ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
A
A

Барбара Пирс

Запретное влечение

Посвящается моей прекрасной и остроумной золовке, Дженнифер Фриз

У всех влюбленных, как у сумасшедших,

Кипят мозги: воображенье их

Всегда сильней холодного рассудка.

Безумные, любовники, поэты —

Все из фантазий созданы одних.

В. Шекспир «Сон в летнюю ночь», Тезей, действие пятое, явление I.[1]

ПРОЛОГ

Элкин, загородный дом лорда и леди Ниппинг

Графство Вилшир

5 августа 1808 года

– Килби!

Стоя на лестничной площадке, на один пролет выше, леди Килби Фитчвульф следила за тем, как ее сводный брат Арчер пнул ногой дверь и исчез в комнате. Звон разбитого стекла заставил Килби сжаться и спрятаться в тени. Каким бы ни был ее предполагаемый грех, брат намерен был найти ее и наказать. Килби чуть не крикнула от удивления, когда он скова оказался и поле ее зрения. Судя по нетвердой походке, Арчер не ограничился двумя бутылками вина, которые он влил в себя за ужином.

– Ты где? – неистовствовал Арчер, и его тело раскачивалось от возмущения.

С момента их последнего столкновения он избавился от сюртука и развязал галстук. Тяжело опираясь на один из столов, Арчер оскалился на закрытые двери, пытаясь догадаться, за какой из них прячется его сестра.

– Упрямая сучка! Как только я до тебя доберусь, я тебе покажу, как убегать!

Он пересек мраморный холл и пнул еще одну дверь.

Килби воспользовалась моментом, чтобы под шумок скрыться. Она побежала босиком по ступенькам наверх. Девушка понимала, что ее попытки тщетны. Арчер, казалось, намерен был обыскать все комнаты в доме. И то, как скоро он найдет ее, – лишь вопрос времени. Килби шла по темному коридору, держась за стену, чтобы не заблудиться. К сожалению, ей уже не первый раз приходилось исчезать во время очередного дебоша, учиняемого напившимся Арчером. Если ей удастся ускользнуть от него до того, как он протрезвеет, она будет чувствовать себя в относительной безопасности.

– Черт бы тебя побрал, Килби, довольно этой ерунды! – зарычал брат снизу. – Немедленно покажись!

– Ни за что, – прошептала она едва слышно.

Она нащупала замок на двери, ведущей в спальню ее матери. Насколько Килби знала, уже тринадцать месяцев никто не входил в эти комнаты – с тех пор, как пришло известие о смерти ее родителей, утонувших во время путешествия на яхте. Даже Арчер, унаследовавший титул их отца и ставший маркизом Ниппингом, избегал этой части дома. Если Килби повезет, Арчер устанет от поисков задолго до того, как доберется до третьего этажа.

Она медленно открыла двери, молясь про себя, чтобы петли оказались смазанными. Ее молитвы были услышаны. Килби скользнула в узкий проем и осторожно закрыла двери, а затем прислонилась к ним. Она вдруг поняла, что ей не хватает воздуха, потому что ее начали душить слезы. В комнате все еще витал аромат духов, которыми пользовалась их мать. Килби показалось, что она ощутила, как материнские руки обняли ее, теплое тело, пахнущее духами, позволило ей почувствовать себя любимой и защищенной.

– Все будет хорошо, моя пчелка.

Килби вытерла слезы со щек. Сколько раз ее мама повторяла эти слова, неизменно добавляя придуманное специально для Килби нежное прозвище? Тысячу? Десятки тысяч? Когда Килби была ребенком, она свято верила матери, пока привычный счастливый мир не рухнул в то мгновение, когда поместья Элкин достигла весть о смерти ее родителей.

У Килби была младшая сестренка. При рождении ей дали имя Эвелина, но в семье все ласково называли ее Джипси. Когда девочке было всего два года, она, минуя внимательных слуг, уже вырывалась на волю и бродила по дому и его окрестностям.

Джипси была очень живым ребенком. У нее было лицо сердечком, обрамленное черными волосами, и смеющиеся голубые глаза. Но прежней озорной Джипси больше не существовало. Потеря родителей подкосила семилетнюю сестру Килби. Когда сообщили о смерти родителей, Джипси закричала. Несколько часов бедная девочка плакала и неистовствовала из-за жестокости, явленной судьбой. Потрясенная до глубины души внезапной потерей, Килби не могла найти слов утешения для своей младшей сестры. Прошло несколько часов, и она начала всерьез опасаться за Джипси. В отчаянии Килби послала за врачом. К этому времени громкий плач девочки превратился в хриплое, срывающееся шипение. Доктор, желая успокоить девочку, дал Джипси настойку опия. Он пообещал, что несколько дней отдыха восстановят душевное спокойствие малышки. Врач ошибся в своих прогнозах: с того дня Джипси не проронила ни слова. Килби испробовала все, от заманчивых обещаний до угроз, в надежде нарушить молчание сестры. Но проходили месяцы, и Килби понимала, что безмолвие, которое хранила Джипси, не просто упрямство. Со смертью родителей словно умерла и душа маленькой девочки. Теперь Джипси бродила, как призрак, по дому, не позволяя ничему, даже печали, трогать ее сердце.

Килби вздрогнула, когда Арчер снова выкрикнул ее имя. Он приближался. Наверное, он добрался до второго этажа. Глаза девушки уже немного привыкли к темноте и различали внутреннее убранство комнаты. Вытянув руку, Килби отошла от двери. Напрягая память и прокладывая себе путь на ощупь, она двигалась в поисках платяного шкафа, в котором ее мама когда-то хранила вещи. Бронзовые ручки зазвенели, когда пальцы Килби коснулись холодного металла. Она распахнула одну дверцу и скользнула внутрь. Шкаф был пуст, и девушка без труда поместилась в нем, закрыв за собой дверь и оставив лишь тонкую щель. Если Арчер решит проверить покои своей мачехи, Килби оставалось надеяться на то, что он ограничится беглым осмотром, как в других комнатах.

Килби откинула назад волосы и замерла, коснувшись согнутых коленей лбом. Ее нервы были на пределе от необходимости почти каждый вечер играть с братом в эти нелепые прятки. Что же ей делать с Арчером?

Он не всегда был злобным пьяницей, терроризировавшим и оскорблявшим ее, как сейчас. В детстве они были близки. Арчер был всего на два года старше Килби. Они гоняли по коридорам имения, затевая шалости на беду слугам.

Брат и сестра совсем не походили друг на друга внешне. У Килби были такие же прямые черные волосы, как у матери. Девушка считала свое лицо и осанку неприметными. Однако глаза делали ее внешность далекой от заурядной. В отличие от своих брата и сестры, унаследовавших голубые глаза родителей, глаза Килби со временем приобрели необыкновенный фиалковый оттенок. Когда однажды она спросила отца, почему у нее одной фиалковые глаза, маркиз сказал ей, что это дар ангела.

1
{"b":"98312","o":1}