ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Глава VII

Великолепная подделка

Итак, вопрос первый. Где я смогу легче всего раздобыть образец подписи Эдди Идена?

Ну конечно, в комнате Аманды, где же еще! Аманда – член клуба фанатов Эдди Идена (кто бы мог подумать!). И как член этого клуба (ее членский номер 5743/АА) она получила следующее:

издающийся раз в два месяца информационный журнал,

значок с Эдди Иденом – только для членов клуба,

автомобильную наклейку с портретом Эдди Идена,

особую карточку члена клуба, дающую право на скидку при покупке товаров с символикой Эдди Идена,

и фотографию с автографом – сами знаете, чьим.

Хотя, конечно, сразу было видно, что это не настоящая подпись, а всего лишь напечатанная.

Но какое это имело значение. Важно, что это была подпись Эдди Идена. То есть то, что я могла использовать для осуществления своего хитрого плана.

И теперь мне нужно было одно – оказаться дома раньше Аманды.

Времени в моем распоряжении было не так уж много – полчаса, не больше.

На этот раз автобус был на моей стороне. Он подошел почти сразу, и уже через пятнадцать минут я вошла в дом. Мама и Сэм были в гостиной. Сэм лежал на ковре, дрыгая ножками и хохоча. Мама стояла перед ним на четвереньках, время от времени наклоняя голову и фыркая в его голый животик.

– Аманда дома? – спросила я.

– Дома твоя старшая сестричка, малыш? – проворковала мама, обращаясь к Сэму. – Дома она? Фр-р-р!.. Дома сестричка Аманда? Фр-р-р!.. У кого такой толстый животик? Фр-р-р!..

Я не смогла сдержать смех. Мама, когда играет с Сэмом, всегда так сюсюкает!

– Мам!

Мама тряхнула головой, и Сэм схватил ее за волосы.

– Ее нет дома – так, малыш? Нет, нет, нет, нет, нет. Аманды дома нет.

Мама подхватила Сэма под мышки и перекатилась с ним на спину, держа его в воздухе у себя над головой. Он барахтался, хохотал и выглядел забавнее, чем новорожденный щенок. Мне тоже захотелось поучаствовать в их игре, но я должна была достать эту подпись. Иначе меня могла ждать одна-единственная игра – игра под названием «посчитай синяки».

– Скажи Стейси «привет», – попросила мама Сэма.

– Иге гегги! – произнес Сэм.

Мама села, усадив Сэма на колени.

– Стейси, ты слышала? Он сказал: «Привет, Стейси!»

Да, кое-что Сэм уже умеет говорить. Правда, не всегда можно догадаться, что он имеет в виду, но обычно нам это удается.

Например, «бик!» означает хочу поиграть с игрушкой, а «нямма» – вкусно, хочу еще. Однако пройдет еще порядочно времени, прежде чем Сэм научится говорить «привет, Стейси!». Понимаете, почему-то малыши просто не могут выговорить такие слова, как «Стейси». Но я поняла, почему мама старалась показать, что Сэм научился говорить «Стейси». Это потому, что он уже умеет говорить «Аманда». Слово «Аманда» почему-то гораздо легче дается малышам. Правда, Сэм произносит «Аннда», но все равно всем понятно, кого он имеет в виду, потому что он так говорит, только когда с ним играет Аманда.

И получается, что Сэм уже говорит три слова: мама, папа и Аннда. Еще он знает свое имя: Бем. Если так пойдет и дальше, Сэм научится произносить «Бенджамин» раньше, чем «Стейси». Конечно, Сэм не виноват, что у меня такое трудное имя, но почему из всей семьи у меня у одной имя, которое он не выговаривает? В этом есть какая-то закономерность. Хотя, разумеется, я всегда могу сменить имя на «Нямма».

Я отправилась наверх, в комнату Аманды, чтобы осуществить первый этап великого плана изготовления подделки.

Портрет Эдди Идена с «автографом» висел на почетном месте над кроватью Аманды. Встав на кровать коленями, я внимательно посмотрела на него. Эдди Иден с великолепным загаром улыбался мне ослепительной улыбкой.

О нет! Что происходит с моей рукой? Ею движет какая-то инопланетная сила. Она внушает мне взять ручку и зачернить пару передних зубов Эдди Идена. Я не должна этому подчиняться.

Ох! Пронесло! Но я чуть-чуть не потеряла контроль над собой.

Автограф «Всем моим почитателям, Эдди Иден» шел наискось через его левое плечо.

Достав из письменного стола Аманды лист бумаги, я попыталась скопировать подпись. Заглавное «Э» напоминало цифру 3, а удвоенное «д» было похоже на две восьмерки. За ними следовала пара закорючек, судя по всему, означавшая букву «И». Я старалась изо всех сил, но линии почему-то получались неровными, дрожащими. Оценивающим взглядом я посмотрела на свою попытку. Не пойдет.

Легко можно было представить реакцию Аманды. «Стейси, что это такое?» – «Ты, конечно, не поверишь, Аманда, но в тот момент, когда Эдди Иден подписывал твой диск, произошло небольшое землетрясение».

Моя подделка даже не приблизилась к оригиналу. Я поняла, что мне нужно было сделать. Взять фотографию с собой и спокойно, не торопясь, скопировать подпись. Проблема была лишь в том, что Аманда обязательно заметит пропажу ценного экземпляра своей коллекции и, сделав поспешные выводы, наверняка решит, что его забрала я.

И тут меня осенило. Калька! Можно свести подпись на кальку и потом попрактиковаться с ней!

У Аманды где-нибудь должна быть калька. Потому что, если хорошо поискать, в ее комнате можно найти все. Но в том-то и дело, что это еще нужно найти – да к тому же не забывая о времени. Мне вовсе не хотелось встречаться с Амандой, до того как я сумею поставить автограф на ее диск.

Я отыскала рулон кальки и аккуратно скопировала подпись Эдди Идена. Местами она все-таки вышла немного дрожащей, но вполне годилась в качестве образца.

После этого я отправилась в свою комнату и освободила место на своем столе. У меня все было готово, чтобы приступить к изготовлению подделки, когда внизу хлопнула входная дверь и послышался крик Аманды:

– Я пришла! Стейси, я дома!

Послышался топот ног вверх по лестнице. Я едва успела нырнуть под стол и поставить перед собой стул в качестве щита, как Аманда влетела ко мне в комнату.

– Стейси! Ты получила автограф? Ты где, Стейси?

«Не смотри под стол. Там никто не прячется. Стейси здесь нет. Повернись и выйди из комнаты», – мысленно внушала ей я, концентрируя всю свою мысленную энергию.

– Тьфу ты! – произнесла Аманда, повернулась и вышла.

Бывают случаи, когда умение внушать людям свою волю оказывается очень полезным. Хотя, надо признать, это у меня получилось первый раз за все время.

Я подождала, пока Аманда опять спустится вниз, потом схватила кальку и тихонько вышла из комнаты. Завершение операции требовало времени.

Я услышала, как Аманда разговаривает с мамой в гостиной.

– Она наверху, – сказала мама.

Ну, мамочка, спасибо тебе! Я на цыпочках спустилась по лестнице и шмыгнула на кухню. Через пять секунд я выскользнула из задней двери. А через пятнадцать, обогнув дом, уже со всех ног бежала по улице с листком кальки в одной руке и диском Аманды в другой.

Не скажу, что всю дорогу до дома Синди я мчалась во весь опор, но все-таки большую ее часть я пробежала. Поэтому мне понадобилось минуты три-четыре, чтобы отдышаться и объяснить Синди, что произошло. К тому же Синди больше хотелось поболтать о щенках, чем о моих проблемах с автографом Эдди Идена.

– Мы решили из списка имен исключить Колесный Пароход, – сообщила она мне. – А два белых щеночка будут Ангелом и Лапкой.

– Мне надо попытаться скопировать подпись Эдди Идена, – прервала ее я. – Эй, Синди, ты меня слышишь? Стейси вызывает Синди. Алло, алло!

– А черно-белый будет Кингом, – продолжала Синди. – Что ты там говорила про подпись Эдди Идена? Ой, Стейси, ты бы видела того, с коричневыми пятнышками на мордочке, он уже начал воевать с остальными. Ферн говорит, его надо назвать Квазимодо, потому что вид у него немного странноватый.

– Это ужасно интересно, Синди, – сказала я, – но я должна скопировать подпись Эдди Идена на диск Аманды – и сделать это нужно немедленно.

– Ты что, опоздала в торговый центр? – спросила Синди, когда до нее, наконец, дошло, о чем я толкую.

10
{"b":"98218","o":1}