ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Превосходный изумруд в золотой оправе неожиданно напомнил Линде о доме, который у нее когда-то был. Такие красивые камни в Южной Америке были вполне доступны, и Алан позволил себе купить ей кольцо с изумрудом на пятую годовщину их свадьбы…

Линда решительно отбросила эти мысли и посмотрелась в зеркало над камином. Платье из тонкой ткани, которое она была вынуждена надеть, не совсем подходило к северному климату. Но оно было скромное, оно было черное, и, по правде говоря, выбирать было не из чего. Хорошо хоть, здесь нашлось теплое пальто, которое Линда купила себе в Лондоне пять лет назад. Сшитое из темно-серой шерсти, оно скрывало то, что платье висело на ней как на вешалке. Линда знала, что очень похудела после смерти Алана, и до сих пор ее это совершенно не беспокоило. Но теперь, невольно сравнив себя с Грейс, Линда пришла к выводу, что сравнение это явно не в ее пользу. Грейс Мэрфи, с ее искусным макияжем и замысловатой прической, производила впечатление безукоризненной английской леди.

Линда почти бессознательно провела рукой по волосам, которые едва прикрывали шею. В жарком климате Колумбии было гораздо разумнее носить короткую стрижку, но, хотя рыжевато-каштановые пряди были густыми и блестящими, они уступали в элегантности длинным волосам Грейс. Может быть, теперь, когда она вернулась в Англию…

Тут Линда опомнилась. Боже мой! И в такой день я думаю о том, как выгляжу в сравнении с женщиной, которую едва знаю! Да пусть я кажусь вообще оборванкой, ну и что?! Я здесь не для того, чтобы получать комплименты! Я здесь для того, чтобы похоронить своего мужа…

— Миссис Бакстер? Я не ошибся?

Голос был незнакомый, и Линда, обернувшись, обнаружила, что к ней приближается муж Грейс Мэрфи. Казалось, его совсем не беспокоит поведение жены, которая оживленно болтала с Дейвидом. Что ж, раз так, то мне и подавно нет до них дела, решила Линда. Хотя на месте Патрика Мэрфи она бы ни за что не оставила свою жену наедине с Дейвидом Бакстером. Надо бы предупредить его, что люди не всегда такие, какими кажутся…

— Позвольте представиться, — между тем продолжал ее собеседник. — Я Патрик Мэрфи. Мы много лет дружим с отцом Алана. Я потрясен случившимся. Алан был прекрасным человеком, и я искренне любил его. В этот скорбный час я вам глубоко сочувствую.

— Благодарю вас!

Линда не знала, как его следует называть — Патрик или мистер Мэрфи, а поскольку она все еще не могла отделаться от несколько завистливых мыслей о его жене, то решила не называть никак.

— Должно быть, вас все это совершенно ошеломило, — продолжал Патрик сочувственным тоном. — Возвращение в Грэйнджфилд после Колумбии не может не потрясти: совсем другая страна, зимняя и холодная…

— О да. — Линда слабо улыбнулась. — Там быстро выкидываешь из головы, что где-то может быть холодно. Боюсь, что я намерзлась на пять лет вперед! Я совсем забыла, что значит носить теплое пальто.

Патрик улыбнулся в ответ.

— А я, знаете, другого себе не представляю. В моем возрасте уже пора беречь себя. И я всегда надеваю теплое пальто.

У Линды стало светлее на душе. Его дружеская улыбка, его очевидная готовность подшутить над своим возрастом, его понимание — все это расположило ее к Патрику. Когда новость о его браке с Грейс дошла до них, Алан упомянул, что Патрик Мэрфи гораздо старше своей жены. В то время Линда пропустила это мимо ушей, как и все, что ее непосредственно не касалось. Почему же теперь…

— Как Тони воспринял это? — спросил Патрик. — Он, наверное, не совсем понял, что произошло? Слава Богу, он еще так мал. Ему будет легче это пережить.

— Надеюсь, что так, — кивнула Линда. — Нам с ним теперь придется совсем по-другому устраивать свою жизнь. Конечно, мы не вернемся в Колумбию, нас там никто не ждет… Но и здесь мы жить не будем: я должна найти работу.

— Ну конечно! — Он слегка нахмурился. — Если я, то есть Грейс и я сможем вам быть чем-нибудь полезны, непременно сообщите.

— Спасибо. — Линда была совершенно уверена, что он говорил искренне. — Вы очень добры.

— Не стоит благодарности — Патрик тепло пожал ей руку. — О, вот идет моя жена — надеюсь, вы знакомы? И с ней Дейвид. Уверен, в это трудное время он будет вам опорой.

Линда сформулировала бы это по-другому, но вмешательство Грейс прервало ее печальные мысли.

— Дорогой, — сказала Грейс, взяв мужа за руку и едва кивнув Линде, — нам пора идти. Мы не должны быть навязчивыми и… О, Линда!

Ее удивление было почти натуральным.

— Прошу извинить! Я не разобрала, с кем это Патрик говорит. Позволь выразить тебе мои соболезнования. Это было ужасно! Ты, должно быть, совсем с ума сошла от горя.

— Да. — Линда постаралась ответить столь же непринужденно. — Это… это действительно было ужасно. И так неожиданно! Алан думал, что эти люди его друзья…

Ее голос неожиданно задрожал. Очевидно, напряжение последних часов давало себя знать, но расплакаться сейчас — при Дейвиде, который стоял позади Грейс и ловил каждое слово, — это уж слишком. А необоснованная антипатия, которую Линда испытывала к Грейс, только усилилась на фоне доброты ее мужа.

Ну, я уверена, что Патрик заверил тебя в нашей полной готовности помочь, если надо… — добавила Грейс. У нее был приятный голос, но нервы Линды натянулись как струны. — Пойдем, дорогой. Ты не забыл, что к нам в семь придут Уэбстеры? — Она вызывающе оглянулась. — Не сомневаюсь, что мы можем поручить Линду заботам ее деверя.

— Естественно.

Реплика Дейвида словно бы разрешила супругам Мэрфи удалиться, но Линда заметила, что Патрик, прежде чем позволил жене увести его, бросил на нее еще один успокаивающий взгляд. Было приятно узнать, что не все винят ее в том, что случилось с Аланом! Мэрфи были друзьями семьи; может быть, им удастся убедить Шарлотту, что она ни в чем не виновата?

Линда вдруг почувствовала, что очень устала. Больше всего на свете ей хотелось тоже уйти, но она вынуждена была соблюдать светские приличия. Странно, что никто даже из вежливости не поинтересовался, не хочет ли она отдохнуть… Наблюдая, как Патрик и Грейс идут к выходу, Линда задумалась, какого рода отношения их связывают. Ей приходилось слышать о браках, в которых каждый партнер живет своей собственной жизнью, но все-таки остаются вместе из каких-то соображений. Интересно, сейчас Грейс испытывает к Дейвиду только дружескую симпатию или она до сих пор сожалеет о том, что могло случиться, но не случилось?

— Ты, кажется, отлично поладила с Патриком, — заметил Дейвид, и его слова почему-то смутили Линду. Она и так ругала себя за суетные мысли.

— А почему бы и нет? Впрочем, не суди всех по себе, Дейвид! Патрик Мэрфи, похоже, уважаемый человек.

Дейвид усмехнулся.

— А я — нет?

— Я этого не говорила. — Линда была довольна, что ей удалось уколоть его. — Я просто вела себя с ним вежливо. Он мне понравился. Могу понять, почему Грейс вышла за него.

— Вот как? Хотя тебе, очевидно, действительно легко это понять: ведь вышла же ты в свое

время за Алана…

Этого Линда уже не могла вынести; ее ногти с силой впились в ладони.

— Замолчи, Дейвид! — прошипела она. — И держись-ка от меня подальше — я обойдусь без твоего любительского психоанализа! Оставь его для Грейс: уверена, она гораздо интереснее меня.

Пальцы Дейвида неожиданно сомкнулись у нее на запястье.

— Остынь, детка, — сказал он низким, хриплым голосом. — Я не хотел тебя обидеть, да здесь и не место для таких дискуссий. Надеюсь, ты не хочешь расстроить старика?

— Какого старика?.. Ах, ты имеешь в виду своего отца! — Линда сделала безуспешную попытку освободиться. — Пусти меня! Мне надо найти Тони — он устал, и его пора укладывать.

— Он может подождать, — проворчал Дейвид, — но все же отпустил ее, видимо опасаясь, что его поведение может быть превратно истолковано. — Ты прекрасно знаешь, Линда, что нам надо поговорить. Тебе не удастся этого избежать. Линда отвернулась.

— Нам не о чем говорить, — твердо произнесла она. — Мне от тебя ничего не нужно, Дейвид. И никогда не было нужно!

4
{"b":"983","o":1}