ЛитМир - Электронная Библиотека

Умные все уже отсюда разбежались, кто куда, а эти, скальные патриоты долбаные… долбающие, точнее будет сказано, со своим скальным патриотизмом в паре, всё грызут и грызут каменный труп. Рыщут—ищут этот вонючий минерал, как там его, ага, шиприт, и ждут оказии. Вдруг завернёт кто по дороге, да по доброте душевной заберёт в трюмы накопившиеся жалкие остатки былого великолепия. Зна—аем мы, что они там ищут на самом деле… Мифическую каменюку эту ищут, Сияющий—Во—Тьме—Свет, или как её там прозвали. Две или три штуки здесь когда—то кто—то нашёл, чуть ли не полтыщи стандартизированных лет тому назад, – и до сих пор покоя дуракам нету.

Оно конечно. Представляю ощущеньице! Ничего себе! Держишь ты на ладони единственное во Вселенной известное нам вещество, которое способно вытворить то, что оно вытворяет. И которое, за сотни миновавших стандартолет, ни единый из этих умников, шибко учёных, так и не сумел синтезировать в своей лаборатории… СтОит же этот камешек ни много ни мало, а… а сколько он, собственно, стоит? Неужто кто—то его оценить сумеет, пускай хоть и в триллионах?!!

– Слышь, Ба… ты случайно не помнишь, во сколько оценили те два или три Света, которые нашлись на этой скале? – спрашиваю я. При этом кивая в ответ на её сообщение о Кэпэ Йо, что уже едет обратно на борт, и откладывая на минутку вопрос «почему?» относительно причин досрочного старта.

– Оценили?! – похоже, Ррри удивлена. Лапищи уронила, сама же, всей тушей своей мохнатой, приподнялась, глазки подслеповатые вылупив. – А разве можно… – она запинается, взрыкивает, вроде как вздохнула, и находит сравнение: – …адекватно оценить р—розовый лунный свет, падающий на головы юных влюблённых, впер—рвые встретившихся на бреге лесной речушки?

Ну, насчёт розового лунного света она не присочинила. У неё на родине, в системе красного карлика Астай XIII, на планете Киру Тиан, по—нашему «Бескрайний Лес» то есть, и вправду луна розовым отсвечивает. Мы там побывали разок, ещё когда летали на предыдущем, втором по счёту «Пожирателе Пространства»… Стандартогода через полтора после моего появления на борту. В то время я ещё числился десятым в долевом списке по стажу пребыванья. Тогда в команде ни Тити, ни Абдуром, ни тем более Ганом и Номи, можно сказать, и не пахло. Ещё были живы М'риак и Кагосима, ещё не свихнулась Оля. Тогда Пи Че ещё не скурвился и не успел продать команде конкурентов наши тактические намётки…

– Да неужто?! А разве не ты меня учила с первого дня пребыванья на борту, что ВСЁ имеет свою цену? Разве не ты, миссионерка коммерцианства, среди меня агрессивно проповедовала? Настойчиво стремясь обратить в истинную, по твоим понятиям, веру? – вполне резонно замечаю я.

– Значит, я совр—рала, – щерится моя непосредственная начальница, хитрющая как сам дхорр, и бессовестная как он же.

И начинает вставать, одновременно сцапывая свою неимоверную лентастую юбку и свой легендарный ремень с торбой—кошельком, кобурами, коммуникатором и «штуковиной». Пояс, отлично дополняющий образ старой космической волчи… то есть медведицы!

Зрелище – впечатляющее, учитывая весомые и размеристые габариты её тела. Двестивосьмидесяти—килограммового и на добрый десяток сантиметров более чем двух—с—половиной—метрового. Который уж год восхищённо любуюсь, а шоу до сих пор не приелось! Помнится, в самый первый раз, как увидал Её Косолапое Величество, хотел удрать куда подальше от корабля, на который меня заманил коварный китаёза Ли Фан Ху. Прочь, прочь с корыта, на котором водятся такие монстрины!.. Но моментально с ужасом понял – от такого чудища хрен удерёшь, и потянул из—за пазухи заветную плазменную гранату, намереваясь продать жизнь подороже…

– Совр—рала, сама того не подозр—ревая, – добавляет Бабуля.

Это она реабилитируется. Дескать, даже я, гениальнейшая—умнейшая—великолепнейшая—быстрейшая торговка, талантливейшая из дочерей Тиа Хатэ, увы, не способна просчитать все до единого варианты. Быть на это способной – означает сравняться расчётливостью с Лесной Матерью, что купила—продала всё сущее, и тем самым его породила.

Смертным же – уподобляться до такой степени не дано.

Это да. Без содроганий и не вспомнишь о пресловутой «сотой» гениальной мысли. Той, что на поверку оборачивается ошибочным решением, провалом и просчётом.

– Ясно, – киваю я. – Значит, сей камешек бесценен? Конечно, я мог бы поспорить с тобой о стоимости организации условий, в которых розовый лунный свет упадёт именно на головы, оплатившие услуги. Реальной и вполне определимой стоимости. Да и напомнить мог бы, что в наречии твоей коммерциалистской расы эпитет «бесценный» – самое гнусное богохульство… Но – не буду. Я понял, что ты хотела сказать. Почему Кэп Йо уже подписал декларацию?

– Потому что пр—ростые скальные грызуны чего—то там не поделили со своими боссами, гр—рызунами покрупнее и потолще. С минуты на минуту вспыхнет самая что ни на есть антиправительственная революция. Кэп Йо решил, что нам, при всей радикально—прогрессивной ориентации наших воззр—рений и при всём нашем, поистине легендар—рном, широко известном в пределах освоенного Космоса, и наверное, даже за его пр—ределами, великодушном стремленьи вспомоществовать хвор—рым и хилым, а также споспешествовать сирым и обиженным… ты следишь за структурой предложения?.. так вот, нам всё же не стоит переходить на стор—рону восставших народных масс, класть «Пожир—ратель» на алтарь р—революции и отправляться на её бар—ррикады. Он звякнул мне и сообщил, что р—размер возможной прибыли вряд ли окупит возможные потер—ри, а нам, вольным как сам космос торговцам экипажа «Пожирателя», известного всему Освоенному Космосу, кроме как на самих себя, р—рассчитывать не на кого. Нам, рисковым торговцам, коих, пребывая в здр—равом уме, не застр—рахует ни единая во Вселенной компания… Именно потому мы и раздвигали неоднократно пр—ределы Освоения, что ни на кого не оглядывались. Однако нынче игра не стоит свеч, как говор—рят твои сор—родичи, человеки. Уловил расклад? Топаем в р—рубку.

Когда Ррри начинает выражаться офонаренно сложными периодами, это безусловно означает: она в ярости.

Когда Ррри особенно обильно взрыкивает, невольно выговар(Р—Р—Р!)ривая вместо нашего более мягкого звука «р» привычный ей рычащий кирутианский, – это однозначно свидетельствует: она в бешеной ярости.

Когда Ррри вспоминает во всеуслышанье собственные редкие промахи, вывод не менее однозначен: она не просто в бешеной ярости, она в яР—Р—Р—Р—Рости!!!

Попробовал бы я ей намекнуть о той нашей провальной попытке доставить и продать партию таукитянского оружия повстанцам Омеги Альтаира – 4! И о том, как я протестовал тогда, и орал, и добивался экстренного всеобщего голосования. Бегал по кораблю и бесился, когда добился, но – проиграл, оставшись в абсолютном меньшинстве. Казнился и убивался, остро чуя подставу, и пытаясь отговорить Бабулю, непогрешимую, казалось бы, в торговых делах…

Я знаю, именно после того жуткого рейса – более чем красноречиво доказавшего мою правоту и «наличие присутствия» у меня ДЕЛОВОЙ ХВАТКИ, – Ба меня за настоящего торговца считает. Однако – попробовал бы я ей глазки кольнуть напоминанием, сожр—рёт ведь и не подавится!

– Ясный пень, уловил, – отвечаю я.

Ррри уже поднялась с лежбища и стоит предо мной. Великолепная в своей грозной уродливости и прекрасная в этом своём устрашающем великолепии. Ходячая коммерцианская харизма. Живое воплощенье двуединой, изнаночно—лицевой сути древнейшей из профессий.

Я давно понял: досужее враньё это, что первыми профессионалами были те, кто продавали собственные тела. На самом деле в этом способе купли—продажи заключался всего лишь один из вариантов товарно—денежных отношений. Спору нет, достаточно древний. Но самый очевидный, и потому – простой и глупый. Умный себя не продаёт, умный продаст и купит всё и всех, что и кого угодно… КРОМЕ СЕБЯ. Спрашивается, а кто же будет прибыль от сделки подсчитывать?! И, главное, вкладывать её в закупку очередного товар, продлевая извечный Процесс Торга?..

2
{"b":"98","o":1}