ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Если мы соберем все причины и все следствия бытия и уберем расположившиеся между ними пространство и время (и его человеческий эквивалент мышление), то обнаружим, что они абсолютно идентичны.

Древние риши утверждали, что в конце вселенского цикла – пролайе, причина поглощает следствие, или следствие растворяется в причине.

Быть может, древним мыслителям легче было обнаруживать противоречивость, или, точнее, полную несостоятельность содержания нашего привычного опыта. Парадоксы пространства и времени обнаруживает Зенон, в своей знаменитой апории "Ахиллес не догонит черепаху". Но нам как-то не замечается, что очевидное – это невероятное. Ученые всего мира особенно дорожат законом сохранения энергии, но почему-то до сих пор не замечают, что он возник как описание поведения энергии в мире пространства и времени. Он может быть истинным только в отсутствии пространства и времени. Как причина и следствие, т.е. 5+5=10, находятся друг в друге, только потому, что они не могут учитывать пространственно-временных факторов, так и первый закон термодинамики. Что же тогда мы видим? -

СОЗНАНИЕ! Мы видим пространство и время в модели собственного сознания во время сна, мы видим модели их на экране телевизора, но мы воспринимаем это как независимую от сознания реальность! – Это очень странно. Ведь дело обстоит как раз наоборот! Очевидность этого устанавливается при внимательном рассмотрении фактов, и уже потом подтверждается просветлением. Раньше меня волновало то, что в рассуждении должна присутствовать логика и доказательство. Теперь это не волнует, дело в том, что из области логики и доказательств я попал в область очевидного. Очевидное в том, что реальность существует в настоящем. Как только мы начинаем думать о ней или анализировать ее, сразу же создается концепция пространства-времени.

Мы подключаем память, которая находится в прошлом и несостоявшемся.

Мы удерживаем мироздание как процесс, потому что таково свойство нашего мышления. Человек – ретранслятор реальности. Свойство человеческого мышлении ретранслировать божественное сознание. Мы не можем воспринимать реальность в ее подлинном виде – как внепространственную одновременность. Мы держимся за собственный опыт, который повелевает воспринимать иллюзию и утверждает представления иллюзии. Глядя на десять палочек мы не можем изменить их количество, на какие бы кучки их не раскладывать – по две, по три и одну или четыре и две. Равенство этой совокупности исчезает тогда, когда мы пытаемся произвести арифметические действия. Их равенство мы принимаем потому, что условились не учитывать сами арифметические действия, – это действия нашего мышления, но они есть, они фактически нарушают равенство. Если мы их уберем, – мы получим реальность. Уберите процесс мышления, уберите концепцию реальности, и вы окажетесь в самой реальности. Современная физика открыла нам, что вселенная – есть проявление духа действующего через физический вакуум, торсионные поля, плазму и силы, газообразные и твердые тела.

Человеческое мышление организованно так, чтобы воспринимать эту вселенную, ее мощь и красоту. Но нам дано также еще и постижение реальности, потому что мы всегда являлись сутью этого вечного процесса творчества. Извечное стремление человеческого существа к счастью и бессмертию, подобно поискам очков, которые мы не замечаем на собственном носу. Мы давно находимся дома и никогда не находились в другом месте. Дух ищет себя, потому что объективация его природы заключена в том, чтобы забыть себя. Он не может построить объективный мир, опираясь на собственную природу. Он создает механизм причинно-следственных, пространственно-временных связей и перестает узнавать себя. Субъект не может видеть себя в объекте и тем более отождествиться с ним, как не может конструктор отождествить себя с виртуальным автомобилем. Сознание – это тоже электромагнитные волны, как и природа изображения, но волны – возникают на незыблемой поверхности океана духа. Он всегда здесь и является источником текучести, пребывая в одновременности. Нам некуда идти и нечего искать. Нам остается только наблюдать данное и страдать или наслаждаться, если мы не способны осознать его суть.

Как мне подсказывает Йорик, – пора "закругляться". Строки моей повести были всего лишь легкими прикосновениями к телу собственного бытия, и уж тем более бытия общественного. Я говорил о глобальном, безбрежном и запредельно далеком. Я говорил об имманентности веры и присутствия Бога. Но это лишь мой опыт. Свой, осознавайте сами. Для этого не обязательно прожить такую странную жизнь в нашей удивительной России. В ней я ничего не имел, так как практически всю жизнь был то заключенным, то рабочим стоящим на… (в отличии от заявления официальной идеологии, что рабочий – гегемон общества) стоял я на низкой социальной ступени, был существом подневольным, как и весь наш народ. Иногда странные прихоти судьбы бросали меня по малодушию на разные должности, но я находил в себе достаточно здравого смысла и внутренней свободы, для возвращения назад, туда, где был весь мой народ – в нищету и сознание необремененной совести.

Я легко сходился с людьми, но жил отдельной жизнью, поэтому вполне могу назвать себя "простым русским мужиком", для которого главным в жизни было – осмысленное отношение к ней. Это, в свою очередь уберегло меня от огненной пасти, в которую брошена российская политическая и денежная элита с их VIP-детьми, бабушками и дедушками, с их Татушками и Филипками, кумирами Содома и Гоморры, с неотъемлемым запахом серы и печатью Каина.

13 декабря 2003 г.
63
{"b":"98269","o":1}