ЛитМир - Электронная Библиотека

Джо осторожно приподняла одеяло, в которое был завернут ребенок. Его пуповина была перерезана и завязана полоской сыромятной кожи. Джо приоткрыло одеяльце ниже и увидела, что ребенок – мальчик. Еще один сын Клинта Ривза.

– О Клинт, – прошептала она. – Ты должен вернуться. У тебя снова есть семья.

Джо продолжала изучать пальчики на ручках и ножках младенца. Казалось, все было на месте. Она снова укрыла ребенка и вдруг почувствовала чье-то присутствие в комнате. Джо подняла глаза и увидела Желтого Волка. Она быстро прикрылась и покраснела. Индеец сделал вид, что ничего не заметил, и подошел ближе.

– Моя жена говорит, что у тебя сын. Джо кивнула. – Отец будет горд. – Он внимательно смотрел на нее. – Когда мы были здесь в прошлый раз, ты сказала, что у тебя нет мужа.

Джо опустила глаза.

– Это так и было. Но был человек… которого я любила… Это мужчина, который привез меня сюда. Он приехал навестить меня в тот самый день… когда вы были здесь. Он появился сразу же после того, как вы уехали. Мы вскоре… поженились.

– Где твой муж?

Джо прижала к себе ребенка.

– Он… на время уехал. Он вернется весной.

– Он оставил тебя одну? Глаза их встретились.

– Нет. У меня здесь два работника. Один уехал в город за женщиной, которая должна присутствовать при родах. Другой… уехал утром, чтобы разыскать убежавшего жеребца. Пожалуйста, скажи своим людям, чтобы не трогали его, когда он вернется.

– Мы сейчас ни с кем не воюем. Мы путешествуем со своими семьями. Нас повсюду ищут солдаты. Красное Облако приказал нам разделиться на группы, чтобы солдаты не смогли захватить нас всех в одном месте. Мы направлялись на север, когда нас застал буран. Тогда мы остановились здесь, чтобы укрыться от вьюги, и услышали твои крики.

Джо закрыла глаза.

– Слава Богу, – прошептала она. Может быть, Клинт сейчас находится среди тех солдат, которые преследуют сиу. Она снова посмотрела в лицо Желтому Волку.

– Как мои лошади?

– С ними все в порядке. Мы переждем здесь буран, а затем уедем. – Он подошел чуть ближе. – Мне хочется взглянуть на твоего сына.

Джо отняла ребенка от груди, прикрывшись и отодвинув одеяло с лица младенца. Желтый Волк коснулся ручки ребенка, его рука казалась еще темнее на фоне нежной тонкой кожицы малыша. Джо заметила, как Желтый Волк слегка улыбнулся. На короткое мгновение этот воин-сиу превратился в обыкновенного мужчину, ничем не отличающегося от Клинта или любого другого. Джо вдруг поняла, что она никогда не думала об индейцах как об обычных людях, способных любить, заботиться о своих семьях, как и белые мужчины. И сейчас их семьи находились под угрозой, их дети голодали. Можно ли винить индейцев за то, что они совершают?

– У тебя прекрасный сын, – сказал Желтый Волк, выпрямившись. – Я сейчас уйду.

– Желтый Волк. – Взгляды их встретились. – Возьмите все, что вам нужно. Я буду молиться за вас.

Он кивнул.

– Желтый Волк благодарит тебя.

Индеец вышел из комнаты, Джо смотрела ему вслед. Сердце ее разрывалось между ужасной историей Клинта и его семьи, и тем, что сделали индейцы для нее. Они спасли жизнь ей и ее ребенку. Индейцы лишили Клинта первой семьи, а теперь они спасли женщину, которую он любит, и его второго сына.

Она снова взглянула на ребенка, ее сердце переполнилось нежностью. Раньше Джо не была уверена, что хочет этого ребенка сейчас. Но вот он здесь и смотрит на нее своими большими карими глазами, хороший здоровый мальчик.

– Как же мне тебя назвать? – спросила Джо, дотронувшись до его щеки. Она стала перебирать в памяти имена. Ей хотелось найти такое имя, которое соответствовало бы этому краю, потому что именно в Монтане предстоит расти ее сыну. Имя должно быть таким же звучным, как и этот величественный край.

– Монтана, – тихо произнесла она. Джо откинулась на спину, снова почувствовала усталость. – Монтана. А почему бы мне не назвать тебя Монтана! Монтана Ривз. Мне нравится, как это звучит, вполне соответствует большому мужчине, такому, как твой отец. – Она прижала к себе ребенка, поцеловав его в щеку. – Я могу называть тебя просто Монти. Да, это будет твое имя – Монтана.

ГЛАВА 26

Клинт ехал впереди небольшого отряда войск, которые с трудом пробирались из форта Коннор на юг, в направлении форта Лареми. Большую часть зимы сиу отрезали форт Коннор от внешнего мира, не пропуская туда помощь. Многие солдаты умерли от голода и болезней. Наконец из форта Лареми к ним пробилось подкрепление, и теперь они сопровождали оставшиеся силы назад в форт.

Клинт сопровождал оставшихся солдат, надеясь сразу после прибытия в форт Лареми отправиться в Монтану. Он поедет южным маршрутом, чтобы избежать больших скоплений индейцев. После долгого и трудного выздоровления от раны, нанесенной ему индейцем Две Луны, и долгой голодной зимы Клинту не хотелось встречаться с индейцами. После ранения он хотел сразу же отправиться к Джо, но рана загноилась, и он чуть не умер. Также его задерживало чувство ответственности перед голодающими солдатами, он не мог бросить их, пока не пришла помощь.

– Что вы думаете о ситуации с индейцами, мистер Ривз? – спросил сержант Скотт, который ехал рядом с Клинтом. Под глазами сержанта были темные круги, щеки выглядели впалыми. Как и большинство других солдат, он казался изможденным после голодной зимы.

– Думаю, чем дальше, тем будет хуже, – ответил Клинт. – Красное Облако контролирует ситуацию, и он знает об этом. Похоже, что весь тракт Боузмен скоро будет в его руках.

Сержант покачал головой.

– Ходят слухи, что сам генерал Шерман прибывает этим летом в форт Лареми. Он смог справиться с Югом, возможно, справится и с индейцами.

Клинт следил за горизонтом, от его взгляда не ускользало ни одна мелочь.

– Может быть. Но сражаться с индейцами – это совсем другое. Эта война продлится гораздо дольше, чем гражданская война, сержант. Попомните мои слова. Слишком много недоверия между белыми и индейцами. Некоторые золотоискатели в Монтане стреляют в любого индейца, даже не узнав причины его появления. Мы не выполнили ни одного договора, заключенного с индейцами. И постоянно находятся мошенники, продающие индейцам виски и оружие. Кроме того, индейцы считают эту землю своей. Их выживание зависит от возможности мигрировать в зависимости от смены времен года и возможности охотиться на бизонов. Трудно осуждать их за то, что они сражаются за свою землю.

Сержант нахмурился.

– Вы говорите так, как будто вы на стороне индейцев. Черт возьми, они чуть не убили вас несколько месяцев тому назад. И я слышал, что это не в первый раз. Говорят, индейцы убили вашу жену и ребенка в Миннесоте.

Несколько секунд Клинт молчал.

– Да, это действительно так, – наконец заговорил он. – Но то же самое сделали белые люди с их семьями на реке Санд. – Больше, чем когда-либо Клинт сейчас понимал, что уже не испытывал злобы и ненависти. – Убийства из чувства мести могут продолжаться вечно, сержант Скотт. Когда-то нужно прекращать. То же самое нужно сказать о ненависти. Ненависть способна убить человека изнутри. Она заставила меня покинуть женщину, которой я очень дорожу. – Он повернулся и взглянул на сержанта. – Всегда существуют две стороны, и каждая из них считает себя правой. В этом вся проблема.

Несколько минут Клинт ехал молча, думая о Джо. Как приятно было бы сейчас сидеть с ней в ее маленьком тихом домике, беседовать о лошадях и о том, сколько детей у них будет. Клинт понимал, что как и Джо, полюбил долину реки Руби. Они могли бы хорошо жить вместе. С такой женой, как Джо, мужчина смог бы построить огромное ранчо. С такой женой, как Джо, мужчина смог бы все на свете.

Клинт проехал вперед, догнав лейтенанта.

– Лейтенант Блум, – позвал он.

– В чем дело, Ривз?

– Моя работа закончилась. Мы уже добрались до безопасных южных районов. Я думаю, что уже могу направиться на запад. Я должен вернуться в Монтану.

81
{"b":"98271","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца