1
2
3
...
32
33

— Так, значит, платья для меня выбирал ты? — изумленно воскликнула Джун. — Но Софи сказала…

— То, что я велел. — Анри усмехнулся.

Джун опустила глаза и увидела, как напряглись ее полные груди, едва прикрытые тончайшим шелком нижней рубашки.

— Зачем?

Анри на миг накрыл ладонями соблазнительные округлости ее грудей. Одно едва заметное движение — и рубашка соскользнула на пол. Теперь Джун стояла почти нагая. Тогда Анри стремительно сбросил с себя одежду и, сгорая от нетерпения, порывисто привлек к себе Джун.

Впервые она всем телом ощутила его мужскую воинственную наготу, и это было восхитительное, ни с чем не сравнимое ощущение. Жаркая плоть его обжигала Джун, и все ее существо трепетало от желания.

— Знаешь ли ты, как долго я ждал этой минуты? — прошептал Анри, осыпая поцелуями ее обнаженные плечи. — Когда ты ушла, я терзался безмерно, воображая тебя в постели с другим.., и умирал от ревности.

— Ты мне снился, — призналась Джун, проводя ладонью по его широкой мускулистой груди и чувствуя, как тело Анри отзывается на каждое ее прикосновение. — Только наяву это еще прекраснее, чем во сне.

— Наяву всегда прекраснее, — шепнул Анри, теснее прижав ее к себе. — Клянусь, ни одну женщину в мире я не желал так сильно, как тебя!

Дыхание его обжигало ее нежную кожу. Губами он отыскал ее губы, и властный поцелуй отозвался во всем теле Джун неукротимым жаром. Мир закружился перед ее глазами, пол коварно ускользал из-под ног.., и тогда Анри подхватил Джун на руки и бережно уложил на мягкое ложе.

Опустившись на колени, он провел рукой по волосам Джун, и освобожденные локоны шелковистой волной рассыпались по подушкам. Анри покрывал поцелуями ее груди, губами и языком дразнил тугие темно-розовые бутоны сосков, постепенно опускаясь все ниже. Когда губы его коснулись потаенной плоти, Джун застонала от мучительного нетерпения, и тело ее выгнулось навстречу властным, откровенным ласкам.

— Не спеши, — едва слышно выдохнул Анри. — Не спеши, моя сладкая, нынче ночью я хочу попробовать тебя всю…

И он исполнил свое обещание. Каждое прикосновение его лишь сильнее распаляло страсть, кипевшую в ее жилах, и в тот самый миг, когда Джун казалось, что сейчас она задохнется, не в силах вынести невыразимое блаженство, Анри властным движением приник к ней и одним нетерпеливым ударом вошел в нее.

Дрожь нестерпимого восторга пронзила Джун, и мир вокруг полыхнул тысячами ослепительных искр. Неукротимая волна накрыла любовников с головой, подхватила и вознесла к сияющим высотам наслаждения. Тела их слились, повинуясь древнему как мир ритму, и этот упоительный миг длился, казалось, целую вечность.

Потом они лежали, утомленные, не в силах даже шевельнуться, и Джун ощущала, как тает в ней отзвук восхитительного блаженства. Теперь она знала, что такое любовь.

Приподнявшись на локте, Анри заглянул в ее светящееся изнутри; лицо и покаянно шепнул:

— Прости, кажется, я был неблагоразумен…

— Неблагоразумен? — эхом отозвалась Джун.

— Ты свела меня с ума, и я забыл об осторожности, — признался он. — Ничего, в следующий раз…

— Значит, будет и «следующий раз»? — лукаво осведомилась Джун, и темные глаза Анри полыхнули огнем.

— А ты как думаешь? Да, я хочу, чтобы мы поженились, — что же еще могло прийти тебе в голову?

— Да что угодно. — Джун вздохнула и прижалась щекой к его ладони. — Ты ведь сам говорил, что не хочешь нового брака.

— Глупости! — отрезал Анри, проводя пальцами по ее губам, припухшим от поцелуев. Неужели ты воображаешь, что я тебя отпущу, теперь, когда понял, что не могу жить без тебя?

Джун озадаченно сдвинула брови.

— Почему же тогда ты винишь себя в неосторожности? Если уж я стану твоей женой…

— Потому что не хочу потерять тебя! — перебил он взволнованно. — Не хочу, чтобы мое семя погубило тебя, как погубило Жаклин…

У Джун перехватило дыхание.

— Но, Анри, я ведь не Жаклин!

— Конечно, — согласился он и, склонившись над Джун, коснулся губами ее шелковистой кожи. — Ты — иная, и я люблю тебя так крепко, как, признаюсь, никогда не любил ее. Потому и не хочу потерять тебя. Этой потери я не переживу.

Джун едва слышно вздохнула, решив, что сейчас не время бороться с упрямством Анри.

— Что ж, неважно, — прошептала она. — Я так люблю тебя, что все равно стану твоей женой.

— Даже если я откажу тебе в праве стать матерью?

Джун промолчала, и тогда Анри сказал:

— Не бойся. Я давно уже понял, что случиться может всякое.., и готов к этому. Знай одно: я хочу от тебя ребенка. Мне просто невыносима мысль, что я могу потерять тебя.

— Ты меня не потеряешь. — Джун ласково погладила его по щеке. — Ох, Анри, я так хочу, чтобы наше дитя появилось на свет!

— Я тоже! — порывисто заверил он. — Но еще я хочу, чтобы у нас с тобой оставалось время и друг для друга. Я люблю детей, но еще больше люблю тебя.

Теперь Джун точно знала: счастливее нее нет женщины на свете.

33
{"b":"979","o":1}