ЛитМир - Электронная Библиотека

Да и какая у них тогда могла быть любовь, у двух зеленых, презеленых молодых лю-дей, у девушки и парня, еще только десятиклассников? Даже еще не целованных совсем? Да никакая! Так, поиграли бы у друг друга на нервах и все, и больше ничего. И этим бы дело закончилось. Ну, целовались бы, обнимались бы друг с другом, ласкали бы друг дру-га руками до одури и…И пожалуй бы – все! Вряд ли на что-то большее решились. Во вся-ком случае – он бы не рискнул.

Это точно. Не тот тип парня. Пожалел бы ее, в первую очередь. Да и она сама – тоже вряд ли. Хотя…кто знает?. Кто знает?. Вот как раз она мог-ла бы и не выдержать, спокойно могла бы голову и потерять.

Ведь кровь-то у нее – юж-ная, горячая! Увлеклась бы, загорелась и… И что тогда?!..Что?! Беременность в семнад-цать лет?! Кошмар!

Кошмар! Прощай тогда жизнь! Все мечты, все будущее жизни – коту под хвост!. Пеленки, распашонки, соски, горшки, плач ребенка по ночам…Бр-р-р-р! Страшно даже представить! Господи! Прости ты меня грешную и неверующую за такие мерзкие мысли! И спасибо тебе за то, что уберег меня тогда от рокового шага. Спасибо те-бе за заботу обо мне, о рабе твоей грешной и неверующей. Спасибо! И еще раз – спасибо! Низко тебе, Господи, кланяюсь.

Примерно такие мысли пронеслись в голове у Аллы, когда она смотрела на Олега после его признательных слов. Не-ет, чувства разочарования к нему у нее не возникло.

Олег выглядел неплохо. Очень даже неплохо. Симпатичный молодой человек. Крепкий, физически развитый, по мужски обаятельный, хорошо, по современному одетый. Так оде-ваются сейчас большинство студентов.

Серое, из толстого ворсистого драпа демисезонное пальто с поднятым коротким воротником; черный в белую крупную крапинку шерстяной шарф, также черная кроличья шапка; темно-серые, с отутюженными до стрелок брюки без манжет; и черные зимние ботинки на "микропорке". С таким молодым человеком не стыдно пройтись по улице Горького в Москве, в театр сходить.

Легкая грусть скользнула по ее сердцу. Конечно, хорошо, что она потом встретила своего Протасова, своего Андрея. Хотя он почему-то для нее больше Протасов, чем Анд-рей, а ведь старше ее всего лишь на пять лет. Самое оптимальное соотношение в возрасте мужчины и женщины для супружеской пары. И сердце почему-то никогда не замирает от его присутствия, как было с Олегом. Но это, пожалуй, даже к лучшему.

Спокойнее так. К чему теперь вся эта нервотрепка? Лишние только хлопоты. Действительно, к чему?

Однако Олег для нее так и остался Олегом, иногда, в ее только мыслях – Олежкой. Но никак не Жуковым. Хорошо это или плохо? Кто знает? Кто знает? Жизнь развернула именно так, как оно в итоге и получилось. Но все равно, жалко его терять насовсем. Еще раз – терять. Что-то в глубине сердца от прежнего к нему отношения все таки осталось. Если только не больше, чем что-то. Поэтому она тряхнула головой, как бы отбрасывая от себя ненужные мысли,раскрыла свою сумочку, достала записную книжку, шариковую ручку, распахнула ее, черканула несколько строк, вырвала листок и протянула Олегу:

– Здесь мой адрес и телефон. И маршрут троллейбуса, на котором можно доехать от метро "ВДНХ". В ближайший выходной я жду тебя в гости…

Она замолчала и еще раз глянула в лицо Олега. Причем, глянула внимательно, как-то по женски испытывающие и со значением добавила:

– Можешь приходить со своей девушкой. Она ведь у тебя есть? Мы с

Протасовым будем ждать вас..,.

Девушка к этому времени у Олега была. И девушку звали Юлия.

Заприметил ее Олег еще на втором курсе. Они были однокурсниками.

Только учились в разных группах. Но сблизиться с ней никак у него не получалось. Хотя они, в общем-то, были знакомы и даже здоровались.

Но знакомство их было шапочным. Ведь студенты всегда друг с дру-гом здороваются. Стоит лицо хоть раз в аудитории увидеть – и ты уже свой. Или почти свой. Но здесь дело был несколько иное. Девушка она была видной, броской, общитель-ный и вокруг нее постоянно вертелись ребята. А лезть вперед, расталкивая локтями своих невольных конкурентов он не мог. Натура не позволяла. В подобных ситуациях он пред-почитал отходить в сторону и молча страдать, чем идти по трупам к своей цели. Лозунг иезуитов о том, что, "цель всегда оправдывает средства" был для него неприемлем ни при каких обстоятельствах.

И вновь повторялась школьная история с Аллой. Олег злился, психовал, нервничал, но изменить ситуацию в свою пользу не мог.

Помог случай. А может – не случай. Ведь право на удачу судьба представляет практически каждому из нас. Только не всегда мы ее замечаем и чаще всего равнодушно проходим мимо. Но Олег здесь не сплоховал, он вос-пользоваться случаем.

Дело в том, что Юлия тоже жила в общежитии. А общежитие у них было смешан-ным. Комнаты ребят и девчат располагались на разных этажах вперемежку. Друг с дру-гом. Причем, девчат в МЭИ было много, почти треть. от общего количества студентов. Нравы среди студентов были довольно свободными, ведь к концу уже подходил 20-й век, и не отличались особым пуританством. Ребята и девчата свободно ходили друг к другу в гости и спокойно, при необходимости, оставались друг у друга ночевать. Свободный секс являлся неотъемлемой частью жизни

Советского студенчества тех лет. Хотя по офици-альной точке зрения в нашей стране в это время секса не было. Ну, что ж, для кого-то не было, а для кого-то – был. Причем, для студенческой молодежи секс чаще всего был ради самого секса, а не ради чего там особенного в отношениях между молодыми людьми и без каких-либо обязанностей по отношению друг к другу. Встретились парень с девушкой, провели друг с другом вечер, другой. Вроде бы понравились друг другу. Во всяком слу-чае, антипатии друг к другу нет. Есть симпатия. Есть желание продолжить встречу. Ну, и почему бы тогда не трахнуться", не получить для себя некоторую долю сексуального наслаждения или хотя бы элементарной сексуальной разрядки? Действительно – почему бы.и нет? Кто – мешает?! Люди здесь все взрослые, сами за себя отвечают.

Ни у кого не надо спрашивать разрешения. Все зависит от самих себя..

И один из них приходит на ночь в комнату к другому. И пара спокойно ложатся в постель, и занимается сексом, сколько ей хочется и сколько ей можется, не особенно обра-щая внимание на присутствие соседей в комнате. Как и сами соседи по комнате – на их возню на кровати. Так проходит.ночь, другая, третья. Может больше, может меньше. У кого – как. У каждого по своему. А потом разбегаются в разные стороны, назад по своим комнатам. Интерес друг к другу пропал. И секс перестает приносить удовольствие. Надо искать другого партнера. И ищут. И находят. Но и с ним то же самое. Надо присмотреть следующего. Так потихонечку, методом простого, элементарнейшего "тыка", методом проб и ошибок ищут себе партнера по жизни. И, как ни странно может показаться -,нахо-дят. Свадьбы в общежитии – частое дело. Жениться обычно начинали со второго курса.

Как только осваивались со студенческой жизнью. И – ничего. Жили, как жили, не особен-но-то и тужили. Чего напрягаться-то? Вся жизнь еще впереди.

А женатым студенческим парам по решению "Студсовета" общежития обычно вы-делялась отдельная комната. Чаще всего одна комната на две супружеские пары. И что? Очень даже здорово!. Далеко не во всех студенческих общежитиях была подобная "лафа" для женатиков. А то, что по две пары в комнате, так это ерунда. Причем, такая ерунда, что и говорить о ней не имеет смысла. В других общагах студенческие семейные пары жили в обычных комната и то ничего. Молодежь того времени отличалась очень сильным чувст-вом общности и взаимной терпимости друг к другу. По-видимому, это было следствием советского коммунистического воспитания, когда интересы каждого из нас являлись не-отъемлемой частью интересов коллектива, к которому ты принадлежишь. Будь то жители коммунальной квартиры в доме", или самого этого дома, ученики одного класса школы или самой уже школы.

Поэтому и драки среди ребятишек в детстве были чаще всего кол-лективными: коммуналка на коммуналку, двор на двор, класс на класс, улица на улицу…

56
{"b":"98275","o":1}