ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Элис глубоко вздохнула, подавляя желание возмутиться несправедливостью.

– Но у вас написано именно «предположить», – вежливо возразила она, прекрасно зная, что, даже если исправит слово, все равно окажется виноватой. – Вот, посмотрите. Вы написали: «Альберт пытался предположить содержание». Вы хотите, чтобы я напечатала «проверить»?

Дина недовольно поджала губы.

– Что ж, у вас прекрасная память, – заметила она без малейшего тепла в голосе. – Вы очень аккуратны, даже, можно сказать, педантичны. Скажите мне, мисс Прайд, вы когда-нибудь совершаете ошибки? Или вы из тех людей, которые всегда правы?

Элис нервно сжала в руке карандаш.

– Я обычный человек, мисс Тайлер.

– Неужели? – Дина стояла совсем близко, так что Элис была вынуждена посмотреть на нее. – Простите, я не понимаю, что вы имеете в виду.

– Только не притворяйтесь!

Элис опустила глаза, пытаясь придумать что-нибудь нейтральное.

– Ну, например я часто делаю ошибки, когда печатаю. Только я правлю их до того, как показываю вам окончательный вариант.

Дина, очевидно ждала другого примера. Элис напрасно надеялась, что она удовлетворится ответом и вернется в кабинет.

Вместо этого Дина кокетоиво присела на краешек стола и пытливо вгляделась в Элис.

– Я говорю не о вашей работе... Что ж, очевидно, придется объяснить. Вы кажетесь мне такой... такой держанной, такой скромной и даже застенчивой. Это меня удивляет, мисс Прайд. Ведь вы еще сравнительно молодая женщина. Неужели вы никогда не ошибаетесь в отношениях с мужчинами?

Только неимоверным усилием воли Элис удалось сохранить внешнее спокойствие.

– Я стараюсь избегать ошибок такого рода, мисс Тайлер... А вы ошибались? – неожиданно для себя выпалила она.

Дина презрительно улыбнулась и взяла первый попавшийся лист бумаги со стола.

– Конечно, – небрежно ответила она и сделала вид, что погрузилась в чтение. Но так как Элис в напряжении молчала, неохотно продолжила: – Мне не следовало, например, выходить замуж за Грега. Он был слишком стар для меня и к тому же всегда подавлял меня своим богатством и положением. Во всяком случае, как только я получше узнала Фрэнка, я поняла, что просчиталась!

– Но Фрэнку было всего шестнадцать! – с упреком воскликнула Элис и тут же поняла, что проговорилась. Стараясь исправить допущенный промах, она торопливо добавила: – Кажется, мне так сказал Ралф. Это правда?

Глаза Дины сузились от гнева.

– Странно, я не замечала за Ралфом излишней болтливости.

– Ну, может, не он, а Паула, – испуганно пробормотала Элис, понимая, что сама копает себе яму. Ей оставалось надеяться, что Дина не станет допрашивать слуг. – Я только хотела спросить, как долго вы и мистер Тайлер были женаты?

– Вы уверены, что именно это имели в виду? – с подозрением посмотрела на нее Дина. – И почему же вас интересуют такие подробности?

– Я... я просто пытаюсь подсчитать, сколько лет вы уже пишете, – поспешно сказала Элис, отчаянно стараясь изменить тему разговора. – В любом случае, мне казалось, что вы и мистер Тайлер были счастливы в браке.

– Грег был счастлив, это правда, – сказала Дина, пожав плечами. – Я никогда не спорила с ним и разрешала ему указывать, как мне писать. Хотя всегда полагала, что могу делать это сама.

Элис вздохнула, пытаясь разобраться в своих мыслях.

– Я думала, он помогал вам...

– Господи, конечно нет! – Какие бы сомнения в своих писательских силах ни испытывала Дина в прошлом, сейчас она выглядела в высшей степени самоуверенной. – О, я не отрицаю, что «Мэтьюз и Тайлер» первые опубликовали мою книгу, но мне нравится думать, что это все равно бы произошло – с ними или без них.

– Понимаю.

– Признаться, мне так и не удалось простить Грега за то, что он отказался печатать мои детективы, – продолжала Дина. – Вы ничего не слышали о них? О, конечно нет! Они ведь так и не были опубликованы... Но я написала три милых детективных романчика перед тем, как отдала свой талант исторической прозе.

– Правда? – из вежливости спросила Элис, поражаясь тщеславию своей матери.

– Да. – Голос Дины даже смягчился от приятных воспоминаний. – Иногда я думаю, не проиграла ли я, перестав писать детективы. Ведь криминальные ужасы приносят гораздо больше славы и денег авторам, чем любовные похождения.

– Наверное. – Элис поняла, что ей предоставляется шанс, и не замедлила воспользоваться им. – И как долго вы писали до того, как... как встретили своего мужа?

– Не так уж и долго. – Дина вздохнула и нахмурилась, как будто Элис на этот раз напомнила ей о чем-то неприятном. – Я считаю, что моя жизнь началась, когда я впервые приехала в Чикаго. До этого я просто прозябала...

Элис нервно кусала губы, стараясь сдержать нетерпение. Она очень боялась, что Дина заподозрит неладное и перестанет отвечать.

– Ммм... А что вы делали раньше?

– Что я делала? – Дина снова нахмурилась. – Вы имеете в виду мою работу?

Элис, естественно, предпочла бы узнать о другом, но вряд ли могла выбирать.

– Ну да, – сказала она, надеясь услышать хоть что-то о прежней жизни Дины. – Вы... вы ведь, кажется, жили в Хьюстоне?

Дина ответила не сразу.

– В Хьюстоне? – переспросила она с таким удивлением, словно впервые слышала это слово. – Я... Нет, я жила в Эль-Пасо. В Хьюстоне я давала пару интервью, поэтому вы, очевидно, так и решили. Но я не люблю больших городов и предпочитаю работать в тишине и уединении.

Элис от напряжения стало трудно дышать. Она еле сдерживалась, чтобы не бросить в лицо Дине горький упрек. Не из-за любви к загазованным улицам, а из-за Дины, ради того, чтобы она могла вращаться в богемных литературных кругах, они жили в одном из центральных районов Хьюстона. Отец предпочел бы сельскую местность. Но когда его бросила жена, он был слишком удручен, чтобы попытаться начать все сначала где-нибудь еще.

– И кем же вы там работали? – спросила Элис, еще раз испытывая судьбу. Ей уже стало ясно, что Дина не намерена говорить правду, но не хотелось признавать поражение. Приехав сюда, Элис поступила против воли отца, но надеялась, что он понял бы ее.

Дина снова с подозрением посмотрела на секретаршу.

– Почему вы так ко мне пристаете. Вы случайно не из тех шпионящих журналистов, которые без конца выискивают секреты в моем прошлом?

– Что вы! – воскликнула Элис и попыталась обратить все в шутку: – А вам есть что скрывать? – Но, испугавшись, что зашла слишком далеко, быстро добавила: – Нет. Конечно нет. Я просто очень любопытна. Я... я уверена, многим из ваших читателей было бы интересно узнать, в какой обстановке вы начинали писать.

– Гмм... – Сбивчивые оправдания Элис явно не рассеяли сомнений Дины, но она решила казаться откровенной. Тем более что ее искренность была хорошо отрепетирована. – Если уж говорить начистоту... пусть это неромантично, но я работала няней, – сказала она, изящно вставая со стола. – А сейчас мне надо поработать. Я не могу позволить себе попусту болтать весь день.

– В Эль-Пасо? – настойчиво спросила Элис, несмотря на то что Дина смотрела на нее уже с откровенным нетерпением. У нее оставалась слабая надежда, что она неправильно поняла мать. – Вы там работали няней?

Элис испытала настоящую боль оттого, что Дина выбрала для себя именно это занятие. Каким цинизмом нужно обладать, чтобы, бросив собственного ребенка, говорить всем, будто воспитывала чужих детей! Это уже просто непорядочно!

– Для человека, претендующего на то, чтобы быть моим почитателем, вы не очень-то много знаете, – с неприязнью сказала Дина. – Вы разве не видели биографию на обложке всех моих книг?

Разве могла Элис признаться, что не верит ни одному слову этой биографии...

– Но услышать от вас – не то, что прочитать, – попыталась оправдаться она, а затем с преувеличенной восторженностью воскликнула: – Мне кажется, у вас была такая бурная юность! А вы почти совсем о ней не говорите!

– Насчет моей юности вы, к сожалению, заблуждаетесь. Моя жизнь была совсем неинтересной до того момента, как я встретила Грега, – равнодушно произнесла Дина. – Впрочем, мне исполнилось всего двадцать пять, когда я приехала в Чикаго. Вот если вас интересует, как прошло мое детство, это совсем другое дело. Мои родители жили на севере Техаса, и я с ними – до того, как...

16
{"b":"980","o":1}