ЛитМир - Электронная Библиотека

— Мадемуазель Туайдел? — осведомился он, со значением поглядывая на лестницу, и Джун, подавив тяжелый вздох, знаками объяснила, что уходит одна.

— Нет, мадемуазель, нет!

Старик заволновался, жестами пытаясь объяснить, что его беспокоит.

— Со мной ничего не случится, — заверила Джун, но привратник явно не собирался сдаваться без боя.

Он все говорил, и в потоке слов Джун наконец различила слова «юнцы, мальчишки». Похоже, старик хотел предупредить ее об опасностях ночного города, но Джун, благодарная ему за заботу, все же упрямо сказала:

— Все в порядке. Я возьму такси. Такси.

Старик жестом, указал на свой закуток, где был телефон.

— Нет. — Джуи вздохнула. — Не надо. Все будет хорошо. Спасибо.

Волей-неволей привратник вынужден был уступить, но, когда Джун вышла в город, ей вопреки собственным заверениям стало не по себе. На улицах и впрямь было людно, но — как и предостерегал привратник — в толпе оказалось множество юнцов, которые восторженно таращились на Джун и даже оборачивались ей вслед, а кое-кто и зазывно чмокал губами. Джун упорно делала вид, что ее это не касается.

Не желая испытывать судьбу, она решила наведаться в то самое кафе, где побывала в первый день по приезде, и, лишь усевшись за столик, обнаружила, что обслуживает ее тот же самый молодой официант. Он тоже явно вспомнил Джун — еще бы, позабыть такую дылду!

— Как поживаете, мадемуазель?

Возликовав, что ее произвели в «мадемуазели», Джун невольно улыбнулась.

— Хорошо, спасибо, — ответила она, гордая тем, что может поддержать беседу на французском.

Официант расплылся в улыбке.

— Замечательно. Что мадемуазель желает?

— Ммм.., капуччино, — неуверенно предположила Джун.

— Капуччино? — Официант блеснул крупными белоснежными зубами. Губы у него были толстые, как у негра. — Хорошо, мадемуазель.

Джун облегченно вздохнула, когда парень отправился выполнять ее заказ. Увы, он вернулся слишком быстро. Ставя на стол чашку с кофе, он наклонился и вкрадчиво прошептал:

— Красивая мадемуазель.

Тут только Джун поняла: юноша решил, что она пришла в кафе ради него.

Официант между тем что-то лопотал вполголоса по-французски. Увидев, что «мадемуазель» не понимает, он перешел на ломаный английский и сообщил, что закончит работу в десять часов.

Сейчас было почти десять, и Джун едва удержалась, чтобы не поддаться панике. Не так-то легко дать отпор наглецу, если почти не знаешь языка, на котором он говорит.

— Извините, — пробормотала она, уставясь в чашку. — Боюсь, что вы ошиблись.

Парень, однако, и не думал уходить.

— Увидимся позже, да? — не отступал он, как бы невзначай поглаживая плечо Джун. — Мы хорошо проведем время.

— Нет!

Час от часу не легче! Так и не прикоснувшись к кофе, Джун резко вскочила, отодвинув стул, и почувствовала, что задела кого-то. За ее спиной послышалось сдавленное ругательство.

Джун поспешно обернулась, готовая извиниться, и лишь тогда поняла, почему голос показался ей знакомым.

Новую встречу с Анри ле Брени трудно было бы назвать удачей, но только не при таких обстоятельствах. Сейчас Джун обрадовалась бы любому знакомому лицу. У нее только мелькнула смутная мысль, что Анри, должно быть, опять следил за ней и в таком случае не стоит радоваться его появлению.

— У тебя проблемы, дорогая? — спросил Анри, не отрывая глаз от Джун, и она поняла: он догадался, что происходит, и дает ей шанс вывернуться из неприятной ситуации.

— А.., наконец-то ты пришел, — пробормотала она, выдавив натужную улыбку, — и ощутила, как напрягся официант. — Я.., э-э-э.., не хочешь присоединиться ко мне?

— Почему бы нет? — Анри отодвинул злосчастный стул и помог Джун сесть. Затем уселся напротив и высокомерно взглянул на официанта. — Один эспрессо, пожалуйста.

— Слушаюсь, мсье.

Если официант и был раздосадован, он хорошо сумел это скрыть, но Джун все равно от души обрадовалась, когда он ушел выполнять заказ. Приставания на улицах и заигрывания официанта изрядно подействовали ей на нервы, а под насмешливым взглядом Анри отнюдь не стало легче.

— Теперь все в порядке.

Джун хотела придвинуть к себе чашку, но тут же сообразила, что делать этого не стоит. У нее слишком сильно дрожали руки, и виной тому был не только настырный официант. Главной причиной ее смятения был сидящий напротив мужчина, и, хотя он только что спас ее от неприятностей, Джун подозревала, что действовал он не только из бескорыстия.

— Я уже собиралась уходить, — сказала она нарочито сдержанно и покраснела, когда Анри выразительно посмотрел на ее чашку.

— Не выпив кофе? — небрежно заметил он. — Какая занятная манера ходить по кафе. Или, может, тебе не понравился капуччино?

— Кофе замечательный. — Джун глубоко, прерывисто вздохнула. — Ты и сам это хорошо знаешь. — Она помолчала и все же рискнула спросить:

— Ты опять следил за мной?

Анри чуть заметно усмехнулся и прижал палец к губам.

— Тес! — прошипел он с деланным испугом. — Можно подумать, что я тебя преследую.

— А разве это не так?

Джун уже злилась не на шутку, но Анри, хотя и посерьезнел, не желал замечать ее раздражения.

— По правде говоря, я и впрямь оказался здесь не случайно, — признался он, — но, прежде чем ты начнешь звать полицию, имей в виду: меня послал Жан. Жан Малаво, привратник, — терпеливо пояснил Анри, видя ее недоумение. — Его очень беспокоило то, что ты отправилась гулять одна.

— А-а! Но.., что тебе понадобилось на вилле?

Он пожал плечами.

— Должен ли я это объяснять?

Джун невольно вспыхнула.

— Синтия не говорила, что ты сегодня придешь. Кроме того… — Джун настороженно взглянула на собеседника, — она тебя и вовсе не ждала.

Она уже в постели.

— Вот это как раз и не проблема, — вкрадчиво заметил Анри.

Темные глаза его смеялись, и Джун внутренне поежилась, вспомнив о тайне, которую скрывает от своего любовника Синтия.

— Возможно, — сухо согласилась она, — и все же, если бы Синтия знала, что ты придешь, она обязательно меня предупредила бы.

В эту минуту вернулся официант. Анри достал бумажник и, прежде чем Джун успела возразить, заплатил за оба заказа. Чуть поколебавшись, она решила, что не стоит препираться из-за такой мелочи.

— Все верно, — сказал Анри, когда официант оставил их одних, — Синтия не знала, что я сегодня собирался зайти. Я хотел предложить поужинать где-нибудь в городе. Не сегодня, конечно, может быть, завтра или послезавтра. — Темные глаза его не отрывались от лица Джун. — Мне казалось, я все же сумею тебя убедить, что я не такой уж… — как это сказать? — распутник.

Джун едва не поперхнулась.

— Я никогда и не говорила, что ты.., распутник. — Она осторожно поднесла чашку ко рту, стараясь не расплескать кофе. Пока чашка не опустеет хотя бы наполовину, уходить из кафе как-то неудобно. — И вообще не понимаю, отчего тебя так заботит мое мнение.

— Отлично понимаешь, — с иронией заверил ее Анри.

— Нет, не понимаю! — Джун в сердцах поставила чашку на блюдце. — Что касается совместного ужина.., почему ты просто не позвонил?

— Хороший вопрос, — лениво согласился он. — Может быть, я надеялся, что Синтия еще не вернулась с работы.

Джун даже опешила от такой наглости.

— Да ты просто бессовестный!

— Разве? — Анри прямо глядел на нее. — Потому что говорю то, что думаю? Не моя вина, что ты не привыкла к искренности. Кажется, Синтия ничуть не преувеличила: ты и вправду не интересуешься мужчинами.

— Синтия так сказала? — сдавленно переспросила Джун.

— Да. Это правда?

На секунду она лишилась дара речи и, немного придя в себя, едва слышно прошептала:

— Нет, не правда.., то есть не совсем правда.

Анри иронически выгнул черную бровь.

— И что бы это значило?

— У меня есть друзья.., близкие друзья, — запинаясь пробормотала Джун. — Я, конечно, до сих пор не замужем.., но ведь Синтия тоже.

9
{"b":"979","o":1}