ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Чаури Сингх молчал, сосредоточенно посматривая на приборы. «Камбала» опустилась в каньон, прошла мимо базальтовых скал, поражающих своим величием и мрачностью. Но чего-то недоставало сегодня на жутких берегах каньона, и я сказал об этом.

Чаури Сингх ответил:.

— Недостает Жака. Он поразительно точно вписался в пейзаж. Сейчас здесь как в пустом доме без хозяина.

Я сказал Биате:

— Он стоял у колонны, как студент, первым пришедший на свидание.

— Под часами? — Она засмеялась.

Мне тоже стало необыкновенно весело, и я давился от смеха, косясь на еле намеченный в темноте профиль индийца. Его черная борода иногда совсем растворялась и вдруг возникла вновь, когда он приближал лицо к светящимся приборам.

Я стал наблюдать за красной точкой, еле заметно движущейся по миниатюрной карте. Точка — «Камбала» — оставляет на карте голубой след. Мы вышли из каньона и теперь медленно движемся по раскручивающейся спирали, шаря локатором в черной толще.

Биата, глядя через мое плечо, следила за красной точкой. Ее порывистое дыхание согревало мне щеку.

— Где же он? — прошептала Биата. Ее, как и всех нас, захватила беззвучная охота в кромешной тьме за невидимым кальмаром. Волновал каждый всплеск на экране, непонятный шум, вдруг доносившийся из гидрофона. Предчувствие чего-то неожиданного, непонятного, а следовательно, страшного.

На глубине 950 метров на экране радара появились неясные контуры кашалота. Под углом в 80° кашалот уходил в глубину. Ниже, на глубине 1300 метров, вверх мчался кальмар, он шел по прямой навстречу кашалоту.

Чаури Сингх бросил «Камбалу» круто вниз, направляя ее к точке встречи противников. Он сказал Биате:

— Если в поле зрения появится любой из них, стреляйте.

— Как? А, пушкой! Но где она?

— Нажмите красную клавишу на щитке.

— Вижу, она светится. Я убью их? Да?

— Нет. Парализуете на несколько минут. Но это в крайнем случае. Стрелять буду я сам.

Он уже стрелял, посылая в кашалота поток ультразвуковых волн. Но то ли было слишком далеко, то ли направленные волны пролетали мимо — кашалот не снижал скорости. Наконец он круто вильнул, но все же продолжал идти на сближение с кальмаром.

— Не думал, что Жак такой задира, — пробормотал Чаури Сингх.

— Может, это не он? — усомнилась Биата.

— Участок его… Что такое? Двигатель!

Мы остановились. Красная точка замерла на карте. Как я ни старался найти неисправность, на этот раз дело обстояло сложнее. Чаури Сингх не проронил ни слова, глядя на экран.

Еще метров двести «Камбала» шла по инерции, затем остановилась совсем. Мы могли теперь перемещаться только по вертикали: вверх или вниз. Аварийные аккумуляторы позволяли совершать такие эволюции, а также снабжали энергией локаторы, прожекторы и установку для регенерации воздуха. Мы были в полной безопасности, только не могли идти ни вперед, ни назад.

Биата слегка вскрикнула: кальмар сбоку бросился на кашалота, обхватил его всеми десятью щупальцами. Борьба началась. Кашалот, а в нем было не меньше восьмидесяти тонн, завертелся с проворством рыбы, стараясь сбросить с себя кальмара. Сейчас преимущество было явно на стороне Жака. Кальмар давил, рвал чудовищными присосками кожу противника, выкачивал из него кровь. К тому же он мог сколько угодно находиться в глубине, а кашалоту через час-полтора надо было набрать воздуху или он задохнется.

На экране видеофона материализовалось возбужденное лицо Коррингтона. Он попросил:

— Чаури, дорогой! Переключите изображение на видеоканал. Пожалуйста!.. Благодарю! Довольно хорошая видимость. Жаль, не в цвете. Вы не можете подойти ближе и включить ваши светильники?

— Нет.

— Ах, да. Я понимаю… Ваш Жак не так уж глуп. Он выигрывает время… Какой бросок! Держу пари на что угодно, Орфей разделает моллюска…

— Никогда! — Чаури Сингх выключил звук видеофона и впился взглядом в черно-серое изображение клубка вертящихся тел.

Орфей изменил тактику. Поняв, что ему не удастся сбросить противника, вращаясь на месте, он резко пошел вверх. Жак стал тормозить, распустив парашютом мантию и включив свой реактивный двигатель.

«Камбала» поднималась параллельно и через минуту остановилась: бойцы тоже не двигались, уравновесив тяговые усилия. Орфей метнулся назад. Этим, наверное, испытанным приемом ему удалось сорвать, правда вместе с лоскутами своей кожи, два щупальца. С бешеной скоростью он завертелся на продольной оси и стряхнул с себя еще две или три гигантские «руки». Сила вращения была так велика, что Жак не мог снова схватить его. А Орфей все вертелся и вертелся. «Руки» Жака стали скручиваться, гигантское туловище отошло назад. Я физически ощущал, с какой силой Жак пытается противостоять инерции, не в состоянии понять, что он сам, своим весом помогает Орфею сбросить его. Раздалось наше дружное «ах». Жак отделился от Орфея и мгновенно исчез за кромкой экрана. Кашалот развернулся на одном месте и замер. На экране появились прерывистые белые линии: усиленно работали локаторы противников, нащупывая друг друга.

«Камбалу» резко бросило в сторону от мощной струи, выброшенной Жаком, проплывшим где-то недалеко от нас.

— Мне надо было стрелять? — спросила Биата. — Я прозевала?

— Нельзя стрелять! Он сейчас так разъярен, что может принять нас за кашалота или за нового врага. Ему некогда разбираться.

— Я чувствовала, что он приближается, кажется, видела его и протянула руку, чтобы нажать клавишу, да нас качнуло. Я поняла, что он проплыл где-то впереди. Почему вы сами не стреляли?

— Успокойтесь! И запомните, что стрелять нельзя. Пока нельзя. Без моей команды. Вы поняли меня?

— Да, да! Не буду. Вдруг он подумает, что это сигналы Орфея! Нет, не буду.

Чаури Сингх увеличил ширину луча локатора, и на экране мы снова увидели кашалота и кальмара. Они мчались навстречу друг другу, причем я заметил, что Жак движется быстрей. У Орфея была прямолинейная тактика, он старался столкнуться «нос в нос» и схватить противника своей страшной пастью. Жак, наоборот, стремился избежать зубов Орфея и снова оседлать его, зайдя ему в хвост. Они устроили «бег» по кругу.

Как-то получилось совсем неожиданно для Чаури Сингха и, конечно, для нас с Биатой, что «Камбала» оказалась в центре круга, по которому кружились бойцы. Круг сужался.

«Что, если кто-либо налетит на нас?» — наверное, подумал не один я в эти неимоверно длинные секунды. Кашалот каким-то непостижимым образом развил такую скорость, что стал догонять Жака. По всей вероятности, Жак стал плыть тише и, конечно, сильно рискуя, подпустил Орфея метров на двадцать. Нам показалось, что кальмар погиб: сейчас страшные челюсти схватят его. Внезапно перед носом преследователя вырос темный шар, и, как только Орфей налетел на него, шар полыхнул ослепительной бесшумной вспышкой. Наверное, Орфей потерял ориентировку — ядовитое облако головоногих моллюсков парализует органы чувств их врагов. Что касается нас, то мы просто ослепли от этой световой гранаты и несколько секунд ничего не видели, кроме разноцветных кругов перед глазами. За это время Орфей нащупал «Камбалу» своим локатором и, приняв за кальмара, пошел на нас в атаку. Не зная еще этого, Чаури Сингх, чтобы отпугнуть кальмара и кашалота, включил все прожекторы. Биата увидела Орфея совсем близко и, забыв предупреждение нашего командира не стрелять без его команды, нажала клавишу. На таком близком расстоянии ультразвуковой заряд, наверное, на миг оглушил кашалота и заставил сбиться с курса. Все же он слегка задел нас, и мы завертелись в водовороте, образовавшемся за ним. Никто из нас не пострадал. «Камбала» еще долго продолжала медленно вращаться, что не мешало нам наблюдать в иллюминатор продолжение боя. Жак воспользовался и эффектом, произведенным его «бомбой», и помощью Биаты, и «оседлал» Орфея.

Вокруг судорожно бившихся тел висели, не смешиваясь, длинные жгуты и клубы красной и голубой крови.

Появились акулы: две огромные белые и несколько голубых; они мелькали в лучах света. Пока они тоже были зрителями. Кашалот слабел. Он сделал еще несколько безуспешных попыток сбросить Жака, который мертвой хваткой оплел ее хвост и висел на нем, как гигантский нераскрывшийся парашют. Прошло уже больше часа. Кислород в крови Орфея был на исходе. Метр за метром кальмар тянул его в черную бездну. Мы проводили их на глубину 4500 метров, затем быстро взмыли вверх. Так же неожиданно, как и выключились, двигатели начали работать.

58
{"b":"98176","o":1}