ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Рой
Желтые розы для актрисы
Хочу быть с тобой
Путь к характеру
Сердце предательства
Сглаз
Хроники одной любви
Су-шеф. 24 часа за плитой
Еще кусочек! Как взять под контроль зверский аппетит и перестать постоянно думать о том, что пожевать
A
A

Однако когда Алисия добралась до пансиона, она поняла, что осуждать де Грасси не приходится. Все это было делом рук ее сына. Ну да, наверное, ей следовало с самого начала сказать мальчику правду, но ведь Бертран наверняка понимал, что так поступать нельзя. Не поэтому ли он молчал о письме?

Она вошла в ворота пансиона, вытянула затекшую шею… и ощутила холодок под ложечкой. С парапета террасы, на которой ели те, кто не любил обедать в зале, поднялся мужчина. Нет, она не ошиблась. Это действительно был Люсьен де Грасси. Он сидел в тени полосатой маркизы и ждал ее, как хищник свою добычу. Впрочем, почему «как»? Он действительно хищник.

Как всегда, он выглядел холодным и собранным. Майка цвета морской волны и просторные хлопковые брюки подчеркивали его стройное мускулистое тело. Мужественная красота Люсьена никогда не оставляла Алисию равнодушной, и это только осложняет ее задачу.

– Что ты здесь делаешь? – резко спросила она, пытаясь перехватить инициативу.

Люсьен ответил ударом на удар.

– Где мальчик? – властно спросил он, и Алисия обрадовалась, что отправила Бертрана с Риккертами.

– Его здесь нет, – ответила она. Пусть думает что хочет. – Ты даром потратил время.

Взгляд Люсьена стал еще более ледяным, хотя казалось, что это невозможно. Мысль о том, что он снова видит ее потной и растрёпанной, заставила Алисию сжаться. Она все утро просидела в конторе, где не было ни кондиционера, ни прохладительных напитков. Волосы, которые следовало постричь еще до отъезда, липли к шее, а топ и шорты красноречиво говорили о том, что куплены они в магазине готовой одежды.

Впрочем, какая разница, что он обо мне подумает? – нетерпеливо спросила себя Алисия. Как бы я ни выглядела, он не изменит мнения ни обо мне, ни о Бертране. Даже если бы я получила титул лучшей матери мира, де Грасси все равно начали бы искать способ отобрать у меня Бертрана.

– Где он? – снова спросил Люсьен, и на этот раз Алисия решила сказать правду.

– Уехал с друзьями, – ответила она и сделала попытку пройти мимо, но Люсьен преградил ей дорогу.

– С какими друзьями? – спросил он, не сводя с нее темных глаз. – С Риккертами?

– Угадал, – ответила Алисия, вспомнив, что Люсьен никогда не забывал имен. – А теперь прошу прощения…

Люсьен пробормотал что-то подозрительно похожее на ругательство и ухватил ее за руку.

– Брось, Алисия, – тщательно выговаривая слова, сказал он. – Ты сама знаешь, что никуда не уйдешь.

Алисия не стала вырываться. Ни к чему хорошему это не привело бы. Может быть, ей удастся избавиться от него другим способом. Она широко открыла рот, но закричать не успела.

Люсьен рванул ее за предплечье и угрожающе прошептал:

– Если устроишь сцену, я сделаю так, что месье Ларусса в два счета лишат лицензии!

Алисия уставилась на него во все глаза.

– Это невозможно. Месье Ларусс не сделал ничего плохого.

– Ничего, я заплачу своим адвокатам, и они наверняка найдут что-нибудь, – бесстрастно ответил Люсьен, таща ее к своему «мерседесу». – Так что я на твоем месте не рисковал бы.

– Алисию бросило в дрожь.

– Люсьен, ты ублюдок!

– Лучше быть ублюдком, чем лжецом, – холодно парировал он и распахнул дверцу машины. – Садись.

– А если не сяду?

Люсьен смотрел на нее не мигая.

– Хватит, Алисия. Ты только даром теряешь время. Нам нужно поговорить. Можешь упрекнуть меня в чрезмерной чувствительности, но я предпочитаю… как это у вас говорится?.. Ах да, не стирать белье на людях.

– Грязное белье, – не успев подумать, пробормотала Алисия, и на губах Люсьена появилась усмешка.

– Это твои слова, – ответил он. Когда Алисия неуклюже забралась в машину, думая о своих голых коленях и обожженных солнцем бедрах, Люсьен обошел «мерседес» сзади и сел за руль. Потом он бросил на Алисию насмешливый взгляд. – Можешь не бояться. Я не кусаюсь.

– В самом деле?

Алисия решительно посмотрела ему в глаза и ощутила приступ боли, когда Люсьен отвернулся. Неужели он помнит то же, что и она? Чары Люсьена все еще действовали на нее, и она презирала себя за это. Все ее воспоминания были окрашены горечью.

Шум двигателя застал ее врасплох.

– Что ты делаешь? – воскликнула она. Люсьен небрежно пожал плечами.

– А как, по-твоему? – спросил он, глядя в зеркало заднего вида и выруливая на дорогу. – Ты всерьез думала, что мы будем разговаривать в машине?

– А почему нет?

– Не смеши меня, – едко ответил Люсьен. Алисия знала, что ее слова ничего не изменят, и решила не возражать. С какой стати возражать, если пансион останется позади? Может быть, она сумеет убедить его не возвращаться.

Впрочем, вряд ли.

– Я не поеду с тобой в Монмуссо! – внезапно выпалила она, и Люсьен, выезжавший со стоянки, испустил короткий смешок.

– А я тебя и не приглашал, – иронически ответил он, заставив Алисию покраснеть. – Просто хотел найти бар, в котором нас с тобой не узнают.

– Точнее, не узнают тебя! – фыркнула Алисия, и Люсьен смерил ее задумчивым взглядом.

– Это имеет значение?

– Только не для меня, – холодно ответила она. – Я хочу как можно скорее покончить с этим делом.

Люсьен покачал головой.

– Мы оба знаем, что из этого ничего не выйдет, – равнодушно сказал он. – Если ты хотела сохранить свой маленький секрет, незачем было писать моему отцу.

– Я не писала твоему отцу! – вспыхнула Алисия. – И даже не собиралась!

– Да, – хмуро подтвердил Люсьен. – Теперь верю.

– Что ты хочешь этим сказать? – испугалась Алисия. – Что раньше ты сомневался?

Люсьен пожал плечами.

– У меня были на то причины.

– Какие? – И тут ее осенило. – О Боже, ты думал, что это я написала письмо, верно? Всерьез считал, что я чего-то хочу от тебя? Или твоего отца?

Люсьен не ответил, из чего Алисия заключила, что его мнение о ней ничуть не изменилось. Он по-прежнему считает ее жадной, корыстной сучкой, которая польстилась на его брата только из-за денег.

Алисия ощутила мучительную боль и инстинктивно потянулась к ручке дверцы. В этот момент она не понимала, что Сент-Обен остался позади и машина идет по дороге со скоростью минимум шестьдесят километров в час. Ей хотелось оказаться как можно дальше от Люсьена и сделать это как можно быстрее. Алисию не остановил даже сильный порыв ветра, ворвавшийся в открытую дверь.

Неизвестно, чем бы это кончилось, если бы не реакция Люсьена. Он сдавленно выругался и сделал две вещи одновременно: крепко схватил Алисию за руку, пригвоздив к месту, свернул с извилистого приморского шоссе и со скрежетом остановился на скалистом карнизе.

– Ты что, рехнулась? – по-французски спросил он. Только тут до Алисии дошло, какое потрясение он испытал. При ней он никогда не переходил на родной язык. Увидев ее побледневшее, залитое слезами лицо, Люсьен хриплым, незнакомым голосом пробормотал: – Сумасшедшая. – Потом он заглушил двигатель и выпрыгнул из машины.

Люсьен стоял на краю обрыва. Теплый ветер с моря раздувал его просторные брюки. Он не оборачивался. Просто стоял, уставившись на воду. Потом пригладил волосы и сцепил длинные пальцы на затылке.

Сначала Алисия подумала, что он дает ей время опомниться, но потом поняла, что это не так. На мгновение перед ней предстал настоящий Люсьен де Грасси – страстный человек, с которого упала маска холодной вежливости. Похоже, он потрясен не меньше, чем она сама.

Сомневаться не приходится: он спас ее если не от смерти, то от тяжелого увечья. Рискнул своей жизнью, свернув с шоссе и остановившись в нескольких сантиметрах от пропасти. Только для того, чтобы не дать ей совершить безумный поступок.

Боже, какая же она дура! Алисию затрясло. Чего бы она добилась, выпрыгнув из машины? Если бы она погибла, кто стал бы присматривать за Бертраном? Кто победил бы в борьбе за опеку над ним? Не требовалось быть семи пядей во лбу, чтобы понимать: у ее семьи шансов на победу нет.

Но тогда почему Люсьен помешал ей? Может быть, сейчас он опомнился и жалеет об упущенной возможности? Нет. Конечно, она дура, но не до такой степени, чтобы думать об этом всерьез.

7
{"b":"982","o":1}