ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Потому что не может.

Как бы больно ей ни было, она обязана попытаться поговорить с ним. Привести его в чувство, упрямо подумала Алисия. Если его депрессия имеет отношение к Бертрану, к тому, что она столько лет скрывала от него сына, нужно что-то с этим сделать. Даже если для этого придется надолго оставить мальчика в Монмуссо.

О Боже, какая же она дура! А вдруг Люсьен и его отец составили хитроумный заговор, чтобы получить власть над ее сыном?

Однако она тут же отвергла эту мысль. Никакого заговора не было. Люсьен выглядит совсем больным. Неужели его травмы были такими тяжелыми? Неужели он так и не поделится с ней?

– Ступай, Пьер, – по-французски сказал Люсьен.

Он принял ее за дворецкого. Нужно назвать себя.

– Это я, – негромко сказала она.

Люсьен резко повернулся и покачнулся. Алисия тут же устремилась вперед и обхватила его за талию.

– К тебе это относится тоже, – резко ответил он.

Алисия шумно выдохнула.

– Это не очень-то вежливо. Я всегда думала, что французы гордятся своей учтивостью. Впрочем, вам, де Грасси, законы не писаны.

Глаза Люсьена были прикрыты веками, и Алисия не могла понять их выражение, но его ноздри раздулись.

– Пусть будет так, – спустя мгновение сказал он. – Теперь ты уедешь?

Алисия покачала головой.

– Не могу.

– Почему? Пьер вызовет тебе Жана. Или, если предпочитаешь, такси. Здесь у нас есть телефоны.

– Люсьен…

Он тяжело вздохнул, отпустил перила балкона и вернулся в гостиную.

– Ты решила настоять на своем, верно? – угрюмо спросил он. – Почему? Почему ты здесь? Какое тебе дело до того, что я получил пустяковую травму и несколько дней провел в больнице?

– Это не было пустяковой травмой! – тут же возразила Алисия, но Люсьен только покачал головой.

– Было. – Он закатал рукав свитера и показал шрам на предплечье. – Вот, смотри, все прошло. У Шарля за долгие годы накопилось множество таких отметин, но его родные не впадают в панику от одного вида крови.

При мысли о том, какую боль вытерпел Люсьен, пока до него не добралась «скорая помощь», у Алисии сжалось сердце.

– Это… это не единственная твоя рана, – возразила она. – Я знаю, что тебе делали переливание крови.

– О Боже! – Люсьен прислонился к дивану, и у Алисии сложилось впечатление, что иначе он рухнул бы на пол. – Алисия, я не собираюсь показывать тебе другие повреждения. – Он саркастически фыркнул. – Похоже, старик заманил тебя в ловушку, заставив почувствовать свою вину.

– Нет. – Она против воли прижалась к нему, хотя заметила, что это движение заставило его напрячься. – Ох, Люсьен, я так испугалась за тебя!

– Что? – У него искривились губы. – И это говорит женщина, которая предпочла убежать от меня, лишь бы не признаваться в своем маленьком обмане? Алисия, впредь будь осторожнее. Вино может развязать язык любому.

– Я никуда не убегала! – сердито возразила Алисия. – Ты сам сбежал от меня!

– Я? – Люсьен мгновение смотрел на нее, а потом покачал головой. – Нет, Алисия, я не убегал. Да, признаю: когда ты сказала, что Бертран мой сын, я обрадовался необходимости поехать в Марсель за отцом. Мне требовалось какое-то время, чтобы привыкнуть к этой мысли. Но я никуда не убегал.

Алисия вздрогнула.

– А восемь лет назад? – Ее лицо исказилось от боли.

– Восемь лет назад, – горько повторил он. – Ты никогда не позволишь мне забыть об этом, правда, малышка? – Выражение было ласковым, но в голосе Люсьена не осталось и намека на нежность. – Помнишь, однажды ты спросила меня, что я сказал Жюлю? Как ни странно, ничего. – Он покачал головой. – Алисия, я совершил ошибку. Ужасную ошибку. Признаю это. И буду расплачиваться за нее вечно.

– Ты так не думаешь…

Люсьен наклонил голову и устало пригладил волосы. Она машинально отметила, что ему пора стричься. Потом он поднял голову и посмотрел ей в глаза.

– Думаю, – ответил он. – Но говорить об этом – значит тешить твое самолюбие. – Тон Люсьена стал резким. – Если бы отец не сказал тебе о несчастном случае, ты сюда не приехала бы. Что он тебе наплел? Намекнул, что я на пороге смерти? Не вижу другой причины, которая могла бы привести тебя сюда.

– Я хотела видеть тебя! – вырвалось у Алисии. – А ты прекрасно знаешь, почему я улетела в Англию! Ты не присутствовал при моей беседе с твоим отцом, но знал, о чем пойдет речь. Ты хотел, чтобы Бертран остался здесь. Только это, и больше ничего. Так было еще до того, как ты узнал, что он твой сын. Разве я могла увезти Бертрана в Англию, если для твоего отца это было единственной возможностью узнать внука? Люсьен, я не бессердечная. Кроме того, – она испустила тяжелый вздох, – Бертран сам хотел этого.

– Тогда почему ты не осталась с ним?

– У меня есть работа! – тут же воскликнула Алисия. – Я не могу задерживаться только потому, что мне так хочется!

– Но твой отпуск еще не закончился, – возразил Люсьен, оттолкнувшись от дивана. – У тебя не хватило смелости даже на то, чтобы попрощаться со мной.

– Тебя здесь не было, – принялась оправдываться Алисия. – Мне сказали, что ты уехал в Марсель по делам отца. Я ждала. Честное слово. – Тут у Люсьена вытянулось лицо. – Но шел день за днем, а ты не возвращался.

– Я почти верю тебе.

– Почти? – воскликнула она. – Это правда!

– Тогда почему ты сказала Бертрану, что вернуться к собственному отцу для тебя важнее, чем ждать моего возвращения?

– Я… я этого не говорила… – И все же нечто подобное она сказала. Нечто такое, что заставило Бертрана начать оправдывать ее. Последствия были катастрофическими.

– Но потом ты передумала, – горько промолвил Люсьен. – И сказала Бертрану, что больше не хочешь меня видеть. Зачем отрицать?

– Потому что это неправда! – порывисто бросила Алисия. – О Боже, Люсьен, неужели ты мог поверить этому? После того… после того как я сказала тебе…

– Что Бертран мой сын? – Его тон был резким. – Что я не только соблазнил тебя, но и заставил семь лет заботиться о моем ребенке?

– Все было не так, – возразила Алисия. – Как ты думаешь, почему я сказала тебе об этом? Не потому, что была должна. А потому, что хотела.

– Хотела помучить меня?

– Нет! – Алисия долго смотрела в смуглое лицо Люсьена, потом приняла решение, шагнула вперед и прильнула к его губам. – Вот… вот почему, – срывающимся голосом добавила она. – Теперь ты мне поверишь?

Но Люсьен не пошевелился.

– Думаю, ты пожалеешь о своей порывистости, – хрипло произнес он. – Однако я вынужден признать, что у тебя есть совесть. Только и всего.

Алисия покачала головой.

– Ты ошибаешься.

– Серьезно? – Люсьен тяжело вздохнул. – Что ты хочешь этим сказать? Что случившееся восемь лет назад имеет для тебя значение?

Алисия замешкалась.

– Ты сам знаешь, что это так.

– Правда? – Он отвернулся и тихо добавил: – Однако это не помешало тебе выйти за моего брата.

– Да, – кивнула она.

Лицо Люсьена исказилось.

– Как ты могла?

Алисия на мгновение закрыла глаза.

– Я пыталась сказать Жюлю, что не могу выйти за него. Честное слово, – без всякого выражения промолвила она. – Но он не хотел слушать. Сказал, что, если я откажу ему, это будет для него унижением и докажет тебе и всем остальным членам семьи, будто я хотела выйти за него только из-за его богатства. – Она подняла веки и увидела, что Люсьен следит за ней темными немигающими глазами. – Это правда. Неужели ты не можешь понять, что я чувствовала? Люсьен, мне было девятнадцать лет. Я была в шоке. А ты… ты уехал. Я не знала, что делать.

– Ты должна была ненавидеть меня, – резко ответил он.

– Ты не понимаешь, – снова сказала она. – Жюль любил меня. А я его. Я еще не знала, что ношу твоего ребенка. И просто хотела поступить правильно. Я… я поклялась себе, что буду ему хорошей женой, и… и так оно и было бы. Но потом произошел несчастный случай. Жюль так и не узнал о том, что было между нами. Наверное, я надеялась, что он этого и не узнает. Но что это случится не так. Совсем не так.

31
{"b":"982","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Ледяная земля
Время-судья
Сад бабочек
Как в первый раз
Мужчины с Марса, женщины с Венеры. Новая версия для современного мира. Умения, навыки, приемы для счастливых отношений
Тетрадь кенгуру
Подземный город Содома
Осада Макиндо