ЛитМир - Электронная Библиотека

– Встань рядом с Оттаром, – сказал ей Барни, затем быстро удалился из поля зрения съемочной камеры. – Начали!

– Их затылки – великолепный кадр, – прокомментировал Джино.

– Оттар! – крикнул Барни. – Ради Тора, повернись к нам. Ты смотришь не в ту сторону!

– Нет, я смотрю как раз в нужную сторону, – упрямо ответил Оттар, сжимая в руках длинное рулевое весло и сурово глядя назад на исчезающую землю. – Когда покидаешь сушу, нужно всегда смотреть на нее, чтобы взять верное направление. Так всегда делается.

После продолжительных уговоров, лести и подкупа Барни удалось уговорить Оттара встать так, чтобы он мог править, глядя через плечо. Слайти стояла рядом с ним, положив руку на борт рядом с рукой викинга, и Джино удалось отснять вид удаляющегося берега.

– Стоп! – скомандовал наконец Барни, и Оттар с облегчением занял правильное положение.

– Я спущу вас на берег у мыса, – сказал Оттар.

– Отлично, – ответил Барни. – А я свяжусь по радио с лагерем и вызову грузовик.

Самым трудным при высадке была выгрузка камеры, и Барни оставался на борту до тех пор, пока камеру не переправили на берег в целости и сохранности.

– Ну, Оттар, увидимся в Винланде, – сказал он, протягивая руку. – Доброго тебе пути.

– Конечно, – ответил викинг, сжимая своей ручищей руку американца. – Отыщи для меня место получше. Вода, трава для скота, много деревьев.

– Постараюсь, – сказал Барни, тряся рукой: он пытался восстановить кровообращение в своих побелевших пальцах.

Викинги не теряли времени. Как только Барни спустился на берег, Оттар приказал закрепить бейтас – парус. Длинное бревно одним концом вошло в специальное отверстие в палубе, а другой его конец уперся в верхний край паруса, развернув его к ветру. Корабль в последний раз отошел от берега и направился в открытое море. Крики людей и рев животных скоро утихли вдали.

– Только бы они добрались до Винланда, – сказал Барни вполголоса, – только бы они добрались. – Он резко повернулся и вскарабкался на грузовик. – Быстро доставь меня к профессору, жми на третьей скорости, – сказал он шоферу.

Он мог избавиться от своих страхов, немедленно выяснив, сумел ли корабль благополучно достичь Исландии. Машина времени не могла решить его трудностей, но она могла сократить период бесплодного и томительного ожидания.

Когда они подъехали к лагерю, там царила суматоха. Палатки свертывали и укладывали на грузовики вместе с остальным имуществом: съемочная группа готовилась к переезду на новое место. Однако Барни ничего этого не замечал; его пальцы нетерпеливо барабанили по боковому стеклу. Если корабль в пути постигнет неудача, все это будет ни к чему. Не успел еще грузовик затормозить у машины времени, как Барни уже выпрыгнул из кабины. Джип погрузили на платформу, и сидевшие в нем Текс и Йенс Лин следили за тем, как профессор заряжает аккумуляторы времеатрона.

– А где Даллас? – спросил Барни.

– Куда-то ушел.

– Мы можем отправиться и без него, – сказал Текс. – Необязательно ехать нам вдвоем. Ведь нам нужно только доставить Оттару запас виски на зиму, после того как мы узнаем, что он прибыл благополучно.

– Делай, что тебе говорят. Я хочу, чтобы на всякий случай туда отправились два человека. Мы не можем сейчас позволить себе срывов. Вот он идет – отправляйтесь.

Барни сделал шаг назад, и профессор включил темпоральное поле. Как всегда, с точки зрения наблюдателя путешествие заняло лишь долю секунды. Платформа исчезла и вновь появилась в нескольких футах от Барни.

Впрочем, перемены были налицо. Профессор Хьюитт сидел в контрольной кабине, плотно закрыв дверь, а те, кто был в джипе, подняли брезентовый полог. Он был покрыт толстым слоем снега. Порыв снежного бурана вырвался из поля времеатрона, и снег покрыл траву вокруг платформы.

– Ну? – нетерпеливо спросил Барни. – Что случилось? Вылезайте из укрытия и докладывайте.

Даллас спустился с платформы и подошел к Барни по покрытой снегом траве.

– Эта мне Исландия! – проворчал он. – Ну и климат!

– Метеорология потом. Ну, как Оттар с кораблем?

– Все в порядке. Корабль вытащили зимовать на берег, и, когда мы отправлялись, Оттар и его дядя хлестали виски, которое мы им доставили. Мы поволновались – думали, что так и не найдем его, профессору пришлось четыре раза менять координаты. Оказалось, что он сделал остановку на Фарерских островах. Между нами говоря, я не думаю, что Оттар добрался бы до Исландии, если бы его не подгоняла любовь к спиртному. Ведь когда привыкаешь к очищенному спирту, домашний самогон перестает нравиться.

Барни с облегчением вздохнул; впервые за долгое время он почувствовал, что напряжение покидает его. Он даже выжал из себя слабую улыбку.

– Отлично. Теперь начнем перебрасывать группу, пока у нас здесь еще не стемнело.

Он вскарабкался на платформу, осторожно ступая по колее, проложенной джипом, чтобы не набрать снега в ботинки, и открыл дверь кабины.

– У ваших аккумуляторов хватит энергии для следующего прыжка?

– Когда мотор генератора работает, зарядка аккумулятора идет непрерывно. Это большое усовершенствование.

– Тогда перебросьте нас вперед во времени, в весну тысяча пятого года, и выберите на Ньюфаундленде местечко получше, в тех краях, которые вы осматривали с Лином, когда искали поселения викингов.

– Я как раз знаю такое прелестное местечко, – сказал профессор, перелистывая записную книжку. – Идеальное положение.

Он установил координаты и включил времеатрон.

Снова возникло уже знакомое ощущение временно́го прыжка, и платформа опустилась на скалистый берег. Волны бились о скалы, казалось, над самой их головой, и брызги с шипением падали на снег. Над ними возвышалась мрачная громада утеса.

– Это что, прелестное местечко? – заорал Барни, пытаясь перекричать грохот прибоя.

– Ошибочные координаты! – крикнул в ответ профессор. – Маленькая ошибка. Это не то место.

– Вы еще будете мне заливать! Давайте двигать отсюда, пока нас не смыло в море.

После второго прыжка машина времени мягко опустилась на зеленую лужайку на берегу небольшого залива. Чуть дальше полукругом выстроились высокие деревья, и через лужайку к морю бежал, извиваясь, журчащий ручей.

– Вот это другое дело, – заметил Барни, глядя, как члены его экипажа выбираются из джипа. – Где мы, Йенс?

Йенс Лин огляделся вокруг, вдохнул воздух полной грудью и улыбнулся.

– Я хорошо помню это место, оно было одним из первых. Прямо перед нами Эпавесский залив, выходящий в залив Сейкрид-Бей на северной оконечности Ньюфаундленда. А вот там пролив Белл-Айл. Мы разузнали все об этом месте потому, что…

– Отлично. Кажется, это то, что нужно. А ведь компас на корабле Оттара нацелен на этот пролив?

– Совершенно верно.

– Тогда здесь и остановимся. – Барни наклонился, зачерпнул с платформы пригоршню мокрого снега и начал делать снежок. – Это место возле устья ручья мы оставим для Оттара. А свой лагерь разобьем вон там, в верхнем правом углу лужайки. Здесь довольно ровно, постараемся, чтобы двадцатое столетие не попадало в поле съемочной камеры. Ну, за работу! Но сначала счистите снег. Я не хочу, чтобы кто-нибудь сломал ногу.

Даллас наклонился, чтобы завязать шнурок, и удержаться от искушения при виде такой цели было просто невозможно. Размахнувшись, Барни швырнул тугой комок прямо в центр тесных джинсов.

– Вперед, викинги! – сказал он со счастливой улыбкой. – Пошли заселять Винланд.

Часть третья

Глава 13

Серый безмолвный мир нагонял уныние и тоску. Туман заглушил все звуки, слизнул все краски; океан перед путешественниками раскинулся, но не был виден до тех пор, пока набежавшая волна не разбилась пеной на песчаном пляже у самых их ног. Грузовик, стоявший в десяти футах, казался темным пятном в серой мгле.

– Попробуй еще разок, – сказал Барни, напрягая зрение и тщетно пытаясь проникнуть сквозь сырую завесу мглы.

29
{"b":"9798","o":1}