ЛитМир - Электронная Библиотека

– Малыш, трезво оценив наши активы, прикинув хвост к носу, заполучив кой—какую конфиденциальную информацию, я решила…

– Я что—то проспал? – скоренько интересуюсь.

– Ну—у, не все ж мои конфиденциальные каналы получения информации, сетевые и очные, я тебе уже выложила на блюдечке! Всякие там секреты и приёмчики… Кой—чего старушка и про запас припрятала, а то, небось, молодые да ретивые, выпотрошив, на свалку без зазренья совести вышвырнут…

– Совесть? – любопытствую. – Это ещё что за невидаль? Разве не ты меня учила, что…

– Да! – аналогичный резкий диагональный кивок. – «Совесть выдумали покупатели, чтобы поменьше платить». Но ты не понял, Бой. Я о том говорю, что определённые правила, пусть даже самые нехитрые, в игре должны соблюдаться. Иначе всё превратится в бессмысленную гонку на полном вперёд, и утратит всяческий смысл. Закон джунглей, да, но ведь – закон же! Победитель никогда не ощутит себя победителем, если не будет удовлетворённо сознавать, что побеждённый (пусть за миг до смерти, но!) осознал себя побеждённым. Без слабости – силы нет…

Я киваю. Знамо дело, проходили. И теорию, и практику неоднократно.

– Нас в команде «Пожирателя» десятеро, как и на любом судне фритредеров. Встреться мы в любой комбинации где—нибудь в тёмном закоулке жизни, на кривых тропках судеб, раньше… кто ведает, не отправились бы мы далее в меньшем количестве. И сейчас никто из нас не гарантирован от предательства, Пи Че, каракатиц хренов, блестяще сей вариант проиллюстрировал. Но! Мы всё—таки, вопреки этой дерьмовой Вселенной, созданной Матерью в параноидальном припадке, верим друг дружке хоть на вот—столечко!

Ррри вполне по—человечьи показывает мне кончик коготка седьмого пальца левой—нижней, «хватательной», лапы. Пальчика самого маленького, аналога человечьего мизинца. Самый кончик, отмеренный отчёрком когтя одного из её двух противостоящих «больших» пальцев. Выдерживает паузу и добавляет:

– И по мере необходимости – способны временно распространять противоестественное доверие это на…

– Да понял я! – перебиваю Ррри. – Распространяли, и не раз! Потом сами же компаньонов через бедро кидали! А то и нас кидали, помнишь…

– ПОМНЮ, – отрезает Бабуля. – И за каждое предательство я готова половину личной прибыли отдать! За науку – не жаль, ясный пень.

Киваю, соглашаясь. Ещё бы.

– Ты не учёл, Бой, что в условиях ярмарочного рынка, при бОльшем, нежели обычно, скоплении продавцов и покупателей, гораздо легче обычного прокрутить внезапную такую… операцийку. Например, комплекс действий по монопольному овладению уровнем цены на какой—нибудь вид товара, втыкающий всей торговой шайке ножик в спину…

«Ага—а! Ясно. Но для этого – необходимо как минимум иметь товар, пользующийся стабильным спросом!..», – мысленно комментирую я.

Мы с Бабулей неторопливо бредём по пустынному, явно заброшенному, тоннелю. Ни единого живого существа навстречу и на—обгон.

Куда – знает она. Я – не. По привычке сканирую окружающую обстановку глазами, ушами, носом, всей «кожей» (сквознячки там, дуновенья воздуха), всякими полезными электронными устройствами, плюс «шестыми» (надеюсь, интуиция таковым является?) чувствами, и делаю выводы: эта широкая и низкая нора смахивает на след глубоко вонзённого в породу и вытащенного обратно длинного клинка; некогда она вела к одному из старых рудников. Нынче – все они законсервированы, брошены, в лучшем случае поставлены на очередь для оборудования нового жилого локала или складской зоны.

Здесь, в самом что ни на есть глубочайшем недре Клондайка, послужившего базисом космобазе (во, игра слов!) Танжер—Бета, царит безлюдье. Здесь теперь просто невыгодно оборудовать что—нибудь путное, располагать офисы или хранить товар. Возникают транспортные проблемы. Далеко. Интересно, обождёт нас тот урод—таксёр, подкинувший по редко—используемому радиальному просёлку ко входу в эту нору, или обманет, даст дёру?

Ничего, я его рожу и номера зафиксировал, сыщу потом, щупальца оборву. А назад на попутках доберёмся…

– Космобаза эта – сбор—рище политиков, дипломатов, авантюристов, искателей приключений, освояк, паранормалов, просто психопатов, и конечно, торгашей всех мастей и идеологий. «Морской» город, промышляющий тем, что дарит приют разнообразным странникам… Огромнейший мегаполис, обречённо летящий в вечной ночи…

Ррри продолжает разлагольствовать, но при этом, в точности как и я, непрестанно сканирует уныло—однообразные окрестности. Вечное ожиданье коварного подвоху и подлых каверз окружающей среды – нормальное для нас состояние души.

Среда обитания, в зависимости от уровня враждебности, классифицируется у нас, вольных, по особой шкале аббревиатур, от абсолютного плюса «СНМП – Способствующая Нашей Монопольной Торговле» до абсолютного минуса «ПБ – Полное Банкротство».

Между ними расположены «СДНСНБ – Сносная Для Нас Ситуация На Бирже», «НТБС – Ничего Так Базар Сегодня», «ПК – Появление Конкуренции», НОЛЬ, «ПЭК – Падение Эквивалентного Курса», «НУК – Невыполняющая Условия Контракта», «УН – Удушающая Налогами» и «ИВРО – Исключительно Враждебная Рыночным Отношениям».

Точкой отсчёта, так сказать, усреднённо—НОРМАЛЬНЫМ состоянием между полным минусом и полным плюсом, по типу ноля температурной шкалы, служит «НК» (Наличие Конкуренции), и располагается оно между «ПК» и «ПЭК». Ясный пень, куда ж без неё, зар—разы. Семь потов сойдёт, покуда монопольные права у жизни выторгуешь…

– Ну и? – заинтересовываюсь я, прерывая Бабулины словесные красивости. Понесёт её, может и на стихи перейти. – Это понятно. База исключительно выгодно расположена, учитывая сложившуюся в последние стандартные века схему транспортных грузо– и пассажиро—потоков. А дальше, дхорр сотри?

– А дальше – топай, топай. – Бабуля подталкивает меня, и я только чудом не улетаю кувырком. «Медведяра хренова!», – думаю раздражённо, пробежав метров семь и с трудом сохранив равновесие.

Мы топаем по тоннелю уже с полчаса.

– Куда идём, не соизволишь ли сообщить, о многомудрая и всеведающая?

Такое обращение она обожает. Потому – соизволяет.

– Там, на исходе этого кор—ридорчика, в который тот восьминог—таксёр, ясный пень, недаром побоялся соваться, мы встретимся с кр—рутыми и отвязанными бабёнками! – сообщает Ррри с нескрываемым удовольствием.

– Э—эх, была б я помоложе… – тут же сокрушённо вздыхает она.

– И что мы им продадим? – задаю деловой вопрос.

– Ничего. Мы купим у них. То, что делает их крутыми.

– Ясно, дхорр забодай. А в чём же их крутизна заключается? Чем берут?

– Двумя факторами. Поражающим воображение запасом отборнейшего нонда и обхождением без мужчин.

– А—а—а…

– Бэ, цэ. Мы купим первый фактор, отвечая на немой вопр—рос, застывший в твоих глазах.

– И что – совсем—совсем БЕЗ? – живо интересуюсь. По спине бегут мурашки. Э—э—э, да мне боязно, оказывается, стало! Ещё бы. Колония лесбиянок—мужененавистниц каких—то… а я пол не сменил перед торговой операцией! Дхорр забери, почему Ррри не предупредила, что надо бы?

– Ну отчего же… и мужчин приглашают. Иногда.

– Когда КУШАТЬ очень хотят? – вполне резонно спрашиваю. – Живьём предпочитают или предварительно варя…

– Ну—у, кому чего не хватает! Выдаё—ё—от тебя подсознание, однако! – Бабуля ухмыляется во все девяносто шесть. – Нет, когда ПРОСТО очень хотят. Они же не радикальные феминистки, если ты об этом. А если проголодался от долгого пешего полёта, глотни пару капсул энзэ… Это у них такая религия, ясный пень. Тем, кто истово соблюдает все её заветы, каноны веры – велят не делить кров с гетеросексуальными существами своей расы. Велят спариться, зачать потомство, родить, оставить, и предписывают, покамест молодые, тикать куда подальше. В дальнейшем отношения с мужчинами ограничиваются в лучшем случае лишь выплатой алиментов.

– Ну—у, – лыблюсь я ехидненько, – если только за этим дело встало, к их услугам сотни ино… Да! – вдруг спохватываюсь. – А они, собственно, кто?

11
{"b":"98","o":1}