ЛитМир - Электронная Библиотека

Ага. Конечно. Чтобы таможенник собственной персоной полез в нутро Вольного Торговца… Мальнаранка подёргала бантиковидным ротиком, яростно посверкала глазками, намереваясь ответить Кэпу Йо в том же духе, но, судя по натужному выражению розовенького личика, словно что—то цепко ухватило её за язык, лишив его подвижности.

К тому же Ррри довершила моральный разгром предводительницы таможенников, цветисто и с мельчайшими деталями объяснив всем присутствующим, какие «тупые ур—роды эти обитатели Маль Нарана», как «ихние идиотские касты с утра до ночи и с ночи до утра только и занимаются выяснением, которая из них пер—рвородней, сильней и почётней!».

И в каком борделе Л'ливу «примут с р—распростёртыми щупальцами, лапами, руками и псевдоподиями», после того, как прапорщицу вышибут из таможни за профнепригодность. И тут же предложила мальнаранке купить «потр—рясающее противозачаточное средство, гарантирующее от неожиданностей», потому что «зла я тебе не желаю, а если ты залетишь, кр—рошка, к примеру, от зинбайского песчаного волчары—старателя, и он, по обычаю своей родины, будет вынужден увезти тебя на Зинбай, то я тебе не завидую. Лично я бы из двух кошмар—рных судеб – заделаться женой зинбайца или наняться служить в таможню, – избрала бы всё—таки вторую, клянусь чудесным золотым мехом Лесной Матери!».

Из какой—то огневой точки под створом тотчас раздался воодушевлённый женский голос, живо поинтересовавшийся ценой средства и его названием. Прапорщица обернулась на голос, отчётливо икнула, запнулась и, как с привязи сорвавшись, завопила:

– Молча—ать!!! А ну запускайте досматы, бестолочи тупые!

Крохотные досмотровые автоматы тут же полезли из лючков на потолке и муравьиными цепочками, сливающимися в поток, устремились в люк «Пожирателя». Обтекая двумя рукавами сплочённую группку торговцев, замершую в двух шагах от входа, и Тити—«хвостик», замерший в шаге от него.

Флоллуэец Ург негромко, но отчётливо произнёс:

– Когда человек нервничает, он не боец. Одна из немногих человечьих пословиц, которые не являются бессмыслицей.

Тити хихикнула. Номи подумала о том, что корабельная целительница неспроста ни слова не произнесла. Свою функцию, мысленного успокаивающего воздействия на таможенников, Душечка выполнила, само собой, молча.

– Мы можем следовать дальше, по своим делам? – ледяным тоном осведомилась Ррри, не подавшая виду, что оскорблена в лучших чувствах. Крикливая прапорщица не позволила ей постебаться вволю, завершив излюбленный «противозачаточный» пассаж очевидным ответом: «По случаю окончания сезонной распродажи – бесплатно. А называется средтвов: „СПИОДНА—СПИДОМА“!».

Сол двинулся к стене—основанию треугольника, громко проворчав «Может, в трусах у меня досмотришь, девчоночка? Тебя там ждёт ба—альшой сюрприз… а не впечатлишься, кореша позову, почти что земляка, мы с ним под одним солнцем родились, у него ещё больше сюрприз, метра три, и всегда готовый, из металлопласта…». Ответа мальнаранки он дожидаться и не собирался.

Чуть приотстав, вторая линия (Номи—Ррри—Ург) последовала за ним. Оказавшись по ходу ближе всех к таможеннице, и Номи не преминула ввернуть словечко:

– СлабО из рук в руки от вольного капитана пошлину получить?.. – за что заслужила одобрительный хмык суперкарго.

Помимо супер—зловредности, мальнаранки и мальнаранцы прославились гипер—сексуальностью и неразборчивостью в выборе половых партнёров. В «койке» им становилось равнобедренно, «кто есть кто» по всем параметрам (от видовых и расовых до классовых и сословных), кроме… ясно каких. Чисто физиологических.

Створ разомкнулся, и семёрка «гордунов» наконец—то ступила в космобазу. Бывало, дальше досмотровой продвинуться не удавалось. Ну, что ж ты сделаешь! Не любят вольных торговцев администрации, даже толерантных, терпимых ко всяческим отклонениям баз вроде этой – не любят.

Бывало, приходилось прорываться с боем. Бывало, на второй день стоянки тугодумающие аборигены запоздало отыскивали формальный повод, позволяющий придраться, и начинался «обезьяний цирк», заставляющий жалеть о том, что миновали досмотровой предбанник и вошли всё—таки в створ.

Гордунов не любят нигде.

Быть может, потому, что они вызывающе—искренни в своём презрении к прочим кочевым и тем паче – абсолютно ко всем осёдлым. Быть может, потому, что они, как никто в пределах освоенного космоса, вольны выбирать направление полёта – и потому зачастую именно они раздвигают эти самые пределы. Они, а не освояки и торгаши армий и флотов разных владетелей, правительств и компаний.

«Быть может, потому, что мало кто без наших услуг может обойтись, а мы этим откровенно пользуемся, ГОРДИМСЯ этим, да ещё и постоянно напоминаем: И что б вы без нас делали, лопухи—покупатели, а?!», – подумала Номи.

* * *

…куда—то в таинственные недра базы по своим делам, выполнять прямые профессиональные обязанности, отправляются Ррри и Сол. Бой сдал свой тяжёлый скаф в камеру хранения на пассажирском уровне триста сорок шестого блока причалов, к одному из шлюзов которого и был пристыкован «Пожиратель». Поиски выгодной сделки займут у «сладкой парочки карго» некоторое время.

Которое уроженец Джидды, осеняемой лучами солнца Хадж, правоверный полутюрк—полуараб Абдурахман – по своему обыкновению проведёт вначале в ближайшей мечети, а потом в каком—нибудь заведении, культивирующем древний ориентальный стиль: с грудастыми танцовщицами в шальварах, безалкогольными напитками и опиумными кальянами.

Флоллуэец Уэллек—Роэллок—Гиэллак, сокращённо Ург, по прозвищу Деструктор, отправится на розыски соплеменников. Если ему улыбнётся удача, обстоятельно обсудит с кем—нибудь из них тонкости и нюансы умерщвления особей различных типов, рас и видов. Потом они сообща погрустят о Дарящих Любовь и Берущих Любовь, то бишь о мужчинах и женщинах своего племени, обречённых навечно оставаться в недрах их родной планеты.

Тамошние мужчины и женщины никогда не покидают свой Флоллуэй, жарко обнимаемый лучами громадного и ослепительного солнца Омиллук, более известного в Освоенных Пределах как Лем—Экваториальный. Как выглядят представители и представительницы этих двух полов разумного племени фллолуэйского, никто не имеет ни малейшего понятия. Зато третьеполые Хранящие Любовь, «молодчики» типа Урга, всем великолепно знакомы.

Зарекомендовались. И редкое существо осмелится усомниться в том, что в бою противник несерьёзный это насекомообразное. Небольших размеров, метр восемьдесят выпрямившись, сухонькое и не очень—то внушительно глядящееся на фоне признанных бойцов вроде мутированных людей—тигров с Новой Индии и громадных змеев—гипербаксайцев. Только полный идиот способен усомниться в смертоносном профессионализме этой чёрно—серо—сизой помеси земного богомола с новоафриканским летающим кузнечиком…

В том, что с представителями Третьего пола с планеты Флоллуэй умней всего – не связываться, можно было убедиться на одном лишь примере бесславной кончины отборной гвардии короля созвездия Белый Орёл. Монарх позволил себе начхать на предупреждения советников и понадеяться, что гвардейцы – силами одного или двух батальонов неоднократно бравшие целые планеты, – уделают одними плевками «каких—то там уродских жуков».

Отряд флоллуэйцев численностью в полуроту, нанятый врагами короля, уничтожил прославленную гвардию до последнего солдата… все три полка. Тогда совсем молодой, Ург участвовал в той кампании, командовал отделением, и с тех пор за ним, через обе карьеры, воина—наёмника и вольного торговца, неотступно тянется бремя славы и неотлепимое прозвище Деструктор…

– Ну, я пошла, – вслух произносит Тити, когда грозный старший оружейник, пятый в корабельной иерархии, скрывается в боковом ответвлении. – И вправду, давненько мы не бывали на этой симпатичной базе, надобно пробежаться по дружкам—подружкам, имеются у меня и здесь таковые, да глянуть, жив кто ещё… Встретимся как условились. Цём—цём в щёчки и губки, милые чифы, «супер», так сказать, и суб, я отчаливаю, покеда.

15
{"b":"98","o":1}