ЛитМир - Электронная Библиотека

Синтия кивнула.

— И как он тебе? Ну же, скажи, правда ведь, он особенный? — Она помотала головой. — До сих пор не могу поверить, что мне удалось его подцепить. Ей-богу, подружка, на сей раз я ухватила удачу за хвост. Честное слово!

Джун осторожно перевела дыхание и ответила:

— Ну, он.., довольно симпатичный.

— Симпатичный! — Синтия фыркнула. — И больше ты ничего не можешь сказать? Когда я смотрю на Анри, мне приходят в голову куда более сильные эпитеты!

— Ладно, ты права, — неохотно признала Джун, бросая креветки в кастрюлю и ожесточенно помешивая варево. — Ужин почти готов.

Будем есть здесь или мне накрыть стол в гостиной?

Синтия, судя по всему, предпочла бы продолжить обсуждение Анри ле Брени, но, допив вино, отчего-то передумала.

— Поедим здесь, — решила она, вновь наполняя свой бокал. — Ммм, как Здорово пахнет!

Того и гляди, привыкну к твоей стряпне.

По счастью, за ужином разговор плавно перешел на другие темы. Синтия захотела узнать, каким образом ее подруга ухитрилась подорвать здоровье. Выслушав рассказ Джун, она с откровенным негодованием заметила, что младшая сестра могла бы больше помогать Джун в уходе за матерью, а услышав объяснение, что у Эрмины есть собственная семья, пренебрежительно махнула рукой.

— Это ведь и ее мать, — рассудительно напомнила Синтия, помогая Джун собрать посуду. — Кроме того, она-то в отличие от тебя нигде не работает, так что могла бы и выкроить немного времени.

В душе Джун признавала правоту этих слов, но она привыкла быть в своем семействе вечной Золушкой. Кроме того, уход за матерью никогда не был ей в тягость. Только заболев, она наконец осознала, что взвалила на свои плечи слишком тяжкую ношу.

— Как бы то ни было, сейчас ты здесь, и я хочу, чтобы ты отдыхала, а не ухаживала за мной, — объявила Синтия, расставляя в сушилке чистые тарелки. — Конечно, очень мило, что ты приготовила ужин, но я привыкла питаться в кафе и вообще частенько не ночую дома.

— Вот и ладно. — Джун вытерла руки, глядя, как подруга насыпает кофе в кофеварку, и ушла в гостиную. — Я намерена хорошенько отдохнуть — читать книги, гулять и все такое прочее.

Может быть, даже немножко позагорать, — добавила она, когда Синтия внесла в комнату поднос с кофе. — Я ведь с самого начала говорила, что не буду тебе мешать.

— Ты и не мешаешь. — Синтия скорчила гримаску и с довольным вздохом рухнула на диван. — Уфф, так-то лучше! — пробормотала она и, сбросив туфли, погрузила босые ступни в пушистый коврик. — Ты же знаешь, дорогая, я рада, что ты здесь. Я давно тебя приглашала, только у тебя вечно находилась веская причина увильнуть от приглашения.

Джун, сидевшая в кресле напротив подруги, виновато пожала плечами.

— Да знаешь, как-то все не получалось…

Синтия понимающе кивнула и потянулась к кофейнику.

— Знаю, — сказала она. — Все из-за твоей матери, верно? И все же я рада, что ты наконец воспользовалась моим гостеприимством. А потом, до чего же приятно для разнообразия поболтать на нормальном английском языке!

Джун поколебалась, а затем, упрекнув себя за то, что не слишком вежливо увильнула от разговора о приятеле Синтии, попыталась искупить свою вину.

— А.., э-э… Анри ведь хорошо говорит по-английски, правда? Или с тобой он разговаривает только на своем родном языке?

Синтия передала подруге чашку с кофе и вновь удобно растянулась на диване.

— На самом деле Анри на четверть англичанин, — сообщила она. — Понимаешь, та графиня, о которой я упомянула, англичанка. Она вышла замуж за его деда лет этак пятьдесят тому назад. И, само собой, — Синтия усмехнулась, — стала еще большей француженкой, чем ее супруг. Представляешь, пока я жила на вилле, она говорила со мной исключительно по-французски! Анри утверждает, что она почти не вспоминает свой родной язык.

— Так ты ездила знакомиться с его бабушкой? — удивилась Джун. — А не с родителями?

— Он сирота. — Синтия помолчала, отрешенно глядя перед собой. — Его отец и мать погибли во время войны, когда Анри был еще младенцем. — Она вновь обратила взгляд к подруге. — Так что вырастили его дед с бабкой.

— Какое несчастье! — искренне воскликнула Джун, и Синтия мрачно взглянула на нее.

— Я того же мнения. Старый граф давно отдал Богу душу, но его вдова, доложу тебе, та еще штучка!

Джун улыбнулась.

— Может быть, ты к ней чуточку несправедлива? Только потому, что она предпочитает говорить на языке страны, в которой она прожила большую часть жизни, ты обвиняешь ее в…

— Да не только в этом дело! Понимаешь, она дала мне понять, что я в их доме нежелательная гостья. — Синтия состроила гримаску. — Честно говоря, я не очень-то и огорчилась, когда мне позвонили с работы. По-моему, старухе нужно еще свыкнуться с мыслью, что у нас с Анри все серьезно. Ничего, в следующий раз будет полегче. Я уж постараюсь заранее разузнать побольше о французской истории и сыроварении.

Джун широко раскрыла глаза.

— Так они делают сыры?

Она-то полагала, что Анри ле Брени — всего лишь состоятельный бездельник.

— О, у них обширные владения! — с гордостью сообщила Синтия. — Свои заливные луга, стада… Представляешь? Кажется, графиня до сих пор не в восторге от того, что Анри занялся бизнесом. Понимаешь, она и вправду ужасно старомодна. Если бы не Анри, все имущество его семьи давным-давно пошло бы с молотка. Джун помолчала, переваривая услышанное.

— Значит.., значит, Анри богат?

— Как Крез, — подтвердила Синтия. — Скажи, не правда ли, мы с ним потрясающая пара?

— Потрясающая, — послушно согласилась Джун, хотя и опасалась, что подруга все-таки слишком торопит события. Пусть Анри ле Брени и вынужден зарабатывать себе на жизнь, он все-таки настоящий аристократ, и как бы Синтию не ждало разочарование в ее радужных планах…

— Что-то ты хитришь, — заявила та, вмиг почуяв, что Джун не вполне с ней искренна.

— Вовсе нет, с чего ты взяла? — торопливо возразила Джун, стараясь избежать проницательного взгляда Синтии. — Ммм.., послушай, а давно ты знаешь Анри? И как вы вообще познакомились?

Синтия подозрительно покосилась на нее, но все же согласилась сменить тему — к немалому облегчению Джун.

— Мы познакомились на приеме. У одного клиента нашего отеля был пригласительный билет на открытие Каннского фестиваля. Нам, конечно, не дозволяется принимать подарки от клиентов, но он заболел, а потому предложил билет мне. — Синтия легкомысленно тряхнула головой. — Не то чтобы я без ума от кино, но там намечался фуршет, так что мы с Жаннетт — она тоже работает портье в нашем отеле — решили, что отказываться не стоит. Билет был на два лица.

— И не ошиблись, — сухо заметила Джун.

Синтия лукаво ухмыльнулась.

— Что верно, то верно, — согласилась она и добавила, мечтательно улыбаясь:

— Я сразу положила глаз на Анри.

Джун понимающе кивнула.

— Как же ты ухитрилась с ним познакомиться?

— А мне и хитрить особо не пришлось, самодовольно сообщила Синтия. — Просто подошла и познакомилась. Ну ладно, я сделала вид, будто Анри меня толкнул. Я вскрикнула, он рассыпался в извинениях…

— Вот как! — Джун еще со времен учебы помнила, как ловко Синтия умеет устраивать свои делишки. — И Анри, конечно, с ходу был сражен твоей красотой и обаянием, — поддразнила она. — Долго тебе пришлось ждать, пока он назначил тебе свидание?

— Ужасно долго! — Синтия расхохоталась. Целые сутки! А могло быть и раньше, если бы нам не пришлось провести весь вечер с сестрой Жаннетт. Как бы то ни было, Анри взял у меня номер телефона и позвонил на следующий же день.

Джун насмешливо изогнула бровь.

— Видно, ты и впрямь задела его за живое.

— Так оно и есть, — самодовольно подтвердила подруга. — С тех самых пор мы и встречаемся. — Она отставила пустую чашку и с кошачьей грацией растянулась на диванчике. — На следующей неделе у нас будет годовщина.

— Так вы встречаетесь уже год? — поразилась Джун. — Значит, едва успев приехать во Францию, ты…

4
{"b":"979","o":1}