня, — поспешно сказала она, — но я не могу принять ваше приглашение. Мне нужно срочно вернуться в Англию.

— Почему?

Вопрос задал Анри, но его бабушка явно ожидала ответа с не меньшим нетерпением, и мысли Джун заметались в поисках достоверного оправдания.

— А разве это важно? — снова вылезла Синтия. — Кроме того, Анри ошибается, графиня.

Что бы он там ни говорил, а пребывание на вилле доставляет мне истинное удовольствие.

Уверена, я смогу договориться с управляющим отелем, чтобы мне дали еще пару свободных дней.

— Вы неверно меня поняли, мисс Туайдел. — Старая дама была воплощенная надменность. — Вас я не приглашала погостить подольше. Приглашение касается Джун, и только Джун.

Синтия остолбенела, а Джун захотелось провалиться сквозь землю — тем более что Анри чуть охрипшим голосом добавил:

— Пожалуйста, дорогая, останься. Ради меня.

Лицо Синтии исказилось. За считанные секунды недоумение сменилось подозрением, затем — ошеломлением и наконец гневом. Джун хорошо понимала чувства подруги. Боже милостивый, ей и в голову не пришло, что Анри так откровенно продемонстрирует их близость — да еще для того, чтобы дать понять другой женщине, что между ними все кончено! И уж тем более — в присутствии всевидящей графини.

— Что.., что все это значит? — разорвал неловкую тишину сдавленный голос Синтии.

— Это недоразумение… — начала слабым голосом Джун, но Анри не дал ей продолжить.

— Вовсе нет! — отрезал он. Лицо его, обычно выразительное, окаменело, превратилось в маску. — Я попросил бабушку пригласить Джун погостить на вилле, чтобы мы могли получше узнать друг друга.

— Узнать друг друга?! — Синтия переводила взгляд с Анри на Джун и обратно. — Черт побери, что ты хочешь этим сказать?!

— Неужели нужно объяснять? — В голосе Анри прозвучало нетерпение. — Сама не понимаешь?

— Ради Бога! — взмолилась Джун, но ее никто не услышал.

— Да, не понимаю! — Синтия топнула ногой. Не понимаю, с какой стати ты приглашал сюда именно меня, если тебе нужна была Джун!

— Синтия… — снова попыталась вмешаться Джун, но графиня властно взяла ее под руку.

— Оставьте их, дитя мое, — посоветовала она, глядя на Синтию так же бесстрастно и жестко, как ее внук. — Рано или поздно, но это должно было случиться.

— Да вы-то что об этом знаете?! — взвилась Синтия, доказав, что не забыла о присутствии посторонних. Она круто обернулась к старой даме, и бледное лицо ее исказилось ядовитым злорадством. — Неужели вы и впрямь решили, что сможете так легко от меня избавиться?!

— Мисс Туайдел!

— Синтия!

Возгласы Анри и его бабушки прозвучали одновременно, однако Синтию не так-то легко было утихомирить.

Нет, это моя вина, покаянно думала Джун.

Если бы я не согласилась сюда приехать, ничего этого не случилось бы. Кто знает? Быть может, со временем связь Анри и Синтии переросла бы в серьезные отношения, а теперь…

Неприятное подозрение мелькнуло в мыслях Джун: что, если она просто оказалась пешкой в чужой игре? Что, если Анри лишь разыгрывал страсть к ней, чтобы дать отставку Синтии? Графиня, конечно, добрая женщина, но она наверняка пошла бы на все, только бы спасти своего внука от нежеланной связи…

— Ничего вы не понимаете, — хрипло проговорила Синтия. — Джун понимает, но она, кажется, об этом забыла…

— Ради Бога, Синтия! — снова взмолилась Джун, но подруга была непреклонна.

— Я-то думала, что вы еще вчера догадались обо всем, — с мстительным торжеством продолжала она. — Утренняя тошнота, и все такое прочее… Но, как видно, в этом доме давненько уже.., не было беременных!

— Беременных?! — эхом повторила графиня и, вцепившись в подлокотники кресла, бессильно опустилась на подушки.

На лоджии воцарилась пугающая тишина, и Джун с болью в сердце смотрела, как старая дама пытается овладеть собой.

— Анри, — наконец прошептала графиня, — скажи мне, что это ложь!

Анри молчал. Заявление Синтии ошеломило его не меньше, чем бабушку, но он в отличие от графини хорошо понимал, что такое возможно.

— Это правда? — наконец спросил он, обращаясь почему-то не к Синтии, а к Джун.

У нее перехватило горло от того, какая боль застыла в его темных глазах.

— Д-да… — с трудом вымолвила она.

— И ты знала? — не отступал Анри. — И не сказала мне?

— Это я ее попросила, — самодовольно сказала Синтия, упиваясь своим триумфом. — Я хотела сообщить тебе эту радостную новость лично, дорогой. Надеюсь, ты в восторге? Я-то уж точно. — Она мстительно улыбнулась графине и, явно издеваясь над ней, сладко промурлыкала:

— Знаете, я всегда мечтала обзавестись семьей!

Глава 14

Джун вернулась в Хадфилд поздним вечером.

День выдался изнурительным — и физически, и морально — и сейчас ей хотелось лишь одного: рухнуть в кровать и погрузиться в забытье.

Ее отъезд из Франции напоминал побег, но побег, увы, позорный. Джун знала, что никогда не забудет, каким взглядом провожал ее Анри.

Впрочем, у него было не так уж много шансов высказать вслух свои истинные чувства, не говоря уж о том, что он был ошеломлен новостью о своем грядущем отцовстве. Синтия позаботилась о том, чтобы Джун и Анри ни разу не остались, наедине.

Вскоре после сцены на лоджии графиня удалилась к себе, и Джун могла только гадать, как известие о будущем ребенке Синтии подействовало на старую даму. До этого утра графиня не выказывала никаких признаков слабости, но, когда уходила с лоджии, тяжело опираясь на руку одного из лакеев, она выглядела бесконечно старой и разбитой.

Тем непригляднее казалась молодой женщине собственная роль во всей этой истории. Что бы там ни замышлял Анри, всерьез или из лицемерия он преследовал Джун — это уже не имело значения. Она помогла Синтии обманывать семейство ле Брени — и теперь просто не имела права оставаться в их доме.

Как-то само собой вспомнилось название фирмы такси в Сен-Рафаэле. Бродя по улицам городка, Джун не раз видела юркие машинки, на которых яркими буквами было написано название фирмы, и сейчас она даже обрадовалась, что в состоянии хоть что-то сделать сама. Конечно, если попросить Анри, он приказал бы шоферу отвезти ее в город, но в том-то и дело, что Джун ни о чем не хотела просить угрюмого хозяина виллы.

Вызвав машину, она долго сидела в своей комнате, пока, по ее расчетам, до прибытия такси не остались считанные минуты. В коридорах ей не встретился никто из домочадцев, зато, когда Джун вышла на террасу, там, увы, оказались Анри и Синтия. Анри непонимающе воззрился на дорожную сумку в руке Джун.

— Что все это значит?

— Я уезжаю, — объяснила она то, что считала и так очевидным. — Скоро приедет такси.

— Такси!

Анри был потрясен до глубины души, но Синтию, похоже, такие мелочи не заботили.

— Оно и к лучшему! — объявила она, беспечно пожав плечами. — Джун отлично знает, что нам с тобой надо кое-что обсудить.., так что незачем смущать ее еще больше.

Неизвестно, что ответил бы на это Анри, но тут наконец появилось такси: все же Джун немного ошиблась в своих расчетах, как ошибалась и во всем остальном. Впрочем, Анри лично отнес ее сумку к машине и поставил в багажник.

— Зря ты это сделала, — сказал он тихо, когда Джун уже уселась в такси. — Правда, зря. Это еще не конец.

— Для меня — конец, — пробормотала Джун, не смея посмотреть на него, и тут Синтия, словно почуяв неладное, быстро подошла к ним.

— Увидимся в Сен-Рафаэле! — бросила она как ни в чем не бывало, и Джун не стала ее разочаровывать.

И все же когда она, отъезжая, оглянулась, ей захотелось разрыдаться при виде написанного на лице Анри отчаяния.

В Сен-Рафаэле Джун попросила таксиста подождать, забрала свои вещи из квартиры Синтии и кое-как растолковала старому Жану, что уезжает насовсем. Привратник, похоже, искренне огорчился.

23
{"b":"979","o":1}