ЛитМир - Электронная Библиотека

– Дальше не надо. Идея правильная. Кто будет распределять бонусы? – перебил Макаров.

– Я, Иван Давыдович. Как старший пит-босс, пока…

– Интересная мысль. И «пока» впечатляет. Один маленький вопросик позволите? – усмехнулся главбух. – Я, по вашему мнению, могу в качестве эксперимента сгодиться на роль состоятельного лоха, как вы изволили выразиться?

– Думаю, за небольшой процент дилерам мы легко сможем представить вас в любом амплуа, – улыбнулся Панин и невинно посмотрел на шефа.

– Что ж, неплохо, неплохо. Скажем, для начала вы получите этих самых бонусов… ну на тысячу долларов. А насчет дилера… – Макаров задумался. – Есть у меня талантливые ребята. Я вас познакомлю.

Он, пыхтя, выбрался из кресла, толкнув стол внушительным животом.

– А ведь мы сработаемся, молодой человек! А?

Панин был польщен. Из «деточки» он превратился в «молодого человека» всего за полчаса. А это по иерархии Макарова было уже что-то.

– Кстати, как вы у нас оказались? – бесцеремонно осведомился тот напоследок.

– В общих чертах? Или в деталях? – не растерялся новый старший пит-босс.

– Разумеется, в деталях, молодой человек.

– Когда-то я был начальником нашего начальника. А на днях оказался в нужное время в нужном месте. Исчерпывающе? – Глаза Панина светились непорочностью.

– Вполне. И теперь вы считаете возможным с моей помощью превратить его в состоятельного лоха?

– Ну ему и так хватает бабулек, – улыбнулся Гена. – А потом, я не припомню, чтоб мы говорили на эту тему.

– Моя память тоже избирательна, – понимающе ухмыльнулся Макаров.

Геночке не потребовалось много времени, чтобы оценить ситуацию в казино. Он с легкостью окунулся в новую для него сферу, прекрасно отдавая себе отчет в том, что место жирное и тут надо брать максимум того, что предлагает сама жизнь. Макаров тоже обрадовался новому назначению. Как опытный кадровик, Иван Давыдович увидел в Панине полного профана, а это было ему на руку.

«Пусть пожирует мальчик, успеет отработать, – сформулировал он свою концепцию относительно Панина после первого же разговора. – С такими талантами наше скромное заведение можно обобрать до нитки. Лакомый кусочек нам отвалится. Да и достойную замену непутевому Телегину можно приписать себе, а не игре случая, и мой статус у Гиви поднимется на новую высоту».

Ему явственно послышался шум золотого дождя.

А в это время подобный же шум, только дождя, идущего в неверном направлении – от него, звучал в ушах Олега Олеговича Майданского, еще одного тайного недруга Петра Ильича, мечтающего разбогатеть за его счет. У Майдана началась черная полоса. Не в том смысле, что он ставил на черное и постоянно выигрывал, а совсем наоборот, в самом что ни на есть прямом фаталистическом смысле: ему стало хронически не везти в игре. Не везти настолько, что выгода от бесплатного вступления в члены элитного клуба стала казаться сомнительной, словно сглазил его хозяин, словно купил он его удачу, как черт – душу. Он уж и системы менял, и вставал за столы только к определенным дилерам, даже помолился однажды, кощунствуя, – ничто не помогало, и мнимый шум утекающих денег постоянно тревожил его не всегда трезвую голову. Пришло время, когда он собрался даже съезжать из дорогущей «Евразии» в какой-нибудь отельчик подешевле – шутка ли, терять каждый день по три с половиной сотни, но все оттягивал этот момент позора еще и потому, что поблизости, то есть в центре, дешевых отелей не было.

В поисках своей утраченной удачи он прошел все столы, кроме первого, на котором по традиции казино всегда стояли самые сильные крупье. Он присматривался к игре на нем, не делая ставок, и его все больше занимала новая дилерша, красавица с блестящими черными волосами, оттеняющими большие зеленые глаза. Майдан не раз встречал ее заинтересованный взгляд, не принимая, впрочем, этот интерес за чистую монету – уж кто-кто, а он, тертый казиношный калач, отлично знал, что хозяева заведений специально ставят за столы девушек попривлекательней, иногда даже слегка в ущерб делу, рассчитывая на «мужской» фактор. Но в этой девушке, ее звали Лизой, как выяснил Майдан, все было гармонично: и красота, и умение катать шарик. Олег не без удовольствия, несмотря на игрошную солидарность, наблюдал, как она сперва заманивала доверчивых бедолаг легкими подачками, позволяя им чуть выиграть на мелких шансах, словно маня их блесной золотой рыбки – удачи. Потом, когда они, уверовав в мнимую безотказность своих систем, делали решающие крупные ставки, она безукоризненно оценивала игровую ситуацию и делала верный вкат шарика именно в то гнездо колеса, которое работало исключительно на казино. У несчастных же лохов это не вызывало никаких подозрений – они же выигрывали до этого! Значит, не судьба. Точнее – судьба. Им, увлеченным своей игрой, было не до наблюдений и анализа, а холодно отстраненный Майдан видел и понимал все.

Он заметил, что коронный бросок шарика поставлен у Лизы почти в совершенстве. Но нет ничего идеального: он успел заметить, что она делала его всегда в одной и той же позе, даже переступала чуть-чуть с ноги на ногу перед решающим движением и пускала шарик только от одной точки желобка – чуть справа от его ближайшей к себе точки. А колесо должна была раскручивать тоже только от проходящего через нее радиуса. Поэтому запускала она его как бы в два приема: сначала плавным движением подводила к этой точке цифру, диаметрально противоположную выбранной ею, и лишь потом коротким выверенным толчком пускала колесо. На этом можно было бы поймать ее, делая ставку в последний момент на дальнюю от нее цифру – именно в ячейку под этим номером должен был упасть шарик. Но Майдан не хотел проявлять свою осведомленность раньше времени – уж если играть против такой мастерицы, то однократно и по-крупному. Второго шанса она не даст. А пока он любовался девушкой и ее ловкостью.

Майдан даже как-то позволил себе едва заметно иронично поаплодировать указательными пальцами, встретив Лизин взгляд после ее очередного триумфа. Она слегка улыбнулась в ответ.

55
{"b":"98280","o":1}