ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Нет, не будет, — пробормотала Линда, мучительно раздумывая, как сказать маленькому мальчику, что отец навсегда ушел от них. Как рассказать ему о выстреле? Как убедить в необратимости смерти? — Знаешь… мы туда не вернемся. — Она смешалась, заметив испуг на личике сына. — Ну… пока. Пока не вернемся.

— Мы останемся здесь?

Было очевидно, что Тони пытается понять, о чем говорит мать, и никак не может.

— Да, останемся на несколько дней, — мягко сказала Линда. — А затем… затем мы с тобой поищем себе дом.

— Без папочки? Линда вздохнула.

— Папочка ушел, Тони! Вспомни, ведь бабушка тебе об этом говорила.

— Разве? — Линда не знала, радоваться или огорчаться, что жестокие слова Шарлотты произвели так мало впечатления на ее сына. — А куда он ушел? Почему мы не можем пойти с ним? Он обещал подарить мне велосипед ко дню рождения!

Линда чуть не улыбнулась сквозь слезы. Алана, наверное, тоже позабавило бы, что его смерть свелась к потере долгожданного велосипеда… Да, в этом была истинная трагедия — Тони привык полагаться на отца в любых мелочах.

— Ну, насчет велосипеда мы посмотрим, — сказала она. — А вот пойти с ним никак нельзя. Папа ушел на небо, к моим родителям. Они наверняка ждут его и хотят, чтобы он рассказал им, какой хороший мальчик Тони.

— Правда? — Лицо Тони прояснилось. — А почему мне нельзя повидать твоих маму и папу?

— Потому что они ушли на небо еще до того, как ты родился, — как можно убедительнее ответила Линда, понимая, что ей так и не удалось ничего объяснить. — А теперь, почему бы тебе не поспать немного? Ты еще успеешь перед ужином повидать бабушку и дедушку.

— И дядю Дейвида?

Линда на мгновение замерла, но быстро взяла себя в руки.

— Может быть.

— Его не было, когда мы ходили в церковь, — важно заявил Тони. — Бабушка сказала, что он папин брат. — Внезапно какая-то новая мысль заставила мальчика нахмуриться. — А он не уйдет с папой на небо?

— Нет… — ответила Линда, опять подумав про себя о несправедливости судьбы.

Ведь Алан никогда никого не предавал, и все же именно он умер! Она подавила желание сказать сыну, чтобы тот ни в чем не полагался на дядю Дейвида, и заставила себя улыбнуться.

— Ладно… поговорим потом. Дай-ка я сниму с тебя свитер. Под одеялом он не нужен.

— А можно включить телек? Он мне поможет заснуть, — жалобно попросил Тони, и, поскольку это было наименьшее из двух зол, Линда согласилась.

Пусть лучше думает про Чудовищного Слизняка, чем про дядю Дейвида, хотя, на ее взгляд, между ними большой разницы не было…

Линда закрыла за собой дверь и решила уделить несколько минут собственной внешности. Может быть, если поярче накрасить губы, она не будет выглядеть такой бесцветной? А впрочем, какое это имеет значение?! — подумала Линда с отчаянием и отвернулась от зеркала. Ее никогда не интересовало, что думает о ней кто бы то ни было, кроме Алана!

В комнате было холодно, хотя, попробовав рукой старую чугунную батарею, Линда убедилась, что она работает. Но в такой большой комнате нужно было иметь две или три батареи, и Линда с неодобрением отметила, что в коридоре значительно теплее.

Спускаясь по главной лестнице, она ощутила, как потянуло холодом из открытых дверей. Гости расходились, и с улицы в дом проникала сырость.

— Ах, вот и ты, Линда! — воскликнула Шарлотта Бакстер, подходя к ней. На лице свекрови отражалось неудовольствие, которое слышалось, и в голосе. — Я думала, ты побудешь с нами подольше. Все, конечно, сочувствуют твоему горю, но так, на мой взгляд, было бы приличнее.

— Я должна была уложить спать Тони, — сухо сказала Линда, стараясь не обижаться на попытки свекрови поставить ее на место. Она знала, что миссис Бакстер страдает: ведь Алан был ее старшим сыном, а потерять сына всегда больно — в любом возрасте! Но привычка распоряжаться всем вокруг стала второй натурой властной дамы.

— Даже если так…

Подошедшие друзья помешали Шарлотте продолжать читать нотацию, и она, светски улыбаясь, стала прощаться с ними. Ко всему, что высказывалось в адрес невестки, она относилась с видимым пониманием, и только Линда знала, что кроется за вежливой улыбкой…

Дейвид стоял рядом с отцом, и Линда неожиданно уловила глубокую печаль, промелькнувшую на его лице. При всей своей неприязни к деверю она не могла не посочувствовать его горю. В конце концов, Алан был его братом, они росли вместе. Муж часто рассказывал ей, что Дейвид, хотя и был младшим, обычно защищал его в школьных потасовках. И неудивительно, если учесть, что Дейвид был на два или три дюйма выше и значительно мускулистее Алана.

Линда едва дождалась ухода последнего гостя.

— Если не возражаете, я тоже пойду отдохну перед ужином, — осторожно сказала она. — Наверное, это не совсем удобно, но сейчас я действительно… еле держусь на ногах.

Тимоти Бакстер пришел ей на выручку.

— Ну, конечно, Линда, мы не возражаем! — воскликнул он, предупреждая комментарии жены. — Сегодня для всех был тяжелый день. Уверен, что мы можем уделить немного времени самим себе.

— Как Тони? В порядке? Неожиданный вопрос Дейвида смутил Линду, и она смерила его настороженным взглядом.

— Разумеется, — сказала она. — А почему бы нет? Надеюсь, что большая часть происходящего до него не дошла.

— Поэтому ты разрешила ему принять участие в похоронах? — холодно осведомился Дейвид, и на этот раз в его голосе явно прозвучало неодобрение.

— Это была не моя идея. Так решила твоя мать, — сухо ответила Линда, игнорируя осуждающий взгляд Шарлотты. — А теперь, с вашего позволения, я пойду наверх. Как сказал твой отец, я имею право уделить немного времени самой себе.

Глава 3

Когда Линда открыла глаза, она увидела в окне не серый, омытый дождем полумрак зимних сумерек, а ясный свет ноябрьского утра. Хотя в это было трудно поверить, она — и, наверное, Тони тоже — проспала почти шестнадцать часов! Взгляд на часы подтвердил, что она недаром ощущает непривычную бодрость.

Линда чувствовала себя удивительно хорошо отдохнувшей, несмотря на то что спала в одежде, лишь прикрывшись пуховым одеялом. Теперь она была готова встретить лицом к лицу любые трудности. И взять свою судьбу в собственные руки.

— И судьбу сына тоже! — вслух добавила она, сбрасывая одеяло и опуская ноги на пол.

Но когда Линда распахнула дверь в спальню Тони, его постель была пуста. На подушке сохранился отпечаток детской головки, а простыня была еще теплой. «Где же Тони? — в тревоге подумала она, и ее сердце забилось сильнее. — Господи, ведь сейчас только половина восьмого! Куда же он делся?»

Уговаривая себя не поддаваться панике, Линда вернулась в свою комнату и начала искать туфли, которые сбросила вчера днем. Впрочем, она была готова идти искать сына в одних чулках…

Наспех причесываясь, Линда услышала, как в дверь постучали.

— Войдите! — сразу же отозвалась она, надеясь, что это шутки Тони. Но она ошиблась: вошла миссис Даркин с подносом в руках.

— Ох, а малыш сказал, что вы еще спите! — воскликнула она.

Линда перехватила слегка изумленный взгляд, который миссис Даркин бросила на ее траурное платье. Наверное, она удивляется — неужели я буду носить это платье, пока оно не расползется от старости, решила Линда. Впрочем, упоминание о сыне успокоило ее, и она поспешно положила расческу.

— Вы видели Тони?

— Ну конечно! — Миссис Даркин поставила поднос с утренним чаем на столик. — Он встал с полчаса назад. Спустился на кухню и сказал мне, что уже выспался и хочет кушать.

— Слава Богу! — Линда оглядела свое помятое черное платье и вздохнула. — А я уж собиралась искать его. Боялась, что он один убежит на улицу.

— Понимаю, но вам не о чем беспокоиться. Малыш в надежных руках. Его дядя сам встал с рассветом и теперь забрал племянника с собой на конюшню.

— Дейвид?!

Конечно, реакция Линды на столь безобидные слова была явно неадекватной, но она понадеялась, что миссис Даркин не заметила ничего неладного. Так и оказалось: экономка ничем не выразила своего удивления.

6
{"b":"983","o":1}