ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Ради Бога, не надо! — хрипло сказал он и, увидев ее обиженное лицо, простонал: — Я всего лишь человек, Линда! Что ты со мной делаешь?!

Линда затрепетала.

— Я думала…

— Я знаю, что ты думала, — перебил он, скользя пальцами вдоль ее тела от подбородка до пупка. — Ты думала, что мне это понравится, да? — И, не дожидаясь ее ответа, добавил с непонятным сожалением: — Мне нравится. Больше, гораздо больше, чем тебе!

Линда усомнилась, возможно ли такое. После того как он расстегнул пуговицу у нее на талии и прижался лицом к животу, она беспомощно раздвинула ноги. И тогда Дейвид, как будто угадав ее мысли, продел большие пальцы в петли ее джинсов и быстро стащил их с бедер.

Остались еще кружевные трусики, но Дейвид, похоже, не торопился снимать их. Наоборот, ему, видимо, доставляло удовольствие наблюдать ее беспокойные подергивания, а когда он ласково провел рукой ей между ног, она едва не закричала. Там бешено пульсировала кровь, и она чувствовала, что все ее тело, до последней клеточки, готово принять его.

Одним пальцем Дейвид отвернул кружево трусиков и погладил влажные завитки. Среди них он обнаружил пульсирующий бугорок, жаждущий прикосновения, и, не встречая сопротивления, забрался поглубже.

— Так хорошо? — хрипло спросил он, и Линда выгнулась всем телом.

Ей не нужно было отвечать — он все понял без слов. Почти сразу Линда полностью утратила контроль над собой. Наслаждение нахлынуло на нее горячей волной, и ради него она была готова на все.

— Пожалуйста… Дейвид… — взмолилась она, вряд ли понимая, о чем говорит, и он удовлетворенно хмыкнул, чувствуя, что она начинает изливать свою сладость.

Пока Линда утопала в блаженстве, он снял с себя остатки одежды. И теперь она чувствовала его восставшую плоть у влажного входа в ее женское естество и безумно сожалела, что своим преждевременным оргазмом испортила обоим всю игру.

Заметив ее растерянное лицо, Дейвид приподнялся на локте и взглянул на нее сверху вниз.

— Что-нибудь не так, дорогая?

— Видишь ли, я уже… то есть…

— Знаю. — На его губах появилась лукавая улыбка. — Ну и что?

— Ну, я не… я никогда…

— Не кончала больше одного раза. Линда почувствовала, что у нее вспыхнуло лицо.

— Ну… да.

— Так будешь! — Он нежно прижался к ней. — Обещаю.

И он не обманул ее ожиданий. А когда Дейвид рухнул, обессиленный, она смогла лишь закрыть глаза л отдаться нахлынувшему на нее умиротворенному изнеможению…

Нежная игра уступила место страстному обладанию. И тогда время исчезло. А когда Дейвид обхватил ее руками и чуть не раздавил в последнем натиске, она застонала от восторга, ощущая завершающие судорожные движения его тела…

Линда вздрогнула. Зачем вспоминать это? Ей вовсе не хотелось сейчас думать о Дейвиде. Все эти пять лет она старалась забыть подробности их грязной измены!

Впрочем, в то время она не казалась ей такой уж грязной… В глубине души Линда всегда знала, что для нее это было нечто большее, чем просто хороший секс!

С того момента, когда Дейвид овладел ею, она понимала, что ей больше не придется испытать ничего подобного. Ей не хотелось сравнивать его с Аланом, но было совершенно ясно, что она и Дейвид подходили друг другу, как две половинки целого. Когда он медлил перед тем, как снова войти в нее, она чувствовала, что сейчас умрет от мучительного желания. А когда он склонял голову, чтобы поцеловать ее, она обхватывала его — ногами за талию и руками за шею.

Линда вспомнила, как он отстранялся во время ласки, чтобы поглядеть на нее со снисходительностью мастера. Откинув голову с влажным от пота лбом, он проявлял терпение, которого она в нем не ожидала. Он наблюдал за ней, полузакрыв глаза, и она целиком отдавалась его восхитительным прикосновениям.

Но Линда тоже касалась его! Касалась, и ласкала, и гладила ладонями жесткие завитки у него на груди. Она даже вспомнила, как сокращались его мышцы под прикосновениями ее рук…

Лежа без сна, Линда вспоминала, что тогда она как раз сразу заснула. А проснувшись, обнаружила, что лежит одна в маленькой комнате для шитья.

Сначала она не поняла, где находится, и тупо уставилась в серый потолок, пытаясь осознать, что же произошло. Но вскоре легкий сквознячок, остудивший обнаженное тело, привел ее в чувство, и она все вспомнила.

Линда вскочила с дивана, бегло оглядев свое измученное, ноющее тело. Солнце за окном уже начало садиться, и на лужайку легли тени, которых раньше не было. Она поспешно оделась — как будто, спрятав свою наготу, она могла спрятать щемящее чувство вины, охватившее ее!

Она как раз кончила застегивать рубашку, когда на пороге появился Дейвид.

Линда уставилась на него, пытаясь уловить на его лице отражение стыда, гнева, замешательства. Или, может быть, смеси всех этих чувств? Но лицо Дейвида было странно спокойным, и она с горечью подумала, что он-то вряд ли испытывает чувство вины.

— Привет, — сказал он, укрепляя ее в этом мнении. — Я уж начал беспокоиться — в порядке ли ты?

Линда ответила не задумываясь:

— Конечно! А почему нет? — И поспешно добавила, словно боясь услышать ответ на этот вопрос: — Уже поздно.

— Четвертый час, — спокойно сказал Дейвид и прислонился плечом к дверному косяку. — Ты хочешь есть? Думаю, что мы могли бы перекусить в Лангмере.

— Я ничего не хочу! — выпалила Линда. — Я хочу только домой! Ну, то есть в дом твоих родителей… — поправилась она. — Не знаю, что они подумают насчет нашего долгого отсутствия.

Дейвид слегка скривился.

— А это имеет значение?

— Имеет ли это значение?! — Линда была уязвлена до глубины души. Нахлынувшее на нее чувство вины стало непереносимым. Необходимо было срочно переложить хоть часть этой вины на кого-то другого! — Для меня — имеет, — резко сказала она. — Я должна буду объяснить свое отсутствие. Я не вольная птица, как ты!

Дейвид выпрямился, и ей пришлось оторвать взгляд от его сильных мышц, бугрившихся под рубашкой. Линда понимала, что он недоволен, но ничего не могла поделать. В конце концов, для него это только маленькое приключение. Он сам сказал, что не собирается ни с кем связывать свою жизнь!

— Значит ли это, что ты не собираешься рассказывать Алану о происшедшем? — напряженно осведомился Дейвид, и Линда нашла в себе силы встретить его взгляд.

— Рассказывать Алану?! — воскликнула она. — Господи, да ты шутишь! Зачем же я буду рассказывать своему жениху, что его брат соблазнил женщину, на которой он собирается жениться?!

Дейвид остолбенело уставился на нее.

— Ты с ума сошла!

— Я?! — Линда ухитрилась произнести это так, словно предположение Дейвида позабавило ее. — Скорее ты сошел с ума, если думаешь, что я собираюсь разрушить свою жизнь из-за кого-то вроде тебя!

— Что значит «вроде меня»? — изумленно переспросил он.

Но Линда уже не могла остановиться. Необходимо было срочно доказать себе: то, что произошло между ними, лишь временное помутнение рассудка. Дейвид недостоин ее любви!

— Алан с самого начала предупреждал меня, какой ты самовлюбленный позер! Как ты любишь свободу! Рассказывал, что у тебя была куча женщин…

Все это было не вполне правдой, но главное — сейчас Линда сама верила себе. Ей уже казалось, что она ненавидит Дейвида! Вот только почему он молчит? Дейвид действительно не прерывал потока слов, извергающегося из ее рта. Может быть, если бы он начал возражать и оправдываться, доказывать, что она для него — нечто большее, чем мимолетное приключение… Не исключено, что тогда вся жизнь Линды сложилась бы иначе. Но он молчал, предоставляя ей возможность выговориться, окончательно превратить собственную вину в обвинение. Наконец Линда замолчала и отвернулась от него.

— Пойдем?

Его вопрос прозвучал почти буднично, и она на мгновение прикрыла глаза.

— Разумеется. Скажем твоим родителям, что заехали в Лангмер на ленч, кажется, именно этого ты хотел?

26
{"b":"983","o":1}