ЛитМир - Электронная Библиотека

– А меня это нисколько не волнует, – беззаботно ответила Слайти. – Это напоминает мне бойню, на которой работал мой отец, когда мы жили в Чикаго. Я каждый день приносила ему ленч.

– Ну, не все могут похвастаться таким хладнокровием, – сказал Барни. – Завтра ровно в семь тридцать начнем с того, где кончили сегодня.

Он направился вниз по склону холма к шумной толпе на берегу.

Убитых и раненых из обеих групп сволокли в одно место, туда, где волны не могли их достать, и победители уже грабили захваченное судно, начав с эля. Уцелевшие викинги стояли под стражей, и перед ними расхаживал взад и вперед Оттар, что-то крича и размахивая кулаками для пущей выразительности. По-видимому, его слова возымели действие, потому что, когда Барни спустился с холма, скандинавы, побежденные и победители, повернулись и вместе двинулись по направлению к хижине. Только один человек не двинулся с места. Оттар обрушил ему на голову мощнейший удар, и человек рухнул как подкошенный. Двое слуг подняли и унесли его. Оттар вошел в море и начал шарить по дну, разыскивая свой топор, когда Барни подошел к нему.

– Может быть, ты скажешь мне, что все это значит? – спросил Барни.

– Ты видел, как я рубанул его по ноге? – торжествующе крикнул Оттар, размахивая найденным топором над головой. – Крак! Отрубил почти начисто!

– Хорошо сыграно. Я видел все. Прими мои поздравления. Но кто он такой и что они здесь делали?

– Его имя Торфи. Виски?! – Это уже был триумфальный возглас, потому что Текс бросил на песок освобожденный трос и извлек из-под сиденья джипа поллитровую бутылку.

– Виски, – согласился Текс. – Правда, не твой любимый сорт, но этот тоже неплох. А хорошо у тебя получился этот удар с размаху!

Предвкушая наслаждение, Оттар стал вращать глазами, затем, поднеся к губам бутылку, зажмурился и осушил ее до дна.

– Вот бы мне так научиться, – с завистью сказал Текс.

Барни подождал, пока бутылка не опустела и Оттар с победным криком не запустил ее в море, а затем спросил:

– Так вот этот Торфи. Кто он такой?

Усталость после битвы и выпитое виски внезапно обрушились на плечи Оттара, и он опустился на гальку, тряся огромной головой.

– Торфи, сын Вальбранда, – сказал он, как только снова смог набрать воздуха в легкие, – сына Валтьофа, сына Орлуга, пришел к Свайни… Торфи убил за один раз двенадцать людей Кроппа. Он убил и семью Холсменов, и он был в Хеллисфитаре вместе с Иллуги Черным и Стурли Добрым, когда там убили восемнадцать пещерных людей. Они также сожгли Аудуна, сына Смидкела, в его собственном доме в Бергене. – Оттар остановился и с глубокомысленным видом кивнул, будто сообщил сведения огромной важности.

– Ну и что? – озадаченно спросил Барни. – Что все это значит?

Оттар посмотрел на него и нахмурился.

– Смидкел был женат на Тородде, моей сестре.

– Да, конечно! – воскликнул Барни. – Как только это вылетело у меня из головы! То есть у этого Торфи были нелады с твоим шурином, а значит, и с тобой, и, когда он попытался тебя прикончить, ты его опередил. Ну и жизнь! А кто были его воины?

Оттар пожал плечами и с трудом поднялся на ноги, опираясь на переднее колесо джипа.

– Викинги, грабители. Собирались грабить Англию. Им не нравился Торфи, потому что он решил плыть сначала сюда, вместо того чтобы сразу отправиться в Англию. Теперь они отправятся со мной грабить Англию. Мы поплывем на моем новом корабле.

Он указал топором на корабль, украшенный головой дракона, и зашелся от смеха.

– А тот, который не хотел присоединиться к вам?

– Это Хаки, брат Торфи. Я сделаю его рабом. Продам его собственной семье.

– Ну что за парни! – сказал Текс. – Они не очень-то церемонятся.

– Ты совершенно прав, – подтвердил Барни, в изумлении уставившись на викинга, который в этот момент показался ему гигантом. – Лезь в джип, Оттар, мы отвезем тебя домой.

– Оттар поедет в чипе! – с энтузиазмом воскликнул викинг, бросил в джип свой топор и щит и полез в кабину.

– Только не на сиденье водителя, – сказал Текс. – Всему свое время.

В число припасов, снятых с захваченного корабля, входила дюжина бочонков эля, бо́льшая часть которых были открыты и стояли перед хижиной, где уже начался пир в ознаменование победы. По-видимому, воины Оттара не питали злых чувств к своим бывшим противникам, потому что те смешались с победителями и не уступали им в количестве выпитого эля. Единственным человеком, который не наслаждался пиром, был Хаки, связанный по рукам и ногам и брошенный под скамью. Пирующие шумными криками приветствовали Оттара, который тут же направился к бочонку с выбитым дном, зачерпнул рукой эль из бочонка и начал его пить.

Когда крики стихли, снаружи послышался шум мотора, и Барни увидел пикап, который шел вдоль берега к дому. Машина затормозила, осыпав Барни дождем мелкой гальки, и из нее выглянул Даллас.

– Мы добрых десять минут пытались связаться с тобой по радио, а может быть, и больше, – сказал он.

Барни взглянул вниз на свой радиоприемник и увидел, что он был выключен.

– Все в порядке, – успокоил он Далласа. – Просто я по ошибке выключил эту штуку.

– Зато в лагере не все в порядке, вот почему мы и пытались вызвать тебя…

– Что… что случилось?

– Да Раф Хоук. Он вернулся страшно взволнованный, не смотрел под ноги и в темноте наступил на овцу – знаешь, такие грязно-серые, очень похожи на валуны, – споткнулся, упал и сломал ногу.

– Ты хочешь сказать, что на третий день съемок фильма наш главный актер сломал себе ногу?

Даллас не без сочувствия посмотрел ему прямо в глаза, затем медленно кивнул.

Часть вторая

Глава 9

Вокруг трейлера Рафа Хоука собралась толпа, и Барни пришлось основательно поработать локтями.

– Расходитесь! – рявкнул он. – Это вам не представление! Дайте мне дорогу!

Раф лежал на кровати, лицо у него было серым и покрылось мелкими капельками пота. Он все еще был в костюме викинга. Правая нога ниже колена была забинтована, сквозь белую марлю местами проступала кровь. У изголовья стояла медицинская сестра – вся в белом, готовая к действиям.

– Ну как он? – спросил Барни. – Это серьезно?

– Настолько серьезно, насколько это возможно, – информировала его медсестра. – У мистера Хоука сложный перелом ноги, то есть его нога ниже колена сломана в нескольких местах и острый конец кости пробил кожу.

Эти слова исторгли у Рафа, лежавшего с закрытыми глазами, театральный стон.

– Мне кажется, дело обстоит не так уж трагично, – с отчаянием в голосе заметил Барни. – Сейчас ему нужно сложить сломанные кости, и он в два счета встанет на ноги.

– Мистер Хендриксон, – начала медсестра ледяным тоном, – я не доктор и поэтому не могу предписывать курс лечения. Я оказала пациенту первую помощь: наложила стерильную повязку на рану, чтобы предупредить заражение, и сделала укол новокаина, чтобы облегчить боль. Я выполнила свой долг. А теперь мне хотелось бы знать, когда прибудет врач.

– Конечно, этим случаем немедленно займется врач. Где моя секретарша?

– Я здесь, мистер Хендриксон, – раздался голос из-за двери.

– Бетти, возьми пикап, он стоит здесь, у самой двери. Текс отвезет тебя. Найди профессора Хьюитта, пусть он, не теряя ни секунды, доставит тебя на платформе обратно в студию. Он знает, как это сделать. Там разыщи нашего врача и немедленно возвращайся с ним сюда.

– Не надо доктора, отправьте меня обратно… обратно, – застонал Раф.

– За дело, Бетти, быстрее. – Барни, широко улыбаясь, повернулся к Рафу и похлопал его по плечу. – А теперь забудь обо всех неприятностях. Мы не постоим перед расходами, к твоим услугам будут все чудеса современной медицины. Сейчас хирурги чего только не делают – ставят на кость металлические стержни и так далее. Они живо поставят тебя на ноги, и ты будешь как огурчик.

– Нет! Я не хочу сниматься в этой картине. Теперь моей работе с вами конец, я уверен, что именно так сказано в моем контракте. Я хочу домой!

19
{"b":"9798","o":1}