ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Фрэнк вздохнул:

– Ди...

– Ни слова больше! – Дина, надменно вскинув голову, направилась к двери. – И не вздумай присоединиться к нам за завтраком!

Фрэнк состроил гримасу ей в спину. Хотя он был уверен, что еще поплатится за свое недопустимое поведение, но не жалел, что остановился. В течение последних двенадцати месяцев их отношения с Диной окончательно запутались, и, прежде чем предпринимать решительные шаги, он должен был разобраться в собственных чувствах.

Фрэнк помнил, как увидел Дину в первый раз. В то лето он прилетел домой на каникулы, чтобы купаться, кататься на лодке или просто бездельничать. К тому времени Фрэнк давно уже привык к самостоятельности: его мать разбилась, спускаясь по крутому склону на горных лыжах, когда ему исполнилось всего шесть лет, а отец, пытаясь справиться с горем, с головой ушел в работу. Дела издательства, основанного в Чикаго еще дедом Фрэнка, занимали все его время, потому что Грегори Тайлер старался взвалить на себя как можно больше обязанностей.

Дина носила тогда фамилию Мервин и была начинающей писательницей из Техаса. К тому времени она написала несколько достаточно скверных детективов и никак не могла найти издателя, который согласился бы выпустить их в свет. Наконец ее агент отправил одну из рукописей в издательство «Мэтьюз и Тайлер» в надежде, что северный книжный рынок принесет им удачу.

Фрэнк не знал: то ли отец понял, что из этой писательницы со временем выйдет толк, то ли еще по какой-то причине, но он настоял на личной встрече. Грегори Тайлер был ослеплен красотой Дины, и спустя полгода она стала миссис Тайлер, А еще через полгода вышел ее первый любовный роман.

Бешеным успехом книги Дина во многом была обязана мужу. Роман постоянно рекламировали, а сама писательница блистала в каждом телевизионном ток-шоу общенационального масштаба. Так что не было, наверное, ни одного человека, который не знал бы о ней и ее книге, а при таком раскладе трудно потерпеть неудачу.

Впрочем, каждый последующий роман Дины Тайлер становился бестселлером. Число ее читателей и поклонников все увеличивалось. А издательство получало огромные прибыли. В каждом интервью писательница упоминала, что своим успехом обязана Грегори, так как он указал ей верное направление творчества. И хотя Дина часто давала понять, что для нее было бы гораздо выгоднее сотрудничать с более крупными и известными издательствами, она не разрывала контракта с «Мэтьюз и Тайлер».

Разумеется, Фрэнк не пришел в восторг оттого, что у него появилась мачеха. Он считал, что она слишком молода для отца, и не скрывал своего отношения к их браку. Но самое ужасное было не в этом. В свои шестнадцать лет он только начал познавать собственную сексуальность, а Дина всегда старалась подчеркнуть, что он ей нравился.

Интересно, что бы было, если бы он меньше уважал отца? Вне всяких сомнений, Дине нравилось заигрывать с ним, и со временем она начала считать его неотъемлемой частью своей жизни. Будучи на десять лет старше Фрэнка, она всегда вела себя так, словно имела с ним гораздо больше общего, чем с его отцом. И только в присутствии Грегори вспоминала, как подобает держать себя мачехе...

Фрэнк почувствовал облегчение, поступив в колледж, и старался как можно реже появляться дома. Выйдя из-под влияния Дины, он стал обращать внимание на девушек, и когда ему исполнилось двадцать два года, женился на сестре одного из приятелей по колледжу. Люси была милой и ласковой, совсем не похожей на Дину. И хотя миссис и мистер Тайлер присутствовали на свадьбе, Фрэнк очень скоро понял, что жизнь его жены на вилле не будет слишком приятной.

Конечно, Дина ничего не говорила и не делала в открытую, тем более что дом принадлежал отцу Фрэнка, а тому очень нравилась невестка. Но она менялась в лице при виде Люси и не упускала случая унизить ее или показать свое враждебное отношение к ней, пока та наконец не осознала этого.

Поведение Фрэнка в сложившейся ситуации могло показаться невероятным, но вместо того чтобы упрекать Дину, он во всем обвинил жену. Убедив себя, что Люси сделала нечто такое, что глубоко обидело мачеху, он в конце концов вынудил жену предложить ему выбирать между ней и его семьей. И Фрэнк сделал выбор... Как оказалось, его безрассудная страсть к мачехе была слишком сильна, и Дина – черт бы ее побрал! – догадывалась об этом с самого начала. К тому же она прекрасно понимала, что Фрэнк не сделает и не скажет ничего такого, что причинило бы боль его отцу.

Но Грегори Тайлер внезапно скончался от сердечного приступа, когда ему шел всего шестьдесят четвертый год. Дина теперь была свободна и могла делать все, что ей нравилось. Меньше чем через три месяца после похорон она дала понять Фрэнку, что всегда знала, как он к ней относится, и теперь нет причин отрицать тот факт, что она отвечает ему взаимностью.

Дина заявила также, что всегда считала свой брак с Грегори Тайлером ошибкой, но, слава Богу, у нее еще осталось достаточно времени, чтобы наверстать упущенное.

Вот тут-то она явно перестаралась. В довершение всего после смерти отца выяснилось, что тот завещал сыну «Мэтьюз и Тайлер», и Фрэнк почувствовал, будто железные пальцы схватили его за горло и ему не хватает воздуха. Он никогда не горел желанием продолжить дело своего отца.

Его чувства к Дине после ее признания не уменьшились, но тем не менее изменились. Он все еще хотел ее, но не желал оскорбить память отца, уложив в постель его вдову, прежде чем покойный успел окоченеть в могиле. Но если в отношении Дины Фрэнк мог принимать решения самостоятельно, последняя воля отца была для него незыблемой. Факт оставался фактом: Дина унаследовала виллу на острове, где написала все свои бестселлеры, и большую часть состояния, а издательство досталось сыну. И хотя Фрэнк уже работал в преуспевающей юридической фирме, он почувствовать себя обязанным отказаться от престижной должности и переехать в Чикаго...

Глядя через окно на спокойную воду бассейна, Фрэнк думал, что это, возможно, стало самой большой ошибкой в его жизни. Он прекрасно понимал, что, если пойдет наперекор воле Дины и она станет отдавать свои романы другим издателям, дела «Мэтьюз и Тайлер» сильно пошатнутся. А Грегори Тайлер хотел, чтобы детище его процветало и продолжало печатать книги Дины! Господи, неужели он не подозревал о том, какие чувства его сын испытывал к своей мачехе?! Или таким способом хотел показать, что благословляет их обоих?

Фрэнк застонал. А есть ли у него причины противиться неизбежному? Может, Дина права? Ведь прошло уже больше года со смерти отца, и ничто не мешало ему осчастливить Дину, а заодно и самого себя... Так почему бы не подняться к ней и не завершить то, что они начали несколько минут назад?

Но он продолжал стоять неподвижно, и вскоре в его воображении возникла пара необычайно проницательных серых глаз. Фрэнк представил, как вытянулось бы лицо новой секретарши, узнай она, о чем он сейчас думает. Скорее всего, один лишь намек на любовную связь между мачехой и пасынком внушил бы ей бесконечное отвращение к ним обоим...

Побуждение пойти на поводу у Дины, неожиданно пропало. Момент был упущен, но проблемы остались. В мрачном расположении духа Фрэнк вышел из дома и направился к океану. В таком состоянии лучше всего побыть в одиночестве.

3

– Вы умеете водить машину?

Элис не могла услышать слов, поскольку на ней были наушники, но каким-то шестым чувством поняла, что уже не одна в комнате. Вздрогнув, она подняла глаза и увидела Фрэнка. Поскольку Элис полдня печатала письма, которые утром Дина надиктовала на пленку, она решила, что нервничает от усталости, а вовсе не потому, что Фрэнк вошел сюда.

Элис отвели комнатку, примыкавшую к кабинету Дины, и сейчас Фрэнк Тайлер стоял здесь, опираясь плечом о дверной косяк и скрестив их на груди руки. Он выглядел так, будто только что закончил тяжелую физическую работу. Хлопчатобумажные шорты облегали его мускулистые бедра, футболка потемнела от пота. Элис казалось, что она ощущает жар его разгоряченного тела несмотря на то, что их разделяло несколько метров. Как ни странно, ей было приятно видеть его, но при мысли о том, что Фрэнк может это понять, Элис внезапно покраснела.

5
{"b":"980","o":1}