ЛитМир - Электронная Библиотека

К тому времени, как Джун вымыла после завтрака посуду и разобрала вещи, миновал полдень. Синтия так и не позвонила, чтобы сообщить о своих неурядицах, и Джун, наскоро наведя порядок в квартире, решила, что вправе прогуляться по городу.

Жара усилилась, солнце так раскалило стены ветхих особняков, что даже скудная тень не спасала от нестерпимого зноя. Уже через пять минут Джун пожалела, что опрометчиво решилась на прогулку по солнцепеку, но все же было куда проще идти дальше, чем возвращаться.

Кроме того, на каждом шагу попадались небольшие кафе и прямо на тротуаре под разноцветными тентами были расставлены столики.

Народу было изрядно, но все же Джун не составило труда отыскать местечко в тени. Усевшись, она заказала «белую леди» — коктейль из джина, ликера «Куантро» и лимонного сока — и в ожидании заказа принялась изучать меню.

С моря дул прохладный бодрящий ветерок, и взгляд Джун невольно то и дело устремлялся туда, где рыбачьи лодки шныряли между изящных яхточек и парусных шлюпок. Восхитительно загорелые мужчины и женщины группками .прохаживались по набережной либо загорали на палубах моторных катеров, стоящих у причала.

Джун подумала, что эта сцена словно взята из красочной рекламной брошюры по туризму.

Отчего же, когда наконец появился официант, ей вдруг стало невыносимо одиноко? Отчего она внезапно пожалела, что ее сердцем так и не завладел ни один мужчина?

— Будьте добры, холодную спаржу под соусом из шампиньонов, — сказала Джун официанту и на всякий случай ткнула пальцем в нужную строчку в меню.

— Хорошо, мадам.

Официант наклонил голову, и Джун подумала: не означает ли эта старомодная вежливость, что и сама она уже чересчур стара для этого юноши? И в самом деле, официант явно был намного ее младше — лет на десять, определила Джун — и заметила, что парень, записывая в блокнотик заказ, исподтишка разглядывает ее.

Она тотчас отвернулась, не желая, чтобы официанту пришло в голову, будто он заинтересовал ее. И все же Джун поневоле задалась вопросом, с каких пор ей перестало льстить мужское внимание. С каких пор она от всех мужчин стала ожидать только худшее?

Ей по-прежнему казалось, что официант не сводит с нее глаз, и, чтобы убедиться в этом, Джун резко обернулась — однако юноши и след простыл. Видно, у нее развивается своеобразная мания преследования.

И все же.., все же… Чей-то взгляд по-прежнему пристально и неотвязно сверлил Джун. Она едва не подскочила, услышав над самым ухом низкий мужской голос:

— Вот мы и снова встретились, мисс Фоулер.

Фраза прозвучала вежливо, но отчужденно.

Впрочем, Анри ле Брени трудно было в этом винить. Если вспомнить, какой прием совсем недавно оказала ему Джун…

— А.., э… — Она обернулась, сгорая от смущения. — Да, д-действительно. — Убедившись, что Анри тоже один, Джун с вымученной улыбкой добавила:

— Вот, пытаюсь спрятаться от солнца.

— Понимаю. Приятного аппетита.

Джун судорожно втянула воздух.

— А вы.., мсье, пришли пообедать? — спросила она чуть сердечнее.

Ее собеседник усмехнулся краешком рта, словно отмечая эту свою маленькую победу, но в темных хищных глазах его блеснул опасный огонек.

— Другой на моем месте сказал бы: «Вам-то что за печаль?» Ну да я отвечу, — добавил он мягче, словно пожалел о своей резкости. — Нет, не пообедать. Просто остановился поболтать с приятелем и увидел, как вы сидите тут одна-одинешенька.

Уловив сочувственную нотку, Джун недовольно насупилась и буркнула:

— Одиночество меня вполне устраивает.

— Не сомневаюсь, — вежливо отозвался Анри.

От стыда Джун бросило в жар. Господи, да он наверняка счел меня законченной идиоткой!

И вдобавок сварливой невежей.

— То есть я совсем не это хотела сказать… — забормотала она.

— Не сомневаюсь, мисс Фоулер, — ровным голосом повторил Анри. — Еще раз: приятного аппетита. — Он мельком взглянул на вывеску кафе. — Вы сделали удачный выбор, кухня здесь отменная.

Глава 3

Пообедав в кафе на набережной, Джун долго еще бродила по городку. Поддавшись соблазну, она накупила свежих овощей и фруктов, которыми в изобилии торговали бесчисленные лавчонки. Здесь было множество персиков, слив и абрикосов — причем разных сортов, встречались и старые знакомцы — бобы, фасоль, горох, сладкий перец и кукуруза. Теперь, когда она вернулась домой, все эти овощи бурлили в кастрюльке, источая дивный аромат.

Джун предпочитала не думать о том, что в бесцельных скитаниях по городку она втайне надеялась наткнуться на Анри ле Брени. Что толку отрицать, взгляд ее невольно выхватывал из толпы всех высоких черноволосых мужчин. Тщетно — судя по всему, Анри, перекинувшись с ней в кафе несколькими фразами, тотчас покинул Сен-Рафаэль, и, если больше им не суждено свидеться, тем лучше для обоих.

Приходу подруги Джун обрадовалась от души и, благоразумно сняв кастрюльку с рагу с огня, поспешила в прихожую. Они обнялись, расцеловались, а затем Синтия с неимоверным облегчением рухнула на табурет у кухонного стола.

— Устала как собака! — пожаловалась она и добавила, выразительно кивнув на плиту:

— Впрочем, я рада, что ты успела освоиться в моем уютном гнездышке!

— Я так и думала, что ты не рассердишься. — Джун улыбнулась. — Понимаешь, я не знала, когда ты вернешься домой, но предполагала, что в любом случае тебе вряд ли захочется возиться с ужином. Так что я настряпала на двоих.

— Роскошно! — Синтия поставила локти на стол и уткнулась подбородком в сплетенные пальцы. — Ты уж извини, что я тебя не встретила. — Она скорчила гримаску. — У меня намечался та-акой уик-энд!

— Но тебе его испортили, — сочувственно отозвалась Джун, открывая бутылку вина. Наполнив бокал, она протянула его подруге. — Ничего, теперь можешь отдохнуть. Ужин почти готов.

— Спасибо.

Синтия с видимым удовольствием потягивала вино, а Джун между тем присматривалась к подруге. Отчего у нее такой усталый вид — неужели только из-за сверхурочной работы? Или что-то ее гнетет? Впрочем, надо подождать, Синтия и сама все расскажет.

— Ну, как поживаешь? — спросила Синтия, поудобнее устраиваясь на табурете. — Надо признаться, выглядишь ты неплохо.

Джун хмыкнула.

— Нет, правда, — настаивала Синтия. — Я-то думала, что увижу твою бледную тень, а между тем это у меня такой видок, что краше в гроб кладут.

— Не преувеличивай.

Даже усталость не могла отнять у Синтии лихого обаяния, которым она славилась еще в колледже. Невысокая, худенькая, необычайно гибкая, с коротко стриженными светлыми волосами и самоуверенно вздернутым подбородком, Синтия и сейчас выглядела сущим сорванцом. Годы словно не коснулись ее.

— Какая досада, что в отеле знали, где тебя искать, — продолжала Джун, помешивая рагу. — Иначе им пришлось бы обойтись без тебя.

— Твоя правда! — согласилась подруга, выразительно сморщив задорный носик. — Ну да я сама виновата. Если бы я не трепалась направо и налево, что проведу уик-энд на вилле ле Брени, никто бы до меня не добрался. Только ведь не каждый день знакомишься с самой настоящей графиней, верно? Вот я и не удержалась от соблазна похвастаться всем, что еду погостить на виллу ле Брени.

— А-а, — неопределенно протянула Джуи, у которой вдруг резко пересохло в горле. — Значит.., значит, мсье ле Брени — граф?

— Анри? — В голубых глазах Синтии появилось мечтательное выражение. — Ну да, граф.

Просто в наши дни у аристократии не принято кичиться титулами.

Джун поспешно отвернулась к плите, радуясь, что у нее нашелся хороший предлог не смотреть на Синтию. Так Анри, оказывается, граф ле Брени… Час от часу не легче! И какого же он теперь обо мне мнения? Остается лишь надеяться, что он не станет пенять Синтии на мою неучтивость.

— Как бы то ни было, — продолжала подруга, заметно оживляясь, — ты мне еще не сказала, что ты о нем думаешь. Я имею в виду Анри.

Он ведь доставил мои вещи?

— Да, еще утром. — Джун решила, что уже способна скрыть свое смятение, и повернулась, чтобы достать из холодильника миску с очищенными креветками. Если Синтия и заметит неладное, то решит, что подруга разрумянилась от кухонного жара. — И объяснил, что тебя вызвали в отель.

3
{"b":"979","o":1}