A
A
1
2
3
...
10
11
12
...
35

— Я вас понимаю… — начала было миссис Пресбери, но Линда не могла оставить замечание свекрови без возражений.

— А я нахожу Сьюзен очаровательной! — перебила она. — И она очень добра к Тони. Когда у женщины есть собственные дети, она гораздо лучше понимает чужих! Девушки, которые служили у нас в Боготе, больше думали о своей внешности, чем о работе.

Шарлотта смерила ее надменным взглядом.

— Не знаю, что у вас там делалось в Боготе, — заявила она, намекая на то, что ее туда ни разу не пригласили, и Линда сомневалась, известно ли свекрови, что это было решение Алана, а не ее. — И вообще, ты эту женщину едва успела узнать за несколько дней! Как ты можешь о ней судить?

— Это верно, но…

— Если бы ты лучше знала мою мать, то понимала бы, что она генетически неспособна похвалить чужую работу, — хладнокровно перебил ее Дейвид. — Всем известно, что Сьюзен безупречно выполняет свои обязанности. Но если она рассчитывает на прибавку к жалованью, то напрасно.

Все рассмеялись, и даже Шарлотта снизошла до улыбки.

— Откуда тебе знать?! — воскликнула она. — Ты же здесь совсем не бываешь! Я всегда говорила, что, когда Алан женился на Линде, я сразу потеряла обоих моих сыновей.

На этот раз Тимоти Бакстер не выдержал.

— Ты не потеряла сына, когда Алан женился на Линде! — довольно резко возразил он. — Наоборот, ты приобрела дочь, а потом и внука. Ты ведь не будешь отрицать, что Тони — настоящий Бакстер, до мозга костей!

Линда наклонила голову, пытаясь сдержать подступившие слезы. Она всегда знала, что Шарлотта и Дейвид, как хищники, только и ждут, когда она ошибется, чтобы напасть на нее. Лишь отцу Алана, похоже, есть дело до того, как она себя чувствует. Но в том, что касается Тони, они с Тимоти не могут понять друг друга…

К счастью, в этот момент в разговор вступил Джеймс Пресбери с рассуждениями о высоких материях, и Линда поняла, что до сих пор он чувствовал себя заброшенным. Она уже сообразила, что его преподобие любит быть в центре внимания и, наверное, находит все разговоры о семье и слугах чрезвычайно скучными.

Минна Пресбери тем временем передавала присутствующим чашки с кофе, и Линда поспешила выпить свою. Поставив пустую чашку на поднос, она встала и выдавила из себя вежливую улыбку.

— Если не возражаете, я вас покину. Прошу извинить, но я очень устала.

Трое мужчин были вынуждены тоже встать, и все это вызвало раздражение Шарлотты.

— Но ведь еще совсем рано! — воскликнула она, и как раз в это время дедушкины часы в холле отбили полчаса. — Всего половина десятого, Линда! Ты, кажется, сегодня хорошо выспалась!

— Прошу прощения, но…

— Мама, я провожу Линду в ее комнату, — мягко вмешался Дейвид. — Хочу поговорить об уроках верховой езды для Тони. Думаю, что наше присутствие не обязательно: для бриджа ведь достаточно четверых.

Гости заметно оживились.

— В самом деле, вы должны дать нам отыграться, Шарлотта! — весело воскликнул Джеймс Пресбери, а затем, специально для Линды, добавил: — На самом деле, мы, конечно, играем только ради острых ощущений.

Линда взглянула на Дейвида. Почему это он вдруг решил помочь ей? Наверняка что-то замышляет… Как все хищники, Дейвид двигался к своей цели медленно, но неотвратимо. От насмешливого вызова в его глазах ей стало не по себе.

— Не возражаешь? — спросил он, но Линда понимала, что эта фраза была пустой формальностью.

Дейвид знал, что она беззащитна перед ним!

Пауза затягивалась, и Линда заметила, что Тимоти Бакстер удивленно смотрит на них. Но откуда он мог знать об их истинных чувствах друг к другу?! Тимоти считал, что Линда и Дейвид едва знакомы: родственники по браку, только и всего, и отношения их безличны и поверхностны…

— Что ж, пошли, — произнесла она наконец, стараясь говорить равнодушно, чтобы не встревожить родителей Дейвида. — Только боюсь, что от меня сейчас мало толку. Я прямо засыпаю на ходу.

— Посмотрим, — ласково сказал Дейвид и, к пущему раздражению Линды, взял ее под руку. Сквозь мягкую ткань она ощутила властное прикосновение его пальцев. Он специально демонстрировал ей свою силу! И она его за это презирала…

Глава 5

Линда проснулась с головной болью.

Когда она открыла глаза, утренний свет, льющийся сквозь занавески, показался ей нестерпимо резким. Шел девятый час, но утро было пасмурным, а начинающийся день не предвещал ничего хорошего…

Отчего же так болит голова? — задумалась она, приподнимаясь на локте. От этого движения в голове еще сильнее зашумело, и Линда поспешно опустилась обратно на подушку. Но воспоминание о прошлом вечере успело ужалить ее.

Дейвид!

Теперь понятно, почему у нее раскалывается голова. Раньше такое случалось крайне редко, но Линда безошибочно распознала симптомы мигрени. О Господи, как же она в таком состоянии поедет за покупками?! Во всяком случае, сейчас она не была уверена, что сумеет вылезти из постели и добраться до аспирина. Линда знала, что мигрень ничем не вылечить, но аспирин может хотя бы утихомирить боль… И зачем только она вчера выпила несколько бокалов вина и почти ничего не ела?! Ведь знала же, что не умеет пить, а вино было довольно крепкое!

Из комнаты Тони не доносилось ни звука, и Линда забеспокоилась: обычно мальчик вставал рано. Неужели он уже куда-нибудь убежал? Отбросив одеяло, она заставила себя встать. Боль тут же усилилась, но Линда все-таки кое-как добралась до двери.

Тони только что проснулся — очевидно, разница во времени все еще сказывалась. Волосы у него растрепались, глаза блестели; при виде веселого безмятежного личика Линда в который раз подумала, как ей повезло, что у нее такой чудесный ребенок.

Увидев мать, еле держащуюся на ногах, малыш встревожился.

— Что с тобой, мама? — спросил он и сел на постели.

Пришлось с сожалением объяснить, что у нее болит голова.

— О, значит, мы не поедем за покупками! — возликовал Тони. Затем, спохватившись, смущенно добавил: — Может быть, тогда дядя Дейвид опять возьмет меня с собой, если не будет дождя…

Линда не могла больше слышать этого имени. Стоило ей вспомнить о прошлом вечере, как боль в голове становилась нестерпимой. Боже, как некстати она заболела! Ведь если Бакстеры заподозрят, что ее здоровье не в порядке, они ни за что не позволят ей забрать Тони!

— Посмотрим, дорогой, — сказала она подчеркнуто спокойно. — А теперь вставай и постарайся одеться сам: боюсь, что мне придется опять прилечь.

Но стоило ей положить голову на подушки, перед глазами тут же возникло лицо Дейвида, послышался его голос, и Линда невольно застонала.

Конечно, она знала, какую опасность представляет Дейвид, задолго до того, как уехала из Боготы. Это было главной причиной того, что она никогда не пыталась уговорить Алана пригласить в гости его семью. И принцип «С глаз долой — из сердца вон» полностью оправдал себя, хотя вначале это было не так-то легко…

И все же Дейвид ничего не может знать наверняка! — убеждала она себя. А если бы и знал, то не сказал: его родители никогда бы ему этого не простили, как бы он ни оправдывался.

Тем не менее Дейвид прекрасно сознавал, что для Линды его угрозы не пустой звук. Как бы родители ни восприняли его поведение, у них не было никаких причин не верить ему. И если он захочет отобрать у нее ребенка, то сделает это!

— Нет, нет! — воскликнула Линда.

Она металась на постели, тщетно пытаясь успокоиться и отогнать от себя воспоминания о прошлом вечере…

Пока они вместе поднимались наверх, все шло хорошо. Линда сделала вид, что поддалась на его уловку — желание поговорить об уроках верховой езды для Тони. И когда они подошли к двери ее комнаты, у нее хватило здравого смысла не приглашать его зайти, а безотлагательно пожелать ему спокойной ночи.

Но у Дейвида были другие планы.

— Нам надо поговорить — спокойно возразил он, а когда она заявила, что опасается разбудить Тони, он предложил ей пройти к нему.

11
{"b":"983","o":1}