A
A
1
2
3
...
17
18
19
...
35

Было решено, что Сибилла придет на следующее утро. Поскольку сейчас у нее другой работы не было, она хотела поскорее встретиться со своим подопечным.

— Вижу, она тебе понравилась, — заметила Шарлотта, когда Линда, проводив Сибиллу, вернулась в библиотеку. — Только один совет: не будь с ней слишком фамильярной. Мисс Арчер все же прислуга, а не подруга.

— Я не завожу друзей среди прислуги! — отрезала Линда. — В Боготе у нас было достаточно прислуги, знаете ли. Если я нахожу Сибиллу симпатичной, то это не значит, что я хочу вступить с ней в союз.

— В союз?! — Шарлотта изумленно подняла тонкие брови. — Дитя мое, я об этом даже не думала! Неужели ты собираешься вести войну в собственной семье?!

Линда, разумеется, уверила свекровь, что совсем не это имела в виду, и вскоре, извинившись, покинула комнату. Пусть Шарлотта думает, что хочет, но Бакстеры — не ее семья! Ей даже не нравилось, что ее фамилия тоже Бакстер…

Несмотря на недоверие, которое испытывала Линда к самой идее найма няни, в последующие несколько дней она почувствовала, что должна быть благодарна Бакстерам. Со дня смерти Алана Линда в одиночку несла огромную тяжесть ответственности за Тони, и только с приходом Сибиллы у нее появилась возможность с кем-то эту ответственность разделить.

Очень помогло то, что Тони понравилась эта женщина. Не обошлось, правда, без пары скандальчиков, когда он обнаруживал, что надо заниматься с няней, вместо того чтобы гулять с Дейвидом. Но Линда держалась твердо. Для общения с дядей вполне достаточно времени по уик-эндам, сообщила она сыну, усмиряя угрызения совести мыслью, что все это затеяла свекровь, а не она.

Словно для того, чтобы Линда не слишком успокаивалась, Дейвид стал часто навещать родителей в конце дня. Он обычно присоединялся к матери во время пятичасового чая, когда было наиболее вероятно присутствие Тони, и в результате Линда, предвидя его приход, старалась улизнуть. То, что Тимоти предоставил в ее распоряжение автомобиль, заметно облегчало задачу.

Казалось бы, времени для общения с сыном стало еще меньше, но Линда, как ни странно, совсем не ревновала мальчика к няне. Ее беспокоил только Дейвид, но последнее время он почти не оставался с Тони наедине, и Линда могла безбоязненно наслаждаться забытым ощущением свободы. За ней осталось право купать сына и укладывать в постель. В эти минуты они полностью принадлежали друг другу, и Тони, успевавший соскучиться по маме, болтал без умолку, делясь с нею впечатлениями дня. Все шло хорошо, и Линда старалась снисходительно относиться к тому, что по выходным ее сын буквально пропадал на конюшне.

Однажды вечером, примерно за неделю до Рождества, Линда довольно рано вернулась из города. Она ездила в Сандерленд якобы за подарками, но на самом деле все было уже куплено, и она целый день просидела в кафе при универмаге.

Вид машины Дейвида, стоявшей у дома, породил у нее желание немедленно развернуться и удрать. Но Линда прекрасно сознавала, что избегать его глупо. Кроме того, иногда ей хотелось понять, боится она Дейвида или нет. Но с того утра, когда она провожала Тони до конюшни, они ни разу не оставались наедине.

Как бы то ни было, успокаивала себя Линда, до Рождества осталось всего несколько дней. Как только праздник закончится, она сможет начать планировать побег. Похоже, никто особенно не ощущал праздничного настроения. Если бы это не было нужно Тони, она могла бы вообще отказаться от Рождества…

Войдя в гостиную, Линда увидела, что Дейвид борется с Тони, катаясь по ковру. Она знала, что последнее время они очень сблизились, и все-таки не ожидала увидеть ничего подобного. Мысль о том, что сын отдаляется от нее, снова уколола Линду и вызвала у нее приступ паники.

Дейвид первым заметил ее. Возможно, он слышал шаги в коридоре — во всяком случае, создавалось впечатление, что он только и ждал, когда она появится. Он повернул голову, как только Линда вошла, и ее глаза встретили его настороженный взгляд.

Тони, напротив, не сразу обратил внимание на появление матери. Он сидел верхом на дяде, молотя его по груди кулачками.

— Сдаешься? Сдаешься? — в восторге визжал мальчик, а его бабушка ворчала, что он своими каблуками испортит турецкий ковер.

— Сдаюсь, — покорно согласился Дейвид. Оторвав мрачный взгляд от Линды и легко сняв с себя малыша, он сел на ковре. — Смотри, мама пришла, — добавил он, отбросив назад спутанные волосы. — Как поживаешь, Линда? Я тебя долго не видел. Такое впечатление, что ты меня избегаешь!

— Ах, вовсе нет, я…

Протест Линды был тут же заглушен ее сыном.

— Ты не сдался! — закричал он, негодующе глядя на своего дядю. — Ты сказал, что не можешь подняться, а сам смог!

— Не говори глупостей, Тони, — сухо промолвила Шарлотта. — И не перебивай маму. Это невежливо. Вижу, придется сказать пару слов мисс Арчер. Очевидно, она не выполняет свое обещание улучшить твои манеры.

Линда собиралась было возразить, но Дейвид неожиданно пришел ей на помощь.

— Брось, мама! — воскликнул он с внезапной резкостью. — Тони — достаточно хорошо воспитанный мальчик. Просто твои взгляды на воспитание давно устарели.

Несколько секунд все молчали. Даже Тимоти выглядел несколько шокированным. Дейвид воспользовался этим моментом, чтобы встать на ноги.

Против своего желания Линда не могла оторвать глаз от его напряженного худого лица. Ее деверь явно потерял в весе; во всяком случае, вернувшись из Сиднея, он не выглядел таким изможденным.

— Чаю, Линда? — предложил рвав неловкую тишину.

Когда он заговорил, его мать, кажется, себя в руки и предложила Линде присесть.

— Дождь все идет? — осведомилась она, наливая чай в чашку полупрозрачного китайского фарфора, и этот простой вопрос снял витавшее в воздухе напряжение.

— Сейчас нет, — ответил ее муж, помогая Линде снять пальто и подвигая ей одно из полосатых кресел. — Но очень холодно, и скоро, наверное, пойдет снег. Как ты думаешь, Дейвид? Или ты весь день провел перед камином?

— Не целый день, — спокойно возразил Дейвид, устраиваясь у огня. — Я вообще приехал пятнадцать минут назад.

Неожиданно он взглянул на Тони и заговорщицки подмигнул ему.

— Дядя Дейвид собирается спросить тебя, можно ли мне завтра погостить у него дома, — прошептал мальчик на ухо Линде, перегнувшись через ручку ее кресла, чтобы ни бабушка, ни дедушка не услышали. — Ты разрешишь мамочка? Мне очень хочется!

Линда поставила чашку с чаем, которую ей передала Шарлотта, и постаралась взять себя в руки. Не в том дело, что реакция Тони на приглашение была, на ее взгляд, излишне восторженной. Но Дейвид должен был предварительно поговорить с ней! Она могла бы запретить этот визит так, чтобы Тони ничего о нем не знал.

Впрочем, это было вполне в духе Дейвида, мрачно подумала она. Партизанские методы всегда эффективнее, чем открытая схватка. Нападая на нее сзади, он успешно предупреждал любые возможные возражения.

— Я думал, ты, может быть, захочешь присоединиться к нам, Линда, — заявил Дейвид, доказывая, что у него очень острый слух, и Шарлотта недоуменно посмотрела на сына.

— Но Линда уже присоединилась к нам! — бросила она, показывая своим тоном, что не простила ему прежней дерзости.

Дейвид сложил губы в ироническую усмешку.

— Ну, разумеется! — мягко сказал он, стараясь сдерживаться. — Однако я имел в виду слова Тони относительно визита в «Мэнор». Мне кажется, завтрашний день — поскольку это суббота — вполне подходит.

— Ну, знаешь, я не уверена, что привести Линду в твое… э… холостяцкое логово будет вполне… благоразумно, — заявила его мать и взглянула на мужа. — Как ты думаешь, Тимоти?

— Что думает отец, не относится к делу, — отрезал Дейвид, и Линда с удовольствием отметила, что он расстроен.

Эта перепалка дала ей передышку, и она сумела собраться с мыслями, так что, когда Дейвид повернулся к ней, была готова к ответу.

— Мне кажется, твоя мать права. Ты ведь еще не устроился как следует. Может быть, когда я вернусь на будущий год…

18
{"b":"983","o":1}