ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Что-то случилось?

Элис настолько ушла в свои мысли, что вздрогнула, услышав голос Фрэнка.

– Нет, просто я думала о своих волосах, – солгала она, принимаясь расплетать косу. – Действительно, распущенные они высохнут быстрее.

– Внизу есть фен... – начал было Фрэнк и тут же замолчал, а потом протянул руку и коснулся ее волос. – Вы так много теряете. Вам всегда нужно носить распущенные волосы.

Она должна была убежать прочь! И убежала бы, но внезапно проснувшееся желание не позволило ей сдвинуться с места. Она разрешила Фрэнку трогать ее волосы, пропускать их сквозь пальцы, как песок... Кто бы мог подумать, что такое простое действие может вызвать целый шквал эмоций?!

– Удивительные волосы, – хрипло произнес Фрэнк, и Элис сразу очнулась.

– И мокрые, – подхватила она. – Где... где фен, про который вы говорили?

– В одной из кают. Но ведь нам некуда торопиться. Сейчас только пять часов.

– Пять часов?!

Какой ужас! Она окажется дома не раньше шести! Элис боялась даже думать о том, как объяснит свое отсутствие Дине. А Фрэнк? Неужели он собирается рассказать мачехе всю правду?

Элис в смятении уставилась на него, и Фрэнк с явным неудовольствием убрал руку.

– Не смотрите вы так! – В его голосе появились стальные нотки. – Мы не сделали ничего дурного, – добавил он, словно несколькими секундами раньше прочитал ее мысли. – Хотя, должен признаться, мне бы очень этого хотелось....

Когда Фрэнк обнял ее за талию, она уперлась ладонями ему в грудь и беспомощно прошептала:

– Мистер Тайлер!

– Ради Бога, перестаньте меня так называть! – раздраженно воскликнул Фрэнк, и Элис тяжело вздохнула.

– Ну хорошо, – примирительно сказала она, чтобы не сердить его еще больше. – Фрэнк, пожалуйста, отпустите меня. Мне нужно высушить волосы...

– И снять это, – прошептал Фрэнк, свободной рукой коснувшись ее купальника и не сводя с Элис подернутых дымкой желания глаз. – По-моему, он вам тесен.

Так оно и было, потому что грудь налилась. А соски, напоминавшие набухшие весенние почки, явственно проступили сквозь ткань и выдали охватившие Элис чувства, даже если бы она вздумала отрицать их.

– Фрэнк...

У нее задрожали губы, истома охватила пылающее тело. О Господи, как же ей хотелось, чтобы Фрэнк ласкал ее! Она мечтала только об одном: почувствовать своей горячей кожей прикосновение его рук.

– Элис, – прошептал он, медленно проводя ладонью по ее спине. – Элис...

Фрэнк крепко прижал ее к себе, и их губы соприкоснулись.

8

– Да, кстати, Ди, завтра я уезжаю.

Произнося эти слова, Фрэнк стоял к Дине спиной, поэтому не мог видеть выражения ее лица. К тому же все его внимание было сосредоточено на том, чтобы налить виски в бокал.

– Уезжаешь?! – Тон Дины яснее всяких слов говорил о чувствах, которые она сейчас испытывала. – И когда же ты принял это решение?

Через минуту после того, как поддался соблазну поцеловать Элис Прайд, мрачно подумал Фрэнк, но сказал совсем другое:

– Сегодня утром. – Он повернулся к Дине с бокалом в руке. – Ты же знаешь, что я планировал вернуться в Чикаго на этой неделе.

– Но не в пятницу же! – запротестовала Дина, нервно постукивая ярко накрашенными ногтями по подлокотнику кресла, в котором сидела. – Почему бы тебе не вернуться в понедельник? Тогда мы могли бы вместе провести выходные.

Фрэнк прислонился спиной к стене и поднес бокал к губам.

– Это невозможно, – бесстрастно ответил он, сделав глоток. – За выходные мне необходимо прочитать накопившуюся в мое отсутствие почту. Там должно быть несколько крайне важных сообщений. Да и в любом случае я потратил впустую слишком много времени.

– Ты так считаешь? – возмутилась Дина. – Значит, по-твоему, то, что ты приехал сюда и провел со мной несколько дней, – пустая трата времени?

– Я не сказал этого. Но ты должна признать, что я уже выздоровел. Так что больше нет причин оставаться здесь.

– А мои чувства, стало быть, ты уже не принимаешь в расчет? – обиделась Дина. – Честно говоря, Фрэнк, иногда я удивляюсь своему долготерпению. Тебя как будто не волнует, что подобными высказываниями ты причиняешь мне боль! Тебе даже никогда не приходило в голову, что всякий раз после твоего отъезда, я остаюсь здесь в полном одиночестве!

– Не пытайся меня разжалобить, Ди. Ты прекрасно знаешь, что вовсе не одинока.

– Разве?

– Конечно нет. – Фрэнк вздохнул. – У тебя полно друзей здесь. С тобой Паула и Ралф. – Он сделал паузу. – И мисс Прайд, естественно.

– Мисс Прайд? – злобно воскликнула Дина, и Фрэнк почувствовал, что в нем поднимается волна возмущения.

Черт возьми, она не имеет право относиться к Элис как к пустому месту! Элис – незаурядная женщина и явно заслуживает лучшего. Фрэнк сердито смотрел в свой бокал, жалея, что вообще упомянул про нее. Сейчас Дина непременно спросит, почему он вдруг вспомнил об Элис в такой момент. Он был рад хотя бы тому, что не назвал ее по имени.

– Полагаешь, мне следует сделать ее своей подругой? – язвительно спросила Дина, и Фрэнк еще раз подумал, какую ошибку совершил только что.

– Это вовсе не обязательно. Просто мне кажется, что ты преувеличиваешь свое одиночество, – осторожно заметил он. – И потом – ты ведь не находишься здесь, на острове, в ссылке. Квартира отца вполне пригодна для житья. Роджерс будет даже рад возможности привести ее в порядок. Там достаточно просторно, ты можешь взять кого-нибудь с собой.

– Ах вот в чем дело! Ты надеешься, что, если я поеду в Чикаго, мисс Прайд будет меня сопровождать?

– Я не... Черт, да мне все равно, возьмешь ты с собой свою секретаршу или нет!

Фрэнк едва сдерживался. Дина не могла знать о том, что произошло на яхте! Или у нее дьявольская интуиция, или она действительно готова ревновать к каждой юбке... К тому же, если она оставит Элис здесь, ему будет легче разобраться с тем, что происходит в его душе.

Фрэнк осушил бокал и вернулся к столику с графином, чтобы вновь наполнить его. Господи, и какая сила заставила его накинуться на Элис?! Ведь она совсем не была красивой или хотя бы кокетливой, как Грета. Он, наверное, просто сошел с ума тогда на яхте, раз мог думать о сексе с ней...

Но в тот момент это было так естественно... Элис выглядела очень соблазнительно, и Фрэнк видел, что она тоже охвачена желанием. Она буквально раздевала его глазами, и Фрэнк не смог ничего с собой поделать. Хотя, признаться, был очень удивлен этому: никакая другая женщина не могла завести его одним только взглядом. Он всегда считал себя способным контролировать эмоции. Ведь мог же он сдерживать свои чувства к Дине!

– Не сердись, дорогой, – вывел его из задумчивости голос мачехи. – Наверное, я была не права. Просто мне не слишком нравится эта мисс Прайд.

Видимо, пока он предавался размышлениям, Дина решила простить его. Подойдя к нему сзади, она просунула руки под незаправленную рубашку Фрэнка и крепко обняла его.

– Не будем ссориться. Тем более что завтра ты уезжаешь.

Он ощутил спиной изгибы тела Дины. Длинный разрез юбки позволил ей выдвинуть ногу так, что она оказалась между его ног. Фрэнк с удивлением отметил, что не чувствует никакого возбуждения. А ведь недавно одного ее прикосновения было достаточно, чтобы он начал дрожать от вожделения! Жадные пальцы Дины уже нащупывали пуговицу у него на джинсах, но ее ласки вызывали в нем только раздражение. Его мысли были далеко отсюда, на яхте в Бессингтонской бухте...

Желание поцеловать Элис возникло как будто помимо его воли. Но вместо того чтобы подавить в себе этот неосознанный порыв, он сначала прикоснулся к ее мягким губам, а через мгновение обнаружил, что его язык проникает все глубже... И прекратилось это только тогда, когда им обоим перестало хватать воздуха. Кажется, когда он приблизил к ней свое лицо, Элис издала какой-то протестующий звук...

– Фрэнк! Фрэнк, ты меня слышишь?

До него наконец дошло, что Дина что-то говорит, и он повернулся к ней, недовольный тем, что она прервала приятные ему воспоминания.

14
{"b":"980","o":1}