ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Когда Алисия и Бертран уезжали из пансиона, Риккерты очень жалели. После фиаско, приключившегося накануне, Алисия считала, что обязана объяснить им случившееся. Пусть думают, что она горит желанием познакомиться с неожиданно обнаружившейся французской родней. Так будет намного проще.

Месье Ларусс также выразил сожаление по поводу их неожиданного отъезда. Хотя сдать их номер в это время года легче легкого, француз галантно заверил, что ему будет не хватать ее. Это тронуло Алисию. Приятно знать, что хоть кому-то она небезразлична.

Однако на следующее утро в Монмуссо ее охватили дурные предчувствия. Хотя вечером им с сыном подали превосходный ужин в комнаты и подозрения Алисии, что Люсьен хочет завладеть всем временем Бертрана, не оправдались, она чувствовала, что ее голос здесь не будет решающим. Люсьен привез их сюда, чтобы познакомить мальчика с его французской родней. Было ясно, что наедине с матерью Бертран пробудет недолго.

Проснувшись и босиком пройдя на балкон, Алисия почувствовала, что ее мысли приняли другое направление. Бертран рассказал матери, что накануне днем в кабинете дяди была молодая женщина, которая почему-то спорила с Люсьеном. Почему, он так и не понял. Тем более что они говорили в основном по-французски.

В отличие от Бертрана, Алисия догадалась, что эта женщина недовольна их приездом. Но почему? И кто она такая? Подружка Люсьена? Невеста? Тогда при желании можно будет скомпрометировать его. Месть сладка…

Впрочем, не стоит даром тратить время. Если Люсьен помолвлен с этой женщиной, ей-то что? И все же существует по крайней мере один человек, которому пребывание Бертрана в Монмуссо не по душе…

Утро стояло чудесное. Было еще рано, но солнце поднялось высоко и плитки под ее ногами успели нагреться. В отличие от спальни. Хотя в комнатах не было кондиционеров, толстые стены palais не пропускали тепло.

В саду, окружавшем palais, работал какой-то мужчина, а издали доносилось ровное жужжание газонокосилки. Только тут до Алисии дошло, что просторная майка, которую она использовала вместо ночной рубашки, едва прикрывает ее бедра. Поэтому она ушла в спальню и решила поискать сына.

Однако в комнате Бертрана мальчика не оказалось. Простыни были разворошены, но одежды, вчера вечером висевшей на стуле, не было.

Алисия вздохнула. Волноваться не имеет смысла. Мальчик едва ли ушел из palais; кроме того, в поместье есть люди, которые могут за ним присмотреть. И все же ее раздосадовало, что Бертран ушел, ничего не сказав. В конце концов, они проводят здесь первый день.

Алисия вернулась к себе в спальню, приняла душ и начала одеваться. Жаль, что она взяла с собой так мало летних платьев. Конечно, ее гардероб нельзя назвать обширным, но кое-какие наряды из хлопка остались дома.

В конце концов, она остановилась на белых бриджах до колен и блузке, завязывавшейся на талии, собрала волосы в конский хвост, сунула ноги в туфли без задников и вышла из спальни.

Найти дорогу в главные покои оказалось не так-то просто. Когда вчера мадам Нарбон показывала ей palais, Алисия обращала внимание не столько на направление, сколько на пышное убранство комнат.

Когда Алисия очутилась во внутреннем дворике, она поняла, что заблудилась.

Обогнув незнакомый фонтан, она подошла к краю дворика и посмотрела вниз. Там раскинулись террасы, усаженные апельсиновыми деревьями, от запаха которых щипало в носу. Сколько их здесь? Сотни? Тысячи? И все же деревья занимают лишь малую часть поместья. У нее закружилась голова.

– Что ты здесь делаешь?

Голос Люсьена напугал ее. Алисия виновато оглянулась и увидела, что он стоит у фонтана. Когда он подошел? Она почувствовала себя неуютно. В его гибкой фигуре было что-то угрожающее.

– Я… я заблудилась, – призналась она, решив, что лгать не имеет смысла. – Я искала Бертрана и… кажется, потеряла направление.

– Вот как? – Люсьен подошел к ней. – Что, любуешься фруктовыми деревьями моего отца?

– Я пыталась сосчитать, сколько их. – Алисия сунула руки в задние карманы бриджей и неловко пожала плечами. – Неужели апельсины так легко выращивать?

– Не слишком сложно, – подтвердил Люсьен. – Конечно, у них есть свои трудности, как и у нас. Плодовую мушку трудно вывести; кроме того, каждый садовод боится болезней. – Он поджал губы. – Алисия, тебя действительно интересуют деревья? Или ты хочешь увильнуть от разговора?

– Увильнуть? – Алисия не поняла, о чем он говорит. – Ты имеешь в виду Бертрана? Ты знаешь, где он?

– У Шарля Форестье, моего главного зоотехника, – ответил Люсьен. – Сегодня утром он пришел на скотный двор, когда мы осматривали новых коров. – Он помолчал, а потом неторопливо сказал: – Со стороны мальчика это было довольно опрометчиво. Здешние быки не чета английским. Они с норовом, и несчастные случаи тут не редкость.

У Алисии пересохло во рту.

– Ты хочешь сказать, что Бертрану угрожала опасность? Что эти животные могут убить?

– Нет.

– Но ты намекнул на это!

– Я сказал, что он допустил беспечность, зайдя на скотный двор, – терпеливо ответил Люсьен. – Вопреки широко распространенному мнению, быки не набрасываются на людей без предупреждения.

– Но это ужасно! – воскликнула Алисия.

На щеке Люсьена забилась какая-то жилка.

– Чего ты боишься? Может быть, меня?

– Нет, – покривив душой, ответила встревоженная Алисия. – Я уже говорила. Мне не нравится, что ты разводишь животных, которых потом отправляют на бойню.

– Хочешь сказать, что в Англии не едят мяса? – Люсьен подошел ближе.

Кровь бросилась ей в голову. Хотя на улице было жарко, но испарина на верхней губе и струйка пота, потекшая между грудями Алисии, объяснялись совсем другими причинами. Она переступила с ноги на ногу и упрямо ответила:

– У тебя одно мнение, у меня другое.

– О да. – Люсьен посмотрел на нее сквозь опущенные веки. – Но мое мнение тебя нисколько не интересует, верно? И речь идет не только о быках.

– Что ты имеешь в виду? – быстро спросила Алисия, подумывая о бегстве. Но Люсьен прижал ее к зарослям вьюнка, и бежать было некуда. – Мы с Бертраном здесь, правда? Разве это было мое решение?

– Нет, не твое.

Хотя Люсьен согласился, но продолжал смотреть на нее так, что Алисия не на шутку испугалась. Он слишком сильный, слишком властный, слишком мужественный. Но больше всего она боялась собственной реакции на эту мужественность. Она слишком хорошо помнила, чем это закончилось восемь лет назад…

– Эта ситуация нелегка для нас обоих, – наконец промолвил он. Алисия не могла отвести глаз от его губ. – У нас слишком много общих воспоминаний. – Люсьен поднял руку и, к ужасу Алисии, провел смуглым пальцем по ее щеке и подбородку. – Неужели ты не можешь хотя бы попытаться понять мои чувства?

Алисия резко отдернула голову.

– Я… я не знаю, что… чего ты от меня хочешь… – Она заикалась и отчаянно озиралась по сторонам. – Мне жаль, что наше пребывание здесь мешает твоей личной жизни, но это не моя вина, и…

– Что ты сказала? – Разгневанный Люсьен схватил ее за плечи и рванул к себе. – О чем ты говоришь?

– Перестань! – крикнула Алисия, тщетно пытаясь разжать его пальцы. – Ты прекрасно знаешь, о чем я говорю! Вчера днем Бертран видел тебя с ней! И сказал, что эта женщина ему не обрадовалась!

Хватка Люсьена усилилась.

– Видел меня с кем? – прорычал он, не обращая внимания на то, что их могут увидеть снизу и подумать Бог знает что. – Говори, Алисия! Как, по-твоему, кто это был?

– Откуда мне знать? Ты не делишься со мной своими секретами.

– Не делюсь, – подтвердил он. – Но ты делаешь из этого далеко идущие выводы, верно?

– Люсьен…

– Так вот, знай: она не моя подружка, как это называют у вас в Англии! Ее зовут Франсуаза. Франсуаза де Шобер. И это та самая женщина, на которой собирался жениться мой брат до того, как стал… до того, как познакомился с тобой!

Алисия с трудом проглотила слюну.

– Я тебе не верю.

15
{"b":"982","o":1}