ЛитМир - Электронная Библиотека

Впрочем, глупо сожалеть о содеянном, и Джун могла лишь надеяться, что Анри не станет жаловаться Синтии на ее грубость. Джун очень трудно будет объяснить подруге, почему ее взбесило невинное приглашение пообедать.

Переведя дыхание, Джун надела темные очки, подхватила плетеную сумку, которую купила накануне, и вышла из квартиры. Она твердо решила, что не позволит никому испортить ей день, а потому как можно сердечнее улыбнулась старому привратнику — просто чтобы доказать самой себе, что еще не разучилась быть вежливой.

Автобус до Сен-Тропе отправлялся с набережной. В салоне кроме туристов было и немало местных жителей. Джун уже привыкла не замечать, с каким любопытством поглядывают они на одинокую путешественницу. Разве ей внове такие взгляды? Кому какое дело до того, что она предпочитает одиночество?

И все же когда автобус двинулся в путь, Джун помимо воли вернулась мыслями к разговору с Синтией. У нее до сих пор не укладывалось в голове, что подруга решилась забеременеть да еще верит, будто ребенок поможет ей заполучить в мужья Анри ле Брени. Отчего-то Джун сомневалась, что этого человека можно принудить к чему-то против его воли… Так что Синтия сильно рискует, сделав ставку на чадолюбие.

Впрочем, спохватилась Джун, я ведь могу и ошибаться. Но почему тогда Синтия твердо намерена молчать о ребенке, пока не поздно станет делать аборт? К чему вводить в заблуждение любимого мужчину.., если он, конечно, любимый?

Анри — католик, он, конечно, не станет требовать, чтобы Синтия избавилась от ребенка. И все же подруга затеяла рискованную игру! Как бы только проигрыш не оказался чересчур велик…

А еще этот утренний звонок. Знала ли Синтия, что Анри собирается мне звонить? Одобряла ли такой поступок? Или же — как я подозреваю — эта идея целиком принадлежит Анри ле Брени? В таком случае этот тип — первостатейный наглец! Ему явно и в голову не приходило, что он получит отказ.

От этих мыслей Джун становилось не по себе, и это злило ее еще больше. Не для того же она приехала во Францию, чтобы мешать личным делам Синтии? Джун повернулась к окну, и скоро великолепные виды целиком захватили ее внимание.

Поездка в Сен-Тропе удалась. Джун с удовольствием прогулялась по набережной, где укрылась от палящего зноя под нарядными тентами кафе. Легкий обед, состоявший из салата и омлета с зеленью, оказался восхитительным, и, к тому времени когда Джун садилась в автобус, чтобы вернуться в Сен-Рафаэль, она уже твердо знала, что день прожит не зря.

Было еще довольно рано, когда путешественница вышла из автобуса, но поездка, несмотря на все удовольствия, выдалась утомительной, и теперь Джун одолевала усталость. Она не привыкла ни к жаре, ни к чересчур подвижному образу жизни, а потому решила, что завтрашний день целиком посвятит отдыху и безделью.

Ее мучила жажда, и, прежде чем вернуться на виллу, Джун зашла в небольшое кафе и заказала кофе-гляссе и порцию мороженого. Она выбрала столик у самого окна, где можно было наслаждаться относительной прохладой, потому что навес надежно укрывал столик от палящих лучей солнца. Поставив перед собой бокал, Джун с нескрываемым удовольствием втянула через соломинку бодрящий напиток.

И едва не поперхнулась, увидев Анри ле Брени. Он сидел за рулем кабриолета, припаркованного напротив кафе.., и, если бы только это не было невероятным, Джун решила бы, что смотрит он прямо на нее.

Но ведь этого быть не может!

Джун выронила соломинку и замерла с приоткрыть(tm) ртом, не осознавая, что кончиком языка водит по нежно-розовым влажно блестящим губам. Анри! Господи, что ему здесь нужно?

Теперь Джун сожалела, что села именно за этот столик и невольно оказалась на виду. Однако встать, пересесть поглубже в тень только из-за того, что Анри может увидеть ее, — сама эта мысль показалась ей унизительной. Не удастся этому нахалу ее запутать! А если и удастся — он ни в коем случае не должен этого заметить.

Джун решительно обхватила ладонями высокий стакан и принялась пить. Прохладная влага приятно бодрила, а запотевшие стенки стакана холодили разгоряченные ладони. Анри скоро уедет, твердила себе Джун, изо всех сил стараясь не смотреть в его сторону. Он же сам сказал, что заедет сегодня в Сен-Рафаэль, — вот и заехал. Эта встреча самое обычное совпадение. Я чересчур устала, потому и испугалась невесть чего.

Анри, тем не менее, не спешил уезжать. Выпив полстакана, Джун все же позволила себе оглянуться — и вновь увидела его на том же месте. Она подумывала уже заказать вторую порцию кофе-гляссе, но к чему ставить себя в дурацкое положение — ведь еще и первая не допита. Ничего не поделаешь, придется уйти из кафе. Джун оставалось только надеяться, что сумеет быстро затеряться в толпе.

Она пересекла улицу и пошла в сторону виллы «Лаура». За ее спиной заурчал мотор. Джун отлично знала, чья это машина. Сейчас мотор урчал негромко и вкрадчиво, почти по-кошачьи, но за этим звуком, казалось ей, проступал низкий гортанный рык — признак сдержанной, но властной силы. Очень похоже на хозяина машины, с невольной иронией подумала Джун.

Кажется, мсье графу не по вкусу пришлась неуступчивость какой-то там иностранки.

Она с радостью ускорила бы шаг, но за день настолько выбилась из сил, что не могла позволить себе подобное безумство. Кроме того, как бы быстро Джун ни шла, автомобиль ее все равно нагонит. А потому она не стала больше притворяться, что не замечает Анри. Остановившись, она прислонилась к стене и в упор посмотрела на кабриолет.

Что ж, по крайней мере, ей удалось застать Анри врасплох — мощный автомобиль резко затормозил в нескольких ярдах от Джун. И все же у нее захватило дух, когда Анри выбрался из машины и двинулся к ней. — Больше всего Джун раздражало, что этот человек вызывает у нее смятение. Подумаешь — всего лишь мужчина, еще один самец, а уж с подобными типами Джун давно научилась управляться. И все же.., смуглое лицо Анри, несмотря на грубоватые черты, было чертовски привлекательным, а черные джинсы и футболка лишь сильнее подчеркивали ленивую чувственность его мускулистого гибкого тела.

— Итак, — сказал он, небрежно привалившись к стене рядом с Джун, — вы, я вижу, изрядно утомились.

— Зачем вы меня преследуете? — спросила она неприязненно, желая с ходу отрезвить Анри холодностью, но на сей раз цели не добилась.

— У вас усталый вид, — небрежно ответил он, искоса взглянув на Джун, и этот взгляд обжег ее, словно удар хлыста. — Может, мне просто стало вас жаль. До виллы отсюда путь неблизкий.

Джун вцепилась в ремень сумки — с такой силой, что ногти впились в мякоть ладоней.

— Как это мило, — процедила она, не желая показывать, что его слова произвели на нее хоть какое-то впечатление. — Однако я уверена, что у такой.., гм.., важной персоны найдутся и более неотложные дела.

— Откровенны, как всегда, — заметил Анри как ни в чем не бывало. — Понравилась вам поездка в Сен-Тропе?

— Как вы?.. — начала Джун, но тут же осеклась. Должно быть, он видел ее выходящей из автобуса, только и всего. — Да, спасибо, очень понравилась.

Тогда Анри резко отделился от стены, и на секунду Джун почудилось, что он сейчас обнимет ее. Но нет, он всего лишь сунул большие пальцы в задние карманы джинсов, потянулся всем телом и лишь тогда повернулся к Джун. Он окинул ее взглядом с головы до ног — от непокрытой макушки до легких, изрядно изношенных сандалий, не упуская ни одной детали между этими двумя точками. Джун порозовела, мучительно ощущая, что коса ее растрепалась.

— Пойдемте, — наконец сказал Анри. — Садитесь в машину. Я вас подвезу.

— Не нужно.

— Нет, нужно. Пойдемте. Я припарковался в неположенном месте. Неужели вы хотите, чтобы с меня содрали штраф?

— Мне на это наплевать! — отрезала Джун и увидела, как губы собеседника раздраженно сжались.

— Да в чем дело? — жестко спросил он. — Оскорбил я вас, что ли? Что за грех заметить, что вы устали?

— Я вовсе не устала, — процедила Джун сквозь зубы, но по лицу Анри поняла, что он ей не поверил.

6
{"b":"979","o":1}