ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Внешность обманчива.

– Нет, ваша светлость, это вы очень обманчивы, – бросила Килби через плечо. – Я больше не стану обращать внимания на внешность.

– Так кто же из нас лжец, Килби? – спросил Фейн, поравнявшись с ней, когда она дошла до двери.

Устав от ссор, он схватил Килби и притянул к себе. Килби немедленно попыталась вырваться.

– Поставьте меня на место!

Фейн едва не уронил фонарь, когда столкнулся со столь яростным сопротивлением.

– Перестань вырываться, иначе это закончится тем, что на нас обоих прольется горячее масло, – грубо приказал он, и к его удивлению, она повиновалась.

– Я могу дойти сама, – парировала Килби.

– О, как это впечатляет. Продемонстрируешь свои умения позже.

Он открыл двери.

– Судя по тому, что ты была без своей наставницы, она все еще отсутствует? – Фейн перенес Килби через порог.

– Да, – прошипела она, и когда он не поставил ее на пол, Килби снова стала вырываться.

Фейн рассеянно кивнул.

– А как же слуги? Они получили приказ отправляться спать, не дожидаясь господ?

Он посветил себе фонарем и направился вверх по ступенькам.

– Да. Прощу тебя, поставь меня на место.

В ужасе от того, что он мог ее уронить, Килби уткнулась лицом ему в плечо.

Фейн улыбнулся в ее мокрые волосы. В их объятиях было что-то умиротворяющее. Нести по незнакомой лестнице леди, которая пыталась вырваться, было непросто. Однако Фейн любил принимать вызовы судьбы.

Он молчал, пока они не дошли до второго этажа.

– Твоя комната здесь?

Килби кивнула, не поднимая лица. Она не могла унять дрожи.

Фейн прошел по коридору, миновал несколько дверей, и до его слуха донесся слабый звук.

– Прошу тебя, открой дверь, – вымолвил он.

Килби потянулась к двери и толкнула ее. Фейн шагнул в будуар. Его захлестнула волна горечи: его отец умер в этих покоях. Фейн отпустил Килби и закрыл дверь. В тусклом свете фонаря он мало что мог разглядеть. Он поставил фонарь на туалетный столик.

– Наверное, ты замерзла, – сказал он, сбрасывая свой плащ. Фейн бросил его на стул. Его сюртук также вымок, особенно ворот, и он сбросил его без промедления.

Килби отошла на другую половину комнаты. Глядя, как Фейн раздевается, она не шелохнулась, чтобы сбросить с себя одежду. Подол ее платья был таким мокрым, что Фейн слышал, как вода ручьями стекает на пол.

– Я позабочусь о себе сама, – сказала Килби, стуча зубами. – Тебе нет нужды оставаться.

Фейн покачал головой.

– Позволь мне не согласиться.

Он подошел к ней. Килби прижалась к стене, вытянув вперед руки, словно желая разделить пространство между собой и Фейном. Он отвел ее руки в стороны и расстегнул на ней накидку.

– Прошу тебя, стой спокойно, я лишь хочу согреть тебя. Ее наряд был безнадежно испорчен.

Сняв с нее промокший плащ, Фейн понял, почему Килби противилась его присутствию. Муслиновое платье, испачканное в грязи, стало прозрачным и повторяло все изгибы ее тела.

Фейн едва сдерживал желание.

– Повернись, – сказал он, и его приказ прозвучал резко и требовательно.

Килби медленно повернулась к нему спиной. Он увидел бесконечный ряд крохотных пуговок. Не спрашивая ее разрешения, он рванул ткань.

– Так-то лучше, тем более, что платье все равно испорчено, – сказал Фейн, растягивая узлы на корсете. – Даже шнуровка промокла. – Он вытащил маленький нож. – Похоже, я уже делаю это по привычке, – поддразнил Фейн Килби, желая успокоить, и одним движением распорол тугие ленты.

Она поежилась и скрестила на груди руки.

– Прекрасно. Ты хочешь поиграть в горничную. Сомневаюсь, что смогу тебя переубедить.

– По крайней мере, мы понимаем друг друга, – Фейн решил действовать без лишнего промедления.

Он освобождал Килби от юбок до тех пор, пока она не осталась перед ним в одной нижней рубашке. Фейн отложил в сторону нож, едва сдерживаясь, чтобы не наброситься на Килби. Отступив, он сказал:

– Вот так. С остальной одеждой ты справишься сама. Я позабочусь о том, чтобы в камине горел огонь.

Ему было интересно, что предпримет Килби. Он направился к ее спальню. Освещая себе путь фонарем, Фейн нашел очаг и склонился над ним.

– Зачем ты это делаешь?

Фейн надеялся, что она снимает чулки и туфельки. Он подул на угли, чтобы пламя быстрее разгорелось.

– Нам надо поговорить.

Он прислушался к ее шагам в соседней комнате.

– Я должна предупредить вас, ваша светлость: те вольности, которые я позволила вам, были лишними. То, что произошло в тот вечер, когда вы спасли меня от домогательств лорда Тюллея, больше не повторится.

Он мысленно отсчитывал ее шаги до двери. Небрежно уперев руки в бока, Фейн с дьявольской улыбкой посмотрел на огонь.

– Я вынужден покориться неизбежному, мой котенок.

Он вытащил из кармана жилета маленький ключ. Терпеливо рассматривая его на свету, Фейн ждал, когда же Килби обнаружит, что дверь заперта.

Килби второй раз дернула ручку на двери. Фейн запер ее и спрятал ключ. Килби прислонила голову к двери и невольно восхитилась тем, что герцог всегда опережал ее на шаг.

– Иди сюда, Килби, – сказал он, позвав ее из другой комнаты.

Она посмотрела на свою нижнюю рубашку и пришла в отчаяние. Тонкая ткань была слабым бастионом. Проницательный взгляд его зеленых глаз, несомненно, приведет ее в замешательство. Приблизившись к маленькому секретеру красного дерева, Килби вытащила из него длинную бело-коричневую шаль и укуталась в нее, словно желая защититься.

– Ты все еще в нижней рубашке, – с упреком сказал Фейн, когда она вошла в спальню.

Он протянул ей руку, показывая, чтобы она присоединилась к нему у огня. Пока Фейн был один, он снял жилет и ослабил галстук. Герцог был босиком.

– Я же сказал тебе снять с себя все.

– Все мокрое, – язвительно отозвалась Килби.

Не обращая внимания на его протянутую руку, она присела на покрывало, которое он разложил у огня.

– Я полагаю, что…

Она замерла, заметив, что Фейн наклонился над заполненным водой тазом, который он поставил греться.

– Что ты собираешься делать?

Фейн потянул за свой развязанный галстук и снял его. Сложив ткань, он опустил ее в воду.

52
{"b":"98312","o":1}