ЛитМир - Электронная Библиотека

Борискова – позвонить если что. Настроение Борискова несколько улучшилось – все-таки какое-то движение, призрак определенности.

Было уже три часа дня. До приема в поликлинике оставался еще час, и он еще зашел в отделение, в нелюбимую восьмую палату. Уже несколько дней происходило одно и то же: заходишь, а больная К. лежит, отвернувшись к стене. Вообще не разговаривает. Сестра говорит: "Лекарства не пьет, от капельницы отказалась! Выгнала процедурную медсестру!" Вызывали психиатра, но тот сказал, что больная вполне адекватна. Есть, конечно, астено-невротический синдром, но у кого его нет. Кто-то из молодежи в ординаторской кипятился: "Надо ее выписывать, раз не хочет лечиться!" Но страховая компания платила за эту больную большие деньги и требовала результата, и тут можно было серьезно испортить с ней отношения вплоть до требования возмещения расходов и разрыва договора. Эксперт этой страховой компании звонил по поводу этой больной каждый день, но сам лично не приходил. Разговор шел, что с ней делать дальше.

Эксперт к удивлению Борискова не давил, а просил: постарайтесь что-нибудь сделать. Вероятно, кто-то за эту женщину наверху ходатайствовал. Она видимо была чья-то подруга.

Сценарий посещения этой палаты каждый раз был один и тот же.

Борисков всегда приходит туда в самом конце обхода – в два-полтретьего, садится на стул рядом с кроватью. Они сначала разговаривают так: она, отвернувшись к стене, он рядом. Поначалу тема самая отвлеченная, типа погоды в Западной Сибири, потом она, наконец, поворачивается, дальше разговаривают, уже глядя друг на друга. Потом она встает, и они вместе пьют чай, смотрят передачу по телевизору, обсуждают эту передачу, последние новости, жизнь детей, потом Борисков ее осматривает, меряет давление, обсуждается лечение, тут же приходит медсестра, ставится капельница, и они мирно дружески расстаются. На следующий день все повторяется снова. Кстати, психиатр записал в историю болезни, что она "не нуждается в госпитализации в психиатрический стационар", прописал антидепрессанты, которые пациента пить категорически отказалась.

В восьмой палате всегда было очень жарко. Борисков вышел весь в поту. Мимо него продефилировал инженер Халиков как обычно с лицом вытянутым и печальным, как у Пьеро. Уже года два он постоянно пребывал не в лучшем расположении духа с тех пор, как от него сбежала жена. Причем жена сбежала не столько от него, сколько от его мамаши к себе на родину к родственникам – в Северную Осетию, – захватив туда и ребенка. Там ее было уже не достать. Переговоры о разводе велись дистанционно. Борисков удивился, поскольку он ее как-то видел, и она ему очень понравилась: еще подумал тогда: "Вот повезло же человеку – удачно женился на старости-то лет…" Не исключено, что всему виною была мамаша, которая жила вместе с ними и выдержать которую никакая невестка не смогла бы. Кстати от такого смешения кровей ребенок получился просто замечательный. Прошлым летом ее прислали в гости к нему на месяц. Девочка была совершенно дикая, по-русски уже говорила плохо. Халиков приводил ее на осмотр к педиатру, пытался найти свидетельства, что с ней в той семье плохо обращаются. У девочки нашли только вшей, а во всем остальном ребенок был очень здоровый.

Надо сказать, что он очень любил свою жену. Когда она забеременела, он как образцовый муж очень переживал эту беременность, каждый вечер гулял с ней под ручку, посещал специальные занятия для беременных и молодых отцов (кажется, он вообще один там и ходил из будущих папаш). А когда подошло время, отправился смотреть на роды своего ребенка. Очень было интересно, ведь когда еще в жизни такое увидишь! Выпил, конечно, для храбрости.

В нем присутствовал дух естествоиспытателя. Например, его очень интересовало, как совокупляются слоны и космонавты (говорят, такой эксперимент будто бы проводили). Рассказывали, что у одной космонавтки однажды не сработал встроенный в скафандр туалет

(изначально он был приспособлен только для мужской физиологии), отчего фекалии просочились у нее через воротник и какое-то время летали в невесомости по всей кабине. Руководитель полета, глядя на экран монитора, ругался: "Что там за дрянь болтается перед объективом?"

Борисков посмотрел на часы: было уже без пяти четыре. Прием в поликлинике начинался ровно с четырех. Тут же ему оттуда позвонили на мобильный: можно ли записать дополнительно? Как всегда ответил, что можно, но тут же об этом и пожалел. Пережить бы как-то сегодняшний прием. Спросил: а на сколько записан последний?..

Сказали, что на семь. "О, Боже!" Борисков явственно ощутил перебои и отрыжку. Из пищевода вышли пузыри. Напьешься чаю перед приемом, а потом урчишь. Неудобно перед больными.

Первым был мужчина с жалобами на кашель и одышку. Он прямо в кабинете зашелся в кашле. У него было серое морщинистое лицо длительно курящего человека. В период волнения он делал мелкие движения пальцами, доставал серебряную зажигалку "зиппо", беспрестанно ею щелкал, то открывая, то закрывая крышку. Такие дорогие зажигалки обычно говорят о том, что ее владелец – стабильный курильщик и бросать курить вовсе не собирается, и лучше уж умрет от рака легких, чем бросит. И действительно, оказалось, курит по две пачки сигарет в день чуть ли не с пятнадцати лет. Диагноз ясен.

Далее все напоминало толчею воды в ступе, поскольку тут требовалось бросать курить. У мужчины на все был один железный аргумент: "Но ведь раньше этого не было!" Борисков не стал вступать в долгие дискуссию и сделал необходимые назначения.

– Ну, конечно, и здоровый образ жизни! – все-таки закончил он.

Мужчина ушел от него в некотором раздражении и наверняка тут же, выйдя на улицу, и закурил.

Надо сказать, что сложнее всего бороться с самим собой по таким вот, казалось бы, мелочам. Попробуй-ка, брось курить! А ведь все знают, что это очень вредно и от курения возникает обструктивный бронхит и рак. И все равно не хватает воли или желания. А попробуйте-ка меньше есть, снизьте вес или хотя бы начните делать утреннюю зарядку… Бороться с собой – дело невероятно сложное.

Очень легко критиковать других. Кстати, Жизляй вообще считал, что лечить курильщиков от бронхита вообще бессмысленно и не нужно. И в чем-то он был прав. Жизляй не курил сам и другим мешал этим делом наслаждаться. Когда клинические ординаторы (из них было двое курильщиков) отправлялись курить, он кричал им вслед:

– ХОБЛ получите! – и не раз говорил: – Представьте себе такой сложный и нежный биологический механизм, каким является человек, а в него литрами заливают водку, и еще вдыхают ядовитый табачный дым.

Попади этот дым вам в глаза, тут же возникают рези и слезы. А легкие все это терпят. Люди по неизвестным причинам всячески сокращают себе жизнь – скорее всего от скуки. Курение ведь по сути своей бессмысленно. Понятно, не все болеют, но если ты имеешь дефектно заложенные гены, склонность к ряду заболеваний, то не надо их специально-то провоцировать. Как-то один пациент задал мне интересный вопрос: "А зачем вообще жить, если не курить, не пить и с женщинами не спать?" С женщинами-то тебе кто запрещает спать? Спи хоть со всеми! Если дадут. Кстати, за этим тут же идут рассказы о неких мифических стариках в горах, которые курили и пили и дожили до ста пятидесяти лет, и которых никто никогда не видел. Вопрос "Зачем жить, если…?" такой же глупый, как и традиционно женский: "Почему ты меня не любишь?" – ведь более глупого вопроса и придумать нельзя.

Никогда человек не сможет сказать, почему он тебя не любит, а другую, напротив, – любит. И таких самоубийц все больше и больше. У нас в стране по статистике больше всего сумасшедших. По каким-то причинам Россия стремительно и неуклонно сходит с ума.

Еще у него в заначке была довольно примечательная история о вреде курения. Его армейский товарищ Костя Молвинский, отъявленный курильщик, как-то закурил на боевом посту, и снайпер влепил ему пулю

– как говориться, "на огонек" – прямо в лоб.

30
{"b":"98334","o":1}