ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Вина? – спросил он, зная, что Алисии хочется как можно скорее отвернуться.

– Нет, спасибо, – ответила она, качнув двумя золотистыми локонами. Все остальное было собрано в замысловатый узел на макушке.

Люсьену отчаянно захотелось вынуть из ее прически шпильки и зарыться лицом в шелковистые волосы.

Поняла ли это Алисия, осталось загадкой, но она сумела отвести взгляд.

– А мне налей, – сказал Корбьер, протягивая Люсьену бокал. Потом он обернулся к Алисии и сказал: – У моего кузена неплохой винный погреб, правда?

– Я не слишком разбираюсь в винах, – честно ответила Алисия. – До своего приезда сюда я не догадывалась, что шардоннэ бывает и белое, и красное.

– Оноре, мисс Ормсби не привыкла пить вино во время каждой трапезы, – сказала Франсуаза, презрительно покосившись на соперницу. – Англичане пьют чай, верно? Причем в огромных количествах.

– Тогда вы должны позволить мне устроить для вас экскурсию на наш семейный виноградник, – тут же ответил Оноре, наблюдая за тем, как Люсьен наполняет его бокал. – Я мог бы рассказать вам все, что следует знать о вине.

– Не говоря обо всем остальном, – с намеком вставила Франсуаза. – Но я сомневаюсь, что мисс Ормсби проведет здесь достаточно времени, чтобы успеть посетить твой виноградник. Я права, мисс Ормсби?

– Ее фамилия де Грасси! – резко возразил Люсьен. – Алисия де Грасси. Если хочешь, мадам де Грасси. Но никак не мисс Ормсби. Я понимаю, Франсуаза, тебе нелегко это признать, но Алисия вдова Жюля. Ты поняла меня?

Франсуаза втянула в себя воздух, но тут ей на выручку неожиданно пришла Алисия.

– Мадам де Шобер, как всегда, права, – решительно сказала она, продолжая смотреть в сторону. – Оноре, мне очень жаль, но я не смогу воспользоваться вашим приглашением.

– Ну вот видишь! – Франсуаза приподняла узкие брови. – Твоя гостья прекрасно понимает, что скоро уедет вместе с сыном.

– Это зависит от многих причин, – ответил Люсьен, наполняя свой бокал и гадая, ответит ли Алисия на вызов.

– От каких причин? – не унималась Франсуаза. – Люсьен, когда твой отец вернется из больницы, ему не захочется видеть в своем доме незнакомых людей, правда?

– О каких незнакомых людях ты говоришь? – Люсьен сам не знал, почему продолжает этот разговор. Мнение Франсуазы его ничуть не заботило. – Алисия – невестка моего отца. А Бертран – внук. Ближайшие родственники.

– И тем не менее они незнакомы, – стояла на своем Франсуаза. Она сделала паузу и продолжила: – Я не знала, что ты уже обо всем сообщил отцу. Когда я говорила с Мирей, она сказала, что месье Жозеф не подозревает о существовании Бертрана.

Люсьен нахмурился. Интересно, когда Франсуаза успела поговорить с его матерью? Что именно ей рассказала Мирей о гостях? И вообще, какого дьявола мать делится с Франсуазой, а Алисии не говорит ни слова?

– Как бы там ни было, – быстро продолжила Франсуаза, внезапно поняв, что ссылкой на Мирей выдала себя, – я уверена, что весть о внуке поможет твоему отцу быстрее выздороветь.

Люсьен понял прозрачный намек и нахмурился еще сильнее. Вечер пошел насмарку. Люсьен пригласил Франсуазу, чтобы доказать, что у него с Алисией нет ничего общего. Но если так, то почему к Алисии его влечет сильнее, чем к женщине, которую он знает Бог знает сколько? И почему он защищает ее, а не Франсуазу, к которой обязан испытывать хотя бы жалость?

– Я уверен, что Алисия очарует Жозефа еще быстрее, чем очаровала меня, – галантно вставил Оноре, видимо решив, что беседа приобретает слишком опасное направление.

Люсьен поставил бокал на стол и встал.

– Предлагаю перейти в гостиную и выпить кофе, – небрежно сказал он и ощутил новый укол досады, когда лицо Франсуазы приняло самодовольное выражение. Он взялся за шнур колокольчика, с помощью которого можно было вызвать слугу. – Все согласны?

Алисия сложила салфетку и положила ее рядом с тарелкой. Но ответил Люсьену Оноре.

– Лично я согласен, дружище, – вставая, сказал он. – За это время я успею рассказать Алисии, что наш виноградник расположен всего в часе езды отсюда. – Корбьер улыбнулся англичанке. – Что скажете, милая?

– Думаю, мне нужно пойти проведать Бертрана, – ответила она, подняв голову. – Прошу прощения.

– Я схожу с тобой, – быстро вмешался Люсьен, помешав кузену предложить свои услуги. Прибытие слуги предотвратило спор. Люсьен велел ему подать кофе в гостиную, а потом сказал Оноре и Франсуазе: – Чувствуйте себя как дома. Мы скоро вернемся.

– В этом нет никакой необходимости, – быстро заявила Алисия. Голос ее дрожал, хотя она изо всех сил старалась скрыть это. – Я бы предпочла сделать это одна.

– И заблудиться на обратном пути? – вполголоса предположил Люсьен.

Алисия стиснула руки, словно борясь с желанием вцепиться ему в волосы.

– Я не совсем дура! – поджав губы, сказала она и обратилась к Франсуазе: – Мадам де Шобер, благодарю вас за ни с чем не сравнимое удовольствие. Говорю на тот случай, если мы с вами больше не увидимся.

Франсуаза быстро отвернулась. Она считала, что Алисия побоится дать ей сдачи, но не тут-то было.

Мы все недооценили эту рыжую красотку. В том числе и я сам, подумал Люсьен.

Однако у него есть преимущество. Алисия находится в доме его отца и не может запретить Люсьену следовать за ней. Тем не менее, она понеслась по коридору так, что Люсьену пришлось ускорить шаг.

Он не предполагал, что на высоких каблуках можно передвигаться с такой скоростью. В разрезе юбки то и дело мелькали ее длинные белые ноги.

Раньше Люсьен считал, что эта юбка могла бы быть и покороче. Но когда он заметил горящие глаза кузена, то изменил свое мнение. Юбка обнажала вполне достаточно. Он ощутил странное желание уподобиться своим предкам, которые запирали женщин в четырех стенах и не показывали их никому.

Впрочем, сейчас у Люсьена было на уме другое. Он пытался внушить себе, что обязан заставить Алисию вернуться к гостям. Но теперь, когда они оказались наедине, он думал лишь о том, с какой силой его влечет к ней. Инстинктивно сомкнув пальцы на ее плече, он произнес:

– Помедленнее!

– Не хочу помедленнее! – строптиво ответила Алисия. – А если тебе не нравится, как я хожу, то зачем ты тащишься за мной?

– У нас принято провожать гостей до их комнат, – чопорно ответил Люсьен.

– А у нас принято не докучать своим присутствием тем, кто этого не хочет!

Люсьен не знал, что ей ответить. Алисия имеет причины быть недовольной. Следовало отпустить ее с миром и вернуться к Франсуазе, которая приняла, бы его с распростертыми объятиями. Зачем он преследует Алисию? Разве ему мало скандала, разыгравшегося в то утро, когда неожиданно вернулась мать? Что ему нужно от этой женщины?

Правда заключается в том, что ему не хочется отпускать ее. Возможно, она испытывает то же самое. Если Бертран его сын, то… Нет, это безумие. Бертран сын Жюля. Она сама так сказала.

Или нет?

Люсьен посмотрел на свои смуглые пальцы, сжимавшие бледную руку Алисии. Ему нравится прикасаться к ней, нравится испытывать тепло, разливающееся по всему его телу. Нравится чувствовать себя ее тюремщиком… Впрочем, задумываться над этим не следует.

– Я надеялся, что ты будешь рада моей компании. – Он обвел рукой длинный коридор с высокими сводчатыми потолками и портретами суровых предков на стенах. – По ночам здесь страшновато. Когда я был ребенком, то думал, что тут за мной следят призраки.

– Но я не ребенок. – Алисия равнодушно огляделась по сторонам, и Люсьен понял, что до сих пор она не обращала внимания на окружавшую обстановку. – По-моему, эти портреты пугают тебя больше, чем меня. С какой стати мне их бояться? Я не сделала ничего такого, что могло бы вызвать их неодобрение.

– А я сделал?

– А что, нет? – злобно ответила Алисия. – Возвращайся к гостям, Люсьен. Что бы ты ни говорил, мадам де Шобер явно претендует на тебя, а я не хочу, чтобы она подумала, будто между нами что-то есть.

– Черт бы тебя побрал! – выругался по-французски Люсьен, – Между Франсуазой и мной ничего нет! Ничего! Понятно?

22
{"b":"982","o":1}