ЛитМир - Электронная Библиотека

Эдди только молча шевелил губами. Саймон похлопал его по плечу, поворачивая лицом к шумной главной улице.

– Иди забирай свое пиво, Эдди, – сказал он, мягко подталкивая его. – Пена опала.

ГЛАВА 17

– Это последние пироги, да? – спросил Саймон. – Ну скажи мне, что это все. Пожалуйста, Эл.

– Мне нужно еще приготовить меренги для лимонных пирогов, – сказала она, вынимая из духовки пышные пироги с ревенем и клубникой. – Но я полагаю, это можно будет сделать завтра утром, раз ты в таком отчаянии.

– Слава Богу. – Саймон болтал длинными ногами на своем насесте, мраморном прилавке, единственном месте, которое Эллен выделила ему на кухне. – Мне тебя очень не хватает.

– Что ты подразумеваешь под «не хватает»? Ты торчишь прямо перед моим носом все три часа! Я закончила бы все гораздо скорее, если бы ты мне не мешал! А ты постоянно дразнил меня и отвлекал. Просто какой-то ужас!

– Ты ни о чем не думаешь, кроме своего теста, – сетовал Саймон. – Иди сюда, малыш. Удели мне внимание. Мне, мне!

Эллен старалась не улыбаться.

– Похоже, я тебя окончательно избаловала.

– Тебя предупреждали о водовороте моей жестокости, милая девушка, – бормотал Саймон. – Так войди же в его потоки! Позволь завлечь тебя в его восхитительную пену!

Эллен придвинулась к его ногам и помахала у него перед лицом своими вымазанными в шоколаде пальцами.

– Ох уж этот водоворот жестокости! Ты можешь взбить крутой яичный белок или сливки в своем знаменитом водовороте?

Саймон обернул свои сильные ноги вокруг ее талии, притягивая ее к себе и с жадностью обсасывая ее пальцы.

– Ничего этого я не умею, – сказал он. – Но «крутой» и «сливки» вызывают у меня реальные приятные ассоциации – оба этих слова. Поэтому я…

– Давай пойдем наверх.

Саймон соскочил с прилавка, и они рука об руку пошли через затемненный молчаливый дом. Все остальные уже давно ушли спать.

Эллен включила старинную викторианскую лампу с шелковым абажуром.

– Это еще одна античная вещь от прабабушки Кент? – спросил Саймон, расстегивая рубашку. Его настороженный тон заставил Эллен улыбнуться.

– Конечно, нет. Я купила ее в антикварном магазине на побережье, она показалась мне сексуальной. Вещи прабабушки очень хорошего качества, но никак не сексуальные.

Саймон, казалось, был заинтригован.

– Лампа? Сексуальная?

– Так же, как атласный корсет слоновой кости, с кружевной отделкой. Он смотрится очень сексуально поверх хлопковой сорочки. Туго затянутый. Он придает таинственность. Создает ощущение мучительной неизвестности.

– Ах да! – Саймон сбросил на пол свою рубашку. – Наподобие того бабусиного платья. Но все эти ленты и кружева, что скрывают твою фигуру, даже на миг меня не обдурят. Чем больше ты ее прячешь, тем ярче она мне видна.

– Тогда, может, мне больше не утруждать себя и ничего не прятать? – Эллен вынула шпильки, раскрутив узел, уложенный на затылке, и стянула эластичную ленту с конца косы. Затем расплела ее и расчесала пальцами, так что волосы струящимися волнами легли вокруг лица и плеч.

– Я весь день мечтал сорвать с тебя это платье.

Эллен откинула волосы на спину.

– Можешь срывать, если тебе так нравится, – заявила она. – Я больше не собираюсь его надевать.

Он сдвинул брови:

– Это еще почему?

– Я тебе объяснила. Мне хочется привлекать больше внимания.

– Но ты уже завладела моим вниманием. На сто пятьдесят процентов. Ты хочешь казаться раскованной и сексуальной?

Эллен обхватила свою грудь сквозь несколько слоев хлопка и кружев.

– Восхитительно! – пробормотала она, глядя на Саймона сквозь ресницы. – Что это? Неужто я открыла в тебе пуританскую жилку? Не перейти ли мне на крошечный клочок, прикрывающий только соски, как носят другие девушки? И ленты вокруг спины, с бантиками? Как ты думаешь, мне пойдет?

– Это не вопрос, Эл, – коротко сказал Саймон. – Пойдет или не пойдет – дело десятое. Я не хочу, чтобы другие мужчины разевали рот на твои сиськи. Я вообще не одобряю непостоянства в подобных вещах, – добавил он.

– Ишь ты, какой мачо! – У нее глаза расширились от его властного тона. – Все должно быть под твоим контролем! Ну, так что же ты не срываешь с меня платье? Я тебе позволяю.

– Если бы я хотел сорвать твое платье, – ответил Саймон, – я бы не стал ждать твоего позволения. Позволение убивает цель. – Его руки сомкнулись вокруг ее талии. – Не того я хочу от сегодняшней ночи.

– Где же тот необузданный мужчина, влезающий в окно соблазнять меня? – Эллен притворилась разочарованной. – О, Саймон, значит, сегодня ничего этого не будет?

Лицо его сделалось неподвижным, как камень.

– Это ты мне говоришь, Эл? Не провоцируй меня. Некоторые женщины действительно любят грубость и просят об этом. Если это то, что ты хочешь, так и скажи.

Мысль о том, что у него были другие женщины, привела ее в ярость.

– И надо полагать, ты старался делать все как можно лучше, чтобы удовлетворить их извращенные наклонности?

– До некоторой степени, – ответил он сдержанно. – Хотя это не мои предпочтения. Но если для женщины это единственный способ, который помогает ей кончить, тогда я делал то, что должен был сделать.

– О, как это благородно и по-мужски! Ты хочешь меня оттолкнуть, Саймон?

– Нет! Черт побери, почему я должен…

– Тогда зачем ты рассказываешь мне о невероятных сексуальных запросах других твоих женщин? Тебе не приходит в голову, что я могу чувствовать себя… ну, чуточку неудобно?

– Я не хотел тебя раздражать, – проворчал он. – Но я не имею привычки подвергать себя цензуре. Я такой, какой есть. Принимай меня такого, Эл.

– Так нечестно, – сказала она. – Потому что я при всем желании не могу заставить тебя мучиться от ревности. Мои прошлые эротические приключения настолько скудны, что мне практически нечего тебе рассказать. Множество неудачных свиданий, тупиковых развязок и одна несостоявшаяся помолвка.

– О да. Твоя помолвка, Эл. – В голосе Саймона звучала мрачная ирония. – По поводу помолвки могу тебе признаться. Это была такая ревность, что кишки выворачивало наизнанку.

– Но Брэд – это совсем другое дело! У меня с ним не было секса.

– Это был твой выбор, Эл. Как и всегда в твоей жизни, малыш. И в том нет моей вины, что твой сексуальный опыт так ограничен.

– Ты прав, Саймон! Спасибо, что ты так часто это подчеркиваешь. Теперь, когда ты рассеял все заблуждения на этот счет, возможно, я смогу наконец что-то сделать! Если еще не слишком поздно!

Эллен была так сердита, что не могла оставаться с ним в одной комнате. Она повернулась и направилась к двери. Саймон обхватил ее за талию и рванул назад к своему твердому полуобнаженному телу, когда она уже взялась за ручку двери.

– Ни черта подобного, Эл! – Он повернул ее кругом, лицом к себе, прижав ее спину к стене.

– Саймон! – задыхалась Эллен. – Что ты…

– Ты пытаешься возбудить во мне ревность этой болтовней по поводу сексуальной одежды и других мужчин? Это так, Эл?

– Я…я…

– Что? – Саймон рывком приблизил к ней лицо.

Эллен только покачала головой, так как слова застряли у нее в горле.

– Не надо, Эл. – Голос Саймона был четким и жестким. – Я действительно с трудом сдерживаю гнев. Не нужно меня провоцировать. Это плохая идея. Ведь мы понимаем друг друга?

Она торопливо кивнула:

– Конечно. Успокойся.

Саймон издал грубый горловой звук и сжал ее в объятиях. Она чувствовала, как колотится его сердце. Этим отчаянным объятием он будто пытался вырвать у нее молчаливое обещание.

Она обхватила его голову, притягивая его лицо вниз, чтобы целовать его щеки, подбородок, горло.

– Извини. – Саймон обмяк и склонился над ней, положив голову ей на плечо. Я не хотел… О черт! Я тебя напугал?

Эллен крепче сжала руки.

– Нет, – солгала она.

С минуту они молчали, тесно сплетясь телами.

62
{"b":"98335","o":1}