ЛитМир - Электронная Библиотека

Профессор? Это для учебных заведений. И даже не придумаешь про карьеру. Они были очень туманные, просто очень, ну очень туманные…

То есть никаких перспектив не было. Однако он неожиданно для себя все же сделал ей предложение:

– Выходи за меня замуж! Выходи! Ты не пожалеешь! – последняя фраза, впрочем, прозвучала у него не слишком уверенно. Было совсем не факт, что она однажды не пожалеет. Зарплата у него была очень даже средняя, жить семьей было негде. А правило "С милым и рай в шалаше" – в современном мире давно не действовало. Всю жизнь работать, еще работать, гнуть спину на даче летом – на это могла пойти только женщина, у которой никаких других предложений не было и которой просто деваться было некуда, но не она.

Однако встреча с будущими родственниками прошла неожиданно гладко.

То, что он работает врачом, да еще с тому же является кандидатом наук, будущего тестя привело в полный восторг, и он сказал, что подарит им на свадьбу двухкомнатную квартиру, которая, как оказалось, уже была как раз для такого случая давно прикуплена. И будущая теща тоже была в полном восторге. Оба родителя просто мечтали выдать дочь замуж. Совершенно не исключено, что это был просто первый приличный мужчина, с каким она появилась, а те, что были до него, представляли полный кошмар. Блинов об этом ничего не знал, просто у него возникло некое подозрение. Отец подруги был состоятельный человек, деньги его не очень волновали, и не были проблемой. Его волновала дочь. И ему нужны были внуки. А врачей он уважал по жизни. Еще бы: ученые люди! Сам он в свое время закончил только ПТУ. Да и то с трудом.

Однажды во время посещения родного городка прямо на улице Борисков встретил Сашку Лютикова. Лютиков был у них в классе самым маленьким, но довольно активным и хорошо учился. Посидели с ним в местном кафе, причем Лютиков угощал. Он рассказал, что работает заведующим каким-то там отделом в районной администрации. Видно было сразу: процветает. Говорил, что ничего особенно делать не надо, выпрашивать

– сами приносят. Они уже приучены всеми предыдущими поколениями жителей России. Отказаться от денег – и трудно, да и неприлично.

Люди дали, ты взял и им от этого спокойнее. Это как наш вариант восточного бакшиша. Без этого никуда – национальная традиция.

– Я бы и без этого сделал, и так нормально платят. Еще через жену держу магазин. Но дают – бери, как откажешься? В России так принято.

Главное специально ничего не вымогать. Люди знают: есть земля, ее кому-то обязательно отдадут, но первее отдадут тому, кто хоть что-то даст.

Другой одноклассник, который хоть как-то изредка проявлялся, Лешка

Романов, работал водителем-дальнобойщиком. Обожал придорожных проституток. Борискову доводилось несколько раз ездить по трассе на

Москву на машине. Действительно там стояли проститутки, причем некоторые явно школьного возраста. Нарочито яркий макияж, черные колготки, короткие юбки. И главное, это было почти бесплатно.

Дальнобойщики их очень любили. Лешка не только дорожных проституток любил, но и ближних женщин своих меня постоянно. Женщин он менял постоянно. А кончилось тем, что как-то в районе Твери в какой-то придорожной закусочной на трассе познакомился с официанткой. У той женщины был ребенок – мальчик лет восьми. Они полюбили друг друга, и когда встречались, ходили, взявшись за руки. Чем это кончилось,

Борисков не знал (а может быть, даже еще и не кончилось), было известно только, что приезжал муж той женщины с командой друзей

Лешку ловить и бить. Романов несколько дней прятался в своей квартире за железной дверью, они же караулили его в круглосуточном кафе напротив подъезда, ожидая, когда он выйдет. Он все же как-то незаметно выбрался и уехал в очередной рейс. Проблема, однако, так и не была решена. Опасность внезапного нападения все еще оставалась.

Он стал искать знакомых в бандитской среде, чтобы отбили. Тут нужно было просто показать, что у него есть "крыша". Вспомнили знакомого парня из параллельного класса Кольку Гусева (Гуся), бывшего спортсмена, который в лихие девяностые сколотил группировку и контролировал пол родного города, стали искать его телефон. Гуся найти оказалось довольно просто: позвонили однокласснику, тот тут же продиктовал номер мобильника. Гусь даже обрадовался, тут же принял решение, хотя сразу же и попросил кое-чего отвезти в Москву.

Кратковременной демонстрации силы в виде джипа и черного БМВ с внушительными ребятами оказалось вполне достаточно. Никакой стычки даже не произошло. Те так и уехали ни с чем.

Был еще такой одноклассник Саша Игумнов. Реально талантливый человек. Еще в школе он великолепно рисовал, хотел стать художником, но почему-то поступил в училище подводного плавания имени Ленинского

Комсомола, закончил его и много лет служил на атомной подводной лодке. Однажды у них на лодке случилась серьезная авария, и ее с огромным трудом притащили на базу. Командир и его заместитель даже получили Героя, но больше из экипажа никто ничего не получил, даже медалей. В другой раз на лодке, прямо в рубке управления случился пожар, с которым они с трудом справились сами, но не сообщили о нем на базу, потому что по этому случаю неизбежно были бы сделаны оргвыводы – без этого в армии просто не бывает, и звездочки точно слетели бы. Хотели сразу вернуться домой и там починиться окончательно, однако неожиданно получили приказ сразу, без захода на базу, идти на учения, а к ним зачем-то была послана комиссия. За самое короткое время следы пожара были наскоро замазаны краской, завешены, а членов комиссии с первых их шагов на подводном крейсере начали поить спиртом. Был еще один эпизод, когда, будучи замечательным рисовальщиком, он выпустил юмористическую стенную газету, где изобразил девушку топ-лесс, причем спиной к зрителю и там же нарисовал глядящего на ее в бинокль морячка. Газета была усмотрена каким-то гнусным типом из политуправления и вдруг пошел дикий хай, что на лодке "при попустительстве" происходит чуть ли не умышленное разложение коллектива. Газету эту тут же изъяли, повезли в штаб, а Игумнову реально грозила потеря звездочки. Спас положение какой-то адмирал из штаба, который, поглядев на рисунок, расхохотался и сказал: "Вы что, сдурели, это же полная ерунда.

Отстаньте от человека!" Было удивительно и чудесно, что среди привычных тупых дуболомов оказался хоть один человек с мозгами. Эта непреодолимая, даже какая-то нарочитая тупость начальников была, пожалуй, самая страшная и, увы, наверно, вечная черта армии, в которой он служил.

Игумнов был спокойным человеком, с ненавязчивым ироничным юмором.

Характером он напоминал Борискову его родного дядю Колю. Дядя Коля всю жизнь был шпионом за границей, и будто бы даже какое-то работал под прикрытием в Америке, но там его раскрыли. Родственникам сказали, что он умер при исполнении служебных обязанностей и даже соорудили ему могилу, где он и был похоронен позже, когда умер по-настоящему. Борисков мало что знал о его жизни, известно было, что он еще сколько-то времени работал в Японии, и там его снова раскрыли американцы, и его оттуда вывозили на нашем танкере. Когда он уже был в отставке, он жил в Петербурге и под Вырицей у него была дача. Он был совершенно лысым, ходил всегда в кепке, сам был небольшого роста. Как-то они с его родным младшим братом, дядей

Васей, в противоположность ему огромным детиной под два метра ростом, ехали на последней электричке на дачу. В вагон, как это водится по выходным, влезла подвыпившая компания с гитарами, стали орать песни. Оба дяди, вместо того, чтобы перейти в другой вагон или сидеть молча, конечно же, сделали замечание. Те полезли в драку.

Первым вступил в бой, конечно же, дядя Вася – как самый большой, – и ему здорово досталось, и тогда вступил дядя Коля. Уже через несколько минут хулиганы умоляли их отпустить, и выкатились из вагона на следующей остановке. Борискову и сейчас становилось смешно, когда он вспоминал, в каком виде дядья тогда приехали и к ним: мрачный дядя Вася с синяками под обоими глазами, с распухшим лицом, а рядом как всегда улыбающийся (западная привычка) дядя Коля в своей неизменной кепочке и без каких-либо видимых повреждений.

93
{"b":"98334","o":1}