ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Царящая здесь атмосфера тут же заставила его успокоиться. В этот час дня патио казался настоящим оазисом. Здесь любил сидеть отец, а сам Люсьен лишь недавно оценил умиротворяющее действие этого места после напряженного трудового дня на винодельне.

– Как красиво! – Алисия прошла мимо и залюбовалась фонтаном. Она облокотилась о край бассейна и вдохнула в себя запах кувшинок.

Какие длинные у нее ноги, невольно подумал Люсьен. Какие стройные лодыжки и пышные бедра… О Боже!

Де Грасси резко отвернулся, боясь того, что мальчик заметит его реакцию. Неужели только вчера он уверял себя, что ненавидит Алисию? Разве можно бросать страстные взгляды на женщину, которая так обошлась с ним и его семьей? Должно быть, он свихнулся!

Слава Богу, Бертран не обратил на это внимания. Он злобно топтал осыпавшиеся лепестки, и Люсьен снова ощутил сочувствие к племяннику.

В патио вошла полная женщина с подносом.

– Спасибо, Вероника, – поблагодарил Люсьен. – Если что-нибудь понадобится, я позову.

– Да, месье.

Уходя, Вероника бросила испуганный взгляд на мальчика, и Люсьен понял, что инициатива окончательно ускользает от него. Конечно, Пьеру можно приказать помалкивать. Но женщина, которая знала Люсьена и Жюля с детства, едва ли будет держать рот на замке.

Впрочем, оно должен был знать это. Знать еще тогда, когда предложил Алисии остаться. Теперь следует серьезно подумать над тем, что сказать матери, пока до нее не дошли слухи о мальчике.

Алисия подошла к столику, и Люсьен заставил себя отвернуться. Видит Бог, это было трудно. Пышные рыжевато-золотистые волосы волнами падали на ее плечи. Они были длиннее, чем восемь лет назад, но так же сверкали в лучах солнца. Люсьен вспомнил, какими мягкими были эти волосы на ощупь…

Он уставился на поднос, принесенный Вероникой. Такие мысли были изменой памяти брата. Проклятье! Тогда Алисия еще не была женой Жюля, но это Люсьена ничуть не оправдывает. Тем более что она была девушкой…

– Хочешь пить? – разыгрывая гостеприимного хозяина, спросил он и указал на высокие стаканы с дольками лимона. – Прошу!

Алисия бросила на Люсьена осторожный взгляд и взяла протянутый им стакан, стараясь, чтобы их пальцы не соприкоснулись.

Что ж, так и должно быть, мрачно сказал себе Люсьен. Конечно, он сделал глупость, приведя Алисию туда, где все напоминает о Жюле. И тем не менее…

– Можно мне колы? – откуда-то снизу спросил Бертран, и Люсьен понял, что мальчик присоединился к ним. Благодаря Пьеру на подносе стояло несколько банок этого популярного напитка.

– Конечно, – по-французски ответил Люсьен, все еще думая о своем, но потом спохватился, открыл банку и перешел на английский. – Держи.

– Спасибо. – Мальчик взял банку и вдруг закусил губу. – Прошу прощения, дядя Люсьен, – сказал он. – Я… не подумал. – Он уныло посмотрел на мать. – Мама, я не хотел волновать тебя.

Алисия отвела взгляд, и Люсьен понял, что Бертран редко раскаивается в своих поступках.

– Поговорим позже, – сказала она и жадно припала к стакану. Потом вспомнила о вежливости, облизнула губы и добавила: – Замечательно! Такого вкусного чая со льдом в Англии нет.

Воспользовавшись тем, что Бертран отошел к фонтану, Люсьен придвинулся к Алисии.

– Вчера вечером я говорил с матерью, – сказал он, заставив ее поднять взгляд. Едва ли Алисия стала бы его слушать, если бы не Бертран. Днем Люсьен несколько раз пытался заговорить с ней, но без всякого успеха. Интересно, на что она надеется, избегая разговора?

– Серьезно? – на сей раз спросила Алисия, и Люсьен с досадой увидел, что в ее глазах мелькнула тревога. Несмотря на все случившееся, она явно не была готова к компромиссу. – Это как-то связано со мной?

Люсьен сделал глубокий вдох.

– Она сказала, что отец быстро поправляется. – Он не стал добавлять, что ничего не рассказал Мирей о случившемся. – Мать надеется, что его скоро выпишут.

Алисия пожала плечами.

– Рада за тебя.

– В самом деле? – Люсьену захотелось причинить ей боль. – С какой стати? Ведь это значит, что Бертран в ближайшее время познакомится со своими дедушкой и бабушкой.

Алисия поднесла руку ко рту, тщетно пытаясь скрыть страх.

– Ты шутишь?

– Ничуть, – ответил Люсьен, борясь с сочувствием, и резко добавил: – Алисия, игра проиграна. Признай это. По мальчику видно, как он к этому относится. Согласен, его способ настоять на своем далеко не идеален. Но ты ничего не добьешься, если попытаешься лишить его права поддерживать связь с французской родней.

Алисия судорожно проглотила слюну, поставила стакан на поднос и спросила:

– Ты разрешишь мне позвонить и вызвать такси?

Люсьен вздохнул.

– Я уже сказал, что сам отвезу вас в пансион. Так что в такси нет нужды.

Она покачала головой.

– Предпочитаю такси.

– Ты можешь себе это позволить?

Люсьен тут же пожалел о своих словах, но было слишком поздно.

– Ничего другого я от тебя и не ждала, – мрачно сказала Алисия. – Только это тебя и волнует, верно? Тебя и твоего отца. Именно поэтому вы были против моего брака с Жюлем. Потому что у меня нет денег. А раз так, значит, я мечтаю подцепить богатого мужа. Так вот, знай: пустой кошелек лучше, чем пустая душа!

Теперь Алисия смотрела на него. В ее широко открытых голубых глазах горело негодование, темные ресницы были мокрыми от слез. Люсьен поежился и почувствовал себя очень неуютно.

– Извини, – мягко сказал он. – Я не должен был так говорить. Ты простишь меня?

Она шмыгнула носом.

– А тебе не все равно?

Люсьен не успел опомниться, как его руки сами собой обхватили плечи Алисии.

Это явилось ошибкой. Ее кожа оказалась нежной, теплой и шелковистой. Люсьен знал, что стоит только сжать пальцы, как на ее коже останутся синяки, и ему захотелось сделать это.

Оставить на ней свою отметину; пусть все видят, что он сделал.

Это безумие. Но Люсьен не мог справиться со своими чувствами. Рот Алисии слегка приоткрылся, язык нервно облизал нижнюю губу. Его неудержимо тянуло прильнуть к этим пухлым, нежным губам…

Но этого не случилось. Алисия сдавленно вскрикнула, вырвалась, и Бертран тут же подбежал к ней.

– Что случилось? – спросил он, переводя темные глаза с матери на Люсьена и обратно. – Мама, ты что? Я боялся, что ты не позволишь мне еще раз увидеться с дядей, вот и все.

Нет, не все, мрачно думал Люсьен, пытаясь восстановить душевное равновесие. Хватило одного прикосновения к Алисии, чтобы он почувствовал себя выбитым из колеи. Он забыл ее нежную кожу, ее женственный запах. Ему захотелось напомнить Алисии о том, что было между ними, хотя такое воспоминание было бы убийственно опасным.

Однако надо успокоить мальчика. Люсьен заставил себя очнуться и резко сказал:

– Твоя мать знает, что не может помешать тебе познакомиться с родными. – Он бросил на Алисию вызывающий взгляд. – Что, не так? – А когда та промолчала, добавил: – Обсудим это завтра, идет? Когда ты придешь в себя после исчезновения Бертрана.

7

Люсьен прибыл на следующее утро, когда Алисия завтракала.

Впрочем, несколько чашек крепкого кофе едва ли можно назвать завтраком, но события последних дней окончательно лишили ее аппетита.

Накануне вечером Алисии тоже было не до еды. Хотя по просьбе Бертрана она отвезла его в пиццерию, но сама не смогла проглотить ни кусочка.

Конечно, Бертран вел себя идеально. Весь первый час он просил прощения за волнения, доставленные ей и Риккертам, а когда вечером увиделся с немцами, поговорил с ними сам. Алисия не знала и не хотела знать, что он им сказал. Его поведение слишком напоминало отцовское. При случае он мог очаровать кого угодно.

В общем, Бертран снова настоял на своем. Алисия не могла забыть, что он отыскал де Грасси, и чувствовала себя преданной.

И все же при виде Люсьена, разыскивавшего ее взглядом, она невольно вздрогнула. Точнее говоря, он разыскивал Бертрана. Не следует забывать, что она сама для де Грасси ничего не значит.

12
{"b":"982","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Законы большой прибыли
Подземный город Содома
Эффект чужого лица
Битва за воздух свободы
Метро 2033: Пасынки Третьего Рима
Мастер дверей
Наемник
Личный бренд с нуля. Как заполучить признание, популярность, славу, когда ты ничего не знаешь о персональном PR