ЛитМир - Электронная Библиотека

Иногда он размышлял о том, что все они, человеки разных этапов развития земной цивилизации, – не просто похожие, а просто—напросто такие же самые. Идентичные.

То есть изменениям подвержены не люди. Меняется – их стараниями или без них, – среда обитания. Всё то, что ВОВНЕ.

Внутри же людей (ВО МНЕ) изменяется разве что плотность информационной насыщенности сознания.

Учёными словами выражаясь: увеличиваются и расширяются объёмы информации. Объёмы, которые человеческие мозги способны удерживать в активной и пассивной памяти, оперируя и храня для собственных целей и нужд.

За убедительным примером далеко летать не надо. Живущие ныне, обитатели Освоенных Пределов Космоса, знают, помнят, имеют гораздо больше фактов, сведений, правил, терминов, навыков, умений, и так далее. И способны по мере необходимости мгновенно или достаточно быстро использовать знания практически.

В том числе знания и навыки, на первый взгляд кажущиеся как бы «побочными», но на самом деле – очень даже жизненно необходимые. Для того, чтобы адекватно ориентироваться и успешно выживать в нынешнем мире, неимоверно раздувшемся в космосе.

И даже – кому дано! – чтобы воспринимать его красоту и наслаждаться его неповторимостью… Гораздо больше, чем земляне века этак двадцатого—двадцать первого дозвёздной, «от Р. Х.», эры.

Посмотреть хотя бы, насколько примитивной, за редкими исключениями, была их беллетристика! Сплошь сюжет, причём далеко не всегда достойный того, чтобы о нём повествовали. Герой, обычно человек. Иногда животное. Но вовсе не мир, человека окружающий, будто среда обитания недостойна сама по себе героиней повествования быть!.. Лишь изредка в текстах – кое—какие интересные информационные фрагменты, повышающие плотность.

И до обидного мало «побочных» деталей! Штрихов бытия, которые и являются, в понимании современного, приспособленного к огромным массивам информации человека, тем материалом, из которого слагаются «шкура, кости и мясо» мира! Тем, что делает его живым, а не всего лишь декорацией, на фоне которой разворачивается сюжет. Ну что ж, и предки имели право на свою точку зрения… Они жили со скоростью пешей ходьбы, лошади и автомобиля. В мире медленном, с очень низкой информационной плотностью. Теперь люди живут со скоростью звездолётов, прокалывающих пространство без потерь времени, и со скоростью коммуникаций, фактически не считающихся с количественной характеристикой пространства. Современный человек обитает в мире многократно повысившейся плотности информации.

Настолько многократно, что голова, бывает, пухнет. Даже у него, хотя он не считает себя тугодумом; причём неоднократно убеждался, что такая его самооценка не завышена.

Любопытно, а какими будут современных человеков вспоминать те, кто родится тысячи три циклов спустя? Те, кого от текущей эпохи будет отделять примерно столько же времени, сколько нынешних – отделяет от века этак двадцатого предыдущего летосчисления?

И сами они – какими будут? Те, для кого предтечами станут человеки, живущие ныне?

Часть 01: «Космический перекрёсток»

1: «Подмастерье»

Ну ладно, согласен, я «шестёрка», помощник, СУБкарго и всё такое прочее. Пацан на побегушках при Её Величестве Торговой Гуру, Риал Ибду «Бабушке» Гррат (я просто «итэдэ», дхорр забодай!). Да!

Я проворненько хватаю на лету ослепительные искры гениальности, щедро разбрызгиваемые костёрищем её высшего интеллекта. Пышущим нестерпимым жаром, громадным, до небес!

Я копирую, точно обезьяна какая—нибудь, все её ужимки, уловки, приёмы, манеры, привычки.

Если б позволила, и трахал бы её, наверное! (Был бы я понеразборчивей и была б она помоложе, не относилась ко мне словно к сыночку; и поменьше бы сублимировала, всецело погрузясь в торговые операции.)

Я даже часто разговариваю уже, как она, со всеми позаимствованными у неё эклектическими наворотами – пышные словеса и тут же, рядышком, всякие—разные слэнговые выраженьица, не лезущие ни в какие стилевые ворота просторечья и оживляжные приколы… Да, такой у нас лексикон, ну и что?! Нахватались сякого—такого там—сям, слепили чтой—то корявое, зато своё!..

Р—р—р—рычу уже как она, бывает, и мыслю, как она, уже… да, да, да!!!

У настоящей мастерицы нашего торгового дела – почему бы и не поучиться?!

Но вот чем, спрашивается, я заслужил брошенное в свой адрес:

– Ты добрэ думав, алэ нэ тим мистом, – говорит мне Бабуля.

Причём не на повсеместно распространённом интерлогосе, зар—раза, говорит, и не на кирутианском. Даже не на каком—нибудь достаточно широко используемом в Освоенных Пределах языке говорит, типа спейсамерика, пиджин—спаньи, новокитайского, эсперлингвы.

Даже не на косморусском, который традиционно использует экипаж «Пожирателя» в качестве языка межрасового и межнационального общения. Великом и могучем косморусском, что гипнопедически внушает наша корабельная Сеть всем новичкам – первым делом, сразу после подписания контракта.

Говорит она, зар—раза мохнатая, используя наречие моего родного мира Стэп, на моий ридний мови, падлюка, кажэ!..

И, заслышав такое ехидство, я в очередной раз принимаю твёрдое решение НЕ возобновлять контракт. Выйдет срок – только она меня и увидит! Пятки мои сверкающие, в лучшем случае, дхорр её забодай. Благо до окончания очередного срока недолго томиться…

Твёрдое, «как я сам», решение перейти в другой Экипаж, а то и списаться на берег, я принимаю регулярно. С интервалом примерно в двенадцать месяцев. Незадолго до истечения сроков стандартных годичных контрактов с «Пожирателем». И никогда твёрдое решение это, ясный пень, я не выполняю. По этому поводу она, зар—раза, регулярно стебётся: «Вот она, малыш, наглядная демонстрация твоей пресловутой, именной, можно сказать, цельности!..»

Ах вот как, значит: «…нэ тим мистом»?!

– Дякую, – ледяным тоном благодарю за комплимент, и продолжаю на изысканном косморусском: – И чем же, позвольте поинтересоваться, сударыня, заслужил я столь лестную характеристику? Намёк понятен, однако три уточнения: ежели я всё—таки верхней головой думать начну, то а! – попру против природы, зачахну в сексуальном плане, и потеряю боевитость, бэ! – как следствие, начну сублимировать исключительно отвлечённо, и погибну как профессионал, а также цэ! – такого надумаю, что дхорры не расхлебают…

– Моя шко—ола, – несказанно довольная ответом, канючит Бабуля; при этом выражение морды у суперкарго такое убитое глубочайшим унынием, словно её ухитрились обсчитать и недодать сдачи, – дави немощную старушку—одуванчика гнилым бЭседом, напирай, пудри ей мозги, забивай баки…

– Одува—анчик, – улыбаюсь невольно. Нет, на эту мохнатую торговую бандитку обижаться – ну совершенно невозможно!

– А если сер—рьёзно, Бой, – продолжает Ррри нормальным тоном, стирая с морды вселенскую грусть, – то ты не учёл одну ма—ахонькую детальку. Я ведь тебя чему учила?.. Всех не обдуришь, при всём желании, и потому главное – это правильно выбрать, кого обдуривать, а кого нет. Наметить, кого бы заполучить в союзники, приумножив капитал, и совместно провернуть…

– Но к этому постоянно надо стремиться! – перебиваю я Бабулю. – Разве не ты же меня этому учила?

– Да, конечно, – подтверждает она, и мотает подкрепительно башкой. Диагонально, справа налево сверху вниз (по кирутиански – утвердительно; если «нет» – кирутианки мотают наоборот, слева направо снизу вверх).

– Стремиться надо, – добавляет она после паузы, – но это туманный и несбыточный идеал, сладко щемящий под сердцем. Мы же прагматики и реалисты, за полушку готовые удавиться. Положено нам такими быть.

(«Это мы—то?!», – мысленно комментирую я, подразумевая конкретно наш психопатский экипаж, сборище ненормалов, романтиков и альтруистов; впрочем, это моё личное мнение, никому его не навязываю.)

Бабушка выдерживает ещё одну многозначительную, исполненную особого воспитательного смысла паузу, и сообщает:

10
{"b":"98","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Ложь во спасение
Кастинг на лучшую любовницу
Непобежденный
Дух любви
Омуты и отмели
Люди в белых хламидах
Важные вопросы: Что стоит обсудить с детьми, пока они не выросли
Отморозки: Новый эталон