ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Алисия не ожидала, что они вылетят во Францию в тот же день. Получив ее согласие во время ланча, он тут же позвонил в аэропорт. Оказалось, что там их ждал частный самолет. Алисия успела лишь позвонить отцу, коротко объяснила случившееся и попросила его связаться с Диком Уэллером.

Едва машина проехала в ворота, как Жозеф открыл глаза. Перед ними возвышалось странное темное здание, и у нее сжалось сердце от дурного предчувствия. Что это? Где они? Почему Жозеф привез ее сюда?

Тем временем старик выпрямился и начал растирать онемевшие конечности. Увидев взгляд Алисии, он удивленно спросил:

– Что-то не так?

– Где мы? – с дрожью в голосе спросила она. – Это не Монмуссо.

– До palais отсюда рукой подать, – пожав плечами, ответил Жозеф. – Вернувшись из больницы, Люсьен решил поправляться у себя в доме. Сказал, что компания ему не требуется.

Алисия захлопала глазами.

– Так это дом Люсьена?

– Да, – нетерпеливо ответил Жозеф. – А теперь позвольте откланяться.

– Что? – поразилась Алисия. – Вы бросаете меня здесь? Одну?

– Одна вы не останетесь. Здесь Люсьен. И Пьер. Пьер позаботится о том, чтобы у вас было все необходимое.

– Но…

– Алисия, я полагаюсь на вас. Поверьте, я не стал бы просить вас о помощи, если бы у меня был другой выход.

Едва машина остановилась, как дверь открылась и на капот лимузина упал луч света. В проеме стоял Пьер, явно ждавший их. Его лицо было таким же взволнованным, как и у хозяина. Алисия бросила еще один неуверенный взгляд на месье Жозефа, затем оперлась о руку шофера и вышла из автомобиля.

Пьер спустился по ступенькам.

– Добро пожаловать, мадам, – тепло улыбнувшись, сказал он. – Где ваши вещи?

– Я без вещей, Пьер, – ответила Алисия и повернулась к лимузину. – До свидания, месье, – по-французски пробормотала она.

– До завтра, Алисия, – ответил ей Жозеф.

Жан захлопнул дверь, сел за руль, и машина тронулась. Алисия посмотрела ей вслед, а потом снова уставилась на дом. Она чувствовала себя усталой и беспомощной. Почему старик решил, что она сможет добиться успеха там, где он сам потерпел поражение?

– Входите, мадам, – мягко сказал Пьер. Потом пропустил ее вперед и запер тяжелую дверь. – Как доехали?

– Нормально, – кивнула Алисия и неуверенно осмотрелась. Они стояли в просторном вестибюле. На верхние этажи вела резная лестница с коваными чугунными перилами. По обе стороны лестницы висели огромные зеркала, и в их глубине отражалась огромная ваза с алыми орхидеями. – Я… где Люсьен?

– Хотите есть, мадам? – не ответив на ее вопрос, спросил Пьер. – Софи оставила вам немного… как это?.. Закусить, да?

– Софи?

Пьер развел руками.

– Она… горничная, мадам. – Он показал на арку рядом с лестницей. – Пожалуйста.

Алисия на мгновение замешкалась, а затем решительно сказала:

– Люсьен. – До еды ей не было никакого дела. – Сначала я хочу увидеть его.

– Мадам…

Судя по всему, Пьер колебался. Хотя он был вынужден смириться с решением месье Жозефа, но явно сомневался в его разумности.

– Зачем? – холодно спросил чей-то до боли знакомый голос.

Алисия подняла голову и увидела Люсьена, следившего за ними с верхней площадки.

Она ожидала совсем другого приема. Судя по враждебному тону Люсьена, он ничего не знал о намерениях отца. При мысли о том, что Люсьен откажется с ней разговаривать, у Алисии пересохло во рту.

И все же кто-то обязан с ним поговорить. Какими бы ни были мотивы месье Жозефа, старик не преувеличивал: Лицо Люсьена посерело. За три недели он очень похудел; белый вязаный свитер и легкие брюки висели на нем как на вешалке.

– Я… как ты себя чувствуешь? – неловко спросила она, пытаясь не выказывать своих чувств.

Губы Люсьена сжались в ниточку.

– Что ты здесь делаешь, Алисия? – Его длинные пальцы крепко сжали чугунные перила. – Как ты сюда попала? Кто сказал тебе, что я здесь?

– Какое это имеет значение? – Алисия закусила нижнюю губу, покосилась на Пьера, а потом подняла взгляд. – Гм… мы можем поговорить?

– Перестань! – саркастически ответил Люсьен. – Сомневаюсь, что нам есть о чем говорить. – Он сделал паузу. – Должно быть, тебя привез отец. – Он скривил губы. – Неужели он окончательно потерял надежду?

Оскорбление заставило Алисию сморщиться, но она продолжала стоять на своем.

– Да, – ответила она. – Меня привез твой отец. Но если бы я не захотела приехать, то не приняла бы его предложения.

– Как это мило!

Тон Люсьена был ледяным, и Пьер решил, что его присутствие неуместно.

– Прошу прощения, месье, – пробормотал он, и Люсьен небрежно махнул рукой. Дворецкий поклонился и исчез за дверью в дальнем конце вестибюля. Кажется, он считает, что Алисия даром тратит время.

– Люсьен… – начала она, но де Грасси-младший тут же прервал ее.

– Нет, – мрачно промолвил он. – Нам нечего сказать друг другу. Я не знаю, с помощью каких сказок отец убедил тебя вернуться в Монмуссо, но он явно преувеличил. Как видишь, я жив и здоров.

– В самом деле? – Потные пальцы Алисии прилипли к лямке рюкзака. – Я знаю, что ты был болен.

– Не сомневаюсь, – насмешливо фыркнул Люсьен. – Отец пойдет на все, лишь бы настоять на своем. – Внезапно его голос дрогнул. – Уходи, Алисия. У меня нет желания разговаривать с тобой.

Или нет сил, с тревогой подумала Алисия. О Боже, ничего удивительного, что его отец совсем отчаялся. Он потерял надежду достучаться до сына. Но с чего он взял, что это удастся ей, Алисии?

Тем временем Люсьен повернулся и ушел.

Алисия поставила рюкзак на стол и неуверенно осмотрелась. Справа находится комната, на которую указал Пьер, когда говорил, что горничная оставила ей еду. Но есть Алисии не хотелось. Конечно, можно поискать Пьера. Он наверняка где-то поблизости и ждет распоряжения отвезти ее либо в palais, либо в аэропорт. Но уехать она не может. Почему-то месье Жозеф считает, что она может повлиять на Люсьена. Необходимо попытаться еще раз.

Она сделала глубокий вдох, взялась за перила и начала подниматься по лестнице. Путь освещали крошечные лампочки в потолке; на первой лестничной площадке стоял внушительный торшер. Ступеньки вели на третий этаж, но она помнила, что Люсьен туда не поднимался. Он пересек площадку и исчез в одном из парных коридоров. Она немного поколебалась и выбрала левый.

Этот коридор освещался лампами, которые подсвечивали висевшие на стенах картины. То были не мрачные старинные портреты, украшавшие коридоры Монмуссо, а современные пейзажи, на одном из которых был изображен palais.

Но Алисия знала, что пользуется картинами как возможностью отвлечься. Толстые подошвы ее ботинок скрипели по мозаичному полу, хлопковая юбка до лодыжек и футболка, надетые утром на работу, разительно не сочетались с этой обстановкой. Нужно было заехать домой и переодеться, ни с того ни с сего подумала она. Но де Грасси-старший заразил ее своей тревогой за судьбу сына.

В конце коридора виднелась распахнутая настежь двустворчатая дверь. Алисия быстро прошла по яркому ковру, краски которого приглушал полумрак, и остановилась у входа в просторную гостиную. На бледно окрашенных стенах висели гобелены ручной работы; по бокам от камина из белого камня стояли пухлые бежевые диваны и кожаные кресла. На диванах, креслах и даже на огромном ковре с бахромой валялось множество подушек. Именно подушки придавали этой комнате тепло, уют и неповторимость.

Однако взгляд Алисии привлек мужчина, стоявший на балконе. Как и лестница, комната была освещена несколькими светильниками; в высоких окнах виднелось звездное небо, которое напоминало темное покрывало, украшенное серебряным полумесяцем.

Люсьен не видел ее. Он считал, что Алисия еще внизу, что она готовится к отъезду. Может быть, балкон выходит на фасад? Но надеяться на это глупо. Даже если Люсьен собрался проследить за ее отъездом, это вовсе не значит, что он хочет, чтобы она осталась.

Алисия не знала, как ей быть. То, что она посмела войти сюда, может быть расценено как непозволительная вольность. Он не приглашал ее. Наоборот, ясно дал понять, что ей здесь нечего делать. Так почему же она не хочет смириться с поражением?

30
{"b":"982","o":1}