ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

При соблюдении некоторых специальных условий «совпадение» повторялось. Для этого:

а) сновидение должно быть плотным и ярким;

б) визуальное и тактильное восприятие выбранного предмета должно быть максимально длительным и стабильным;

в) надо выйти из сновидения, не поставив предмет на место.

И на следующий день что-нибудь случалось — либо предмет падал сам по себе, либо его перемещали «природные» силы (распахнувшаяся от сквозняка дверь, неожиданная вибрация от стука за стеной у соседей и т. п.). Все это кажется несерьезным, — чепухой, про которую и писать не стоит, — пока вы лично не столкнетесь с регулярными «совпадениями» такого сорта. Возникает чувство, что вы через сновидение вступили с Миром в игру, правила которой неизвестны или вообще непостижимы.

Я привел только некоторые примеры. Все они воспринимаются наивным практиком (а в таких ситуациях мы, как правило, становимся «наивными») как всплески «подлинной магии». Начинающие сновидцы привыкли чувствовать себя по ночам блуждающим «призраком», бесплотным и бессильным. Совсем другое дело — взять в непослушные пальцы статуэтку, игрушку, фотографию, чтобы она на следующий день оказалась на полу, — то ли в результате вашего воздействия, то ли по воле таинственной синхронистичности мироздания.

4) Сборка тела как фактор стабилизации внимания и усиления осознания

В осознанном сновидении, где впервые сновидец хотя бы частично добивается контролируемого восприятия, развитие внимания и его совершенствование начинается в условиях, повторяющих состояние наяву.

Как долго обычный человек, не использующий дисциплину, бывает наяву осознанным? Сколько времени его внимание по-настоящему алертно и отслеживает основные параметры воспринимаемого поля?

Как правило, не более нескольких минут в час. Если бы не стабильность базового состояния, биологическая и социальная вовлеченность в сеть энергообмена, выработанная эволюцией, мы постоянно отвлекались бы от реальности первого внимания и погружались в самодельные грезы, отражающие образы памяти и воображения.

Однако в сновидении базовый энергообмен, закрепленный телом, не является решающим критерием для различения «внешнего» и «внутреннего». Нетрудно понять почему. Ведь само состояние сновидения есть диссонанс между перцептивной активностью воспринимателя и сенсорными сигналами физического тела, которые должны обусловливать точку отсчета и все координаты воспринимаемого. Активное внимание, сосредоточенное на переработке сенсорного материала, противоречащего «базовому», идущему от биологических рецепторов организма (которое в первом внимании, как правило, неподвижно лежит или сидит с закрытыми глазами), ведет себя согласно давнему стереотипу, хорошо известному в психологии восприятия, — оно вытесняет сигналы, которые не может согласовать со сновидческими восприятиями.

Что мы имеем в результате? Осознанное внимание, повторяя привычку, выработанную наяву, просто пульсирует. Пять-десять секунд оно работает, обозревая перцептивное поле, — как бы «проверяя обстановку». А потом может отключиться от внешнего и уйти в себя (направить свою блуждающую активность на внутреннее поле, где любой перцептивный акт, суть которого — вычленение «фигуры» из «фона», невероятно затруднен), пока в сферу осознаваемого вновь не попадет значимый сигнал извне, что заставит внимание еще раз просканировать окружающий энергетический фон. А такие значимые сигналы, надо заметить, далеко не всегда появляются часто. Если иметь в виду, что у большинства начинающих осознанное сновидение длится не больше 5-15 минут, то можно сказать, что одним-единственным «всплеском» все реальное восприятие и заканчивается.

Ради эффективной практики сновидения мы вынуждены «осознавать себя» наяву как можно чаще (этому, в частности, и служит сталкерская «внимательность»), чтобы эта привычка перешла и на восприятие в сновидении. Но и этого недостаточно!

Усиливая внимание и осознание наяву, мы, прежде всего, отталкиваемся от тела и привычного телу энергообмена. Чтобы сделать восприятие в сновидении более последовательным и направленным на внешнее, чтобы избавиться от галлюцинируемых образов, транслирующих в сновидимое пространство психическую и психофизиологическую активность, вызванную внутренними рефлексиями, мы приступаем к технике целенаправленного формирования тела сновидения. Формируя тело сновидения, мы успеваем осознать себя в сновидении несколько раз и устранить какую-то часть продукции галлюцинирующего тоналя, выработанной в периоды сновидческой «бессознательности».

Как в теле первого внимания, так и в теле сновидения осознание активизируется произвольным вниманием, функция которого — «собирать сигналы (эманации) в пучок». Осознание в данном случае — это регистрация факта сборки. Осознание максимально интенсивно только в те мгновения, когда сборка сигналов только что осуществлена. «Собранное» становится привычным с той же скоростью, с какой угасает наше осознание. Вот почему мы поддерживаем необходимый уровень активности осознания, вариативно повторяя цикл: сборка перцептивного пучка — разборка — новая сборка.

Это происходит в любом режиме восприятия. Наяву этот механизм почти всегда используется бессознательно — мы «пересобираем» себя, когда нуждаемся в быстрой активизации внимания.

Любая непривычная позиция восприятия (особенно сновидение) требует целенаправленного выполнения этой работы, поскольку автоматизмы, опирающиеся на базовую «телесность», здесь катастрофически слабеют.

В состоянии внимания сновидения эпизод глубокой остановки внутреннего диалога или перцептивного не-делания «разбирает» как воспринимаемый мир, так и тело. Повторная сборка опять дает импульс осознанности.

Этот метод крайне важен. Мы открываем указанный механизм в процессе сталкинга. Иногда он становится явным довольно быстро, иногда затрудненность выслеживания создает проблему, и у практикующего уходят годы на поиск «ключевого звена» — осознание работы собственного осознания.

«Сканирующее» тело своей плотностью вызывает осознание внимания и восприятия почти каждую минуту. На это уходит много энергии, и активное внимание быстро устает. Вот почему следующий этап — поиск энергии в сновидении и утилизация этой энергии — имеет решающее значение.

Именно здесь начинается «магия» и интеграция. Полученная в сновидении энергия влияет на физическое тело. Мы обретаем способность различать иллюзии и реальные сигналы, потому что тело настроено на обретение силы, и внимание, следуя этой установке, вытесняет иллюзии, усиливает энергопорождающие структуры. Даже в том случае, если мы не видим энергию в сновидении, психоэнергетический механизм тоналя переходит в режим, который знаком организму наяву, — он ищет во внешнем поле реальные источники силы.

В дальнейшем, бодрствующее тело своими реакциями разрешает большую часть сомнений по поводу реального-нереального во сне. Эти реакции тела могут быть как общими (скажем, психоэмоциональными, переживанием тонуса или истощения), так и весьма конкретными (вплоть до «следов» на коже от контактов в сновидении).

Эта последовательная работа составляет сущность того Пути Сновидения, который ведет от внимания сновидения ко второму вниманию, плотному телу сновидения, переходящему в «дубль», который на высшем этапе интеграции с физическим телом осуществляет целостную телепортацию. Если телепортация физического тела была осуществлена практиком хотя бы однажды — значит, он уже стоит на пороге третьего внимания, Тотальной Интеграции.

59
{"b":"98414","o":1}