ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
  • Невеста на замену. Книга 1
    Маленькие женщины
    Другой мир. Злой рок
    Феномен Назарбаева
    Женщины непреклонного возраста и др. беспринцЫпные рассказы
    Драконы и зефирки
    Всемирный экспресс. Поезд ночных теней
    Соль и дым
    Бенди и чернильная машина. Кошмары оживают
  • Жить вкусно. Готовить дома, как в ресторане
    Зов Крохи, или Философский антиMBA в стиле научпоп
    Кресло на чердаке
    Гадский гаджет
    Шлягеры (сборник)
    Астрология для каждого. Знаки успеха и изменений
    Литературная мастерская. От интервью до лонгрида, от рецензии до подкаста
    Волшебный Новый год. Секреты радостных праздников без суеты и стресса
    Угли войны
  • Герои не нашего времени. Харламов, Тарасов, Яшин, Бесков в рассказах родных, друзей и учеников
    Женщины, которые любят слишком сильно. Если для вас «любить» означает «страдать», эта книга изменит вашу жизнь
    Белый огонь
    Лишь краткий миг земной мы все прекрасны
    Цусимские хроники. Апперкот
    Жена
    Семь смертей Эвелины Хардкасл
    Знакомим детей с человеческим организмом. Сказки, рассказы, игры, стихи, загадки для детей 6–9 лет
    ПереКРЕСТок одиночества
  • Тропами Снайпера. Долг обреченных
    Великий Преемник. Божественно Совершенная Судьба Выдающегося Товарища Ким Чен Ына
    Хулифак: умные ответы на нелепые вопросы и наоборот
    Эмиль и Марго. Монстрам вход запрещен!
    Лунный посевной календарь на 2021 год
    Рожденная второй
    Зимняя Чаща
    Лживая взрослая жизнь
    Синергия: ключ к успеху
  • Байкал – море священное
    Облака из кетчупа
    Красная линия
    Дело черного мага. Книга 2
    9 шагов здоровой потери веса. Наука похудения без мифов и голодовки
    Шопоголик и Рождество
    Свои среди чужих. Политические эмигранты и Кремль: Соотечественники, агенты и враги режима
    Время уходить
    Вспомни меня
  • Гормоны счастья. Как приучить мозг вырабатывать серотонин, дофамин, эндорфин и окситоцин
    B2B продажи. Как построить эффективную систему продвижения
    Волосы Вероники
    Семь или восемь смертей Стеллы Фортуны
    Сердечные истории
    Поступай как женщина, думай как мужчина. Почему мужчины любят, но не женятся, и другие секреты сильного пола
    Возрожденное орудие
    ЭкоДом. Уборка без химии, порядок без труда. ЭКОномно ЭКОлогично
    Спойлеры

A
A

Спустя несколько бесконечных мгновений чьи-то руки распахнули дверцы машины, и грубые голоса велели нам выходить. Какой-то толстяк стал связывать мне руки веревкой. Я попыталась объяснить, что мы московские журналисты, но получила сильный удар в лицо. Господи, как глупо мы попались в засаду! Если бы Виген не сидел за рулем, если бы Самвел не ставил кассету, если бы они не боялись, что в перестрелке нас могут задеть… Все эти "если бы" кружились надо мной, как стая черных воронов. Нет, нас не могут прирезать, как глупых цыплят. Я набрала побольше воздуха в легкие и стала говорить, не обращая внимания на тычки, пинки и оскорбления:

– Вы не имеете права так поступать с нейтральными журналистами. Если вы нам не верите, посмотрите наши удостоверения. Мы русские, а не армяне. Мы были гостями вашего президента. – Сейчас любая внушительная ложь будет хороша.

– Какая ты русская? – орали мне азербайджанцы. – Ты армянская сучка!

Мужчинам связали руки и ноги и уложили их на землю. Мне тоже велели лечь. От холодной неласковой земли на меня пахнуло смертным тленом. В этот момент я отчетливо представила лицо матери, когда она узнает о моей нелепой гибели. Виген вдруг покатился по земле. Боже мой, что он делает? Ведь его сейчас пристрелят! И я закрыла глаза, чтобы не видеть такого страшного конца. Но его не убили, а просто пинками прикатили на место.

Двое бандитов совещались в сторонке, пока другие двое нас сторожили. По-видимому, они были в некоторой растерянности от того, что поймали журналистов.

Наши крики и объяснения пробили брешь в их самоуверенности. После маленького совещания Вигена и Самвела усадили в машину, а нам с Олегом велели устраиваться в багажнике. (В "уазике" это место для вещей позади сидений, не разделенное с пассажирским салоном.) Я подошла к самому молодому из бандитов, который показался мне разумнее и симпатичнее остальных, и мягким голосом стала объяснять, что произошла ошибка и они не могут брать нас в плен, так как мы не являемся врагами. Он рассеянно выслушал мои слова и сказал ласково поглаживая меня по щеке: "Не бойся, милая. Сейчас разберемся". Этот жест испугал меня больше, чем все пощечины толстяка.

Нас затолкали в багажник, и машина затряслась по ухабам. Мы не имели понятия, куда нас везут. Я попыталась использовать поездку для налаживания отношений.

Кто-то говорил мне, что трудно убить человека, с которым говоришь. Значит, я должна замучить их своей болтовней и вклиниться в ход их примитивных мыслей. Я даже шутила и хихикала.

Нас привезли к старой заброшенной ферме. В небольшом одноэтажном домике с выбитыми окнами сохранились только две железные кровати. Меня и Вигена усадили на них и стали допрашивать. Я старалась спокойным рассказом сдерживать их агрессию. Когда это не удавалось и меня начинали бить, Виген кричал:

– Не трогайте женщину, дикари! Она ни в чем не виновата!

Господи, как может он так дерзко разговаривать с этими невменяемыми животными, ведь его в любую минуту могут пристрелить! Неужели его не мучает страх? Я всю жизнь была уверена, что люди могут играть мужество только на театральных подмостках. Но играть в темноте, не слыша ободряющих аплодисментов и криков восхищения, чертовски трудно.

Меня спрашивали, откуда мы едем, сколько вооружения и людей в селе Туг, кто эти армяне и не знаю ли я начальника по имени Виген. При этом вопросе я почти физически ощутила, как напрягся в темноте Виген. Я отвечала, что в село мы приехали только сегодня утром, село Туг меня совершенно не интересует и я не знаю, сколько бойцов в отряде, армяне, сопровождающие нас, – мелкие сошки, шофер и охранник, и я не удосужилась выяснить их имена, поскольку увидела их полчаса назад, начальника Вигена не знаю. Виген на вопросы отвечать отказался, и его увели в подвал.

Меня вывели на мороз, и толстяк начал обыскивать меня. Он стащил с меня джинсы и трусы и шарил по моему телу якобы в поисках пистолета. Я старалась не думать о том, что сейчас со мной происходит. Толстяк все время твердил:

– Мы тебя сейчас все вые…м!

Мимо меня проволокли избитого Самвела.

На какую-то минуту я осталась на улице одна. Во время обыска мне развязали руки.

Первая мысль – бежать. Но я прекрасно понимала, что на звук моих шагов выскочат бандиты и успеют пристрелить меня. И потом – куда бежать?

Я не знаю дороги и могу попасть в плен, как к азербайджанской, так и к армянской стороне. Меня никто не знает, документы отобрали бандиты. Даже если мой побег будет удачным, эти сволочи в ярости расстреляют всех. А ведь Олег по моей вине попал в эту заварушку, именно я вытащила его из Москвы.

Мои рассуждения прервало появление двух азербайджанцев. Я снова вступила в разговор и даже попросила у них закурить. (Кстати, сигареты они конфисковали у Вигена.) У меня так дрожали руки, что я все время роняла зажженные спички.

Наконец мне удалось закурить и я сделала несколько глубоких затяжек. Мой голос во время этой мизансцены оставался спокойным, и меня удивляло, почему я, рыдающая по любому поводу, не могу пустить в ход слезы в самую тяжелую минуту моей жизни. Впрочем, слезы вряд ли бы разжалобили этих людей, наоборот, они показали бы мой страх, а тогда не жди пощады.

– Тебе осталось жить два часа, – уверенно сказал один из бандитов.

– Перестаньте говорить глупости, – неожиданно веселым голосом заговорила я. – Вы сами прекрасно знаете, что вас свои же после этого убьют.

– Но тебе ведь хочется жить, – вкрадчиво сказал бандит. – Ты еще совсем молодая. Мы подарим тебе жизнь, но с условием: если ты расстреляешь своих товарищей.

Я много раз читала в детективах описания ужаса и никогда не верила им. Теперь у меня самой от страха зашевелились волосы на голове. "Я не имею права стрелять в людей, – завизжала я. – Я журналистка, я гуманистка! Я… я… я и стрелять-то не умею". (Господи, какая я идиотка! Разве эти люди знают слово "гуманизм"!) "Мы подержим автомат, а ты нажмешь на курок", – уговаривал страшный человек. Все происходило как в кошмарном сне. Я бегала от него, боясь убегать далеко, чтобы не пристрелили, и вопила: "Я не буду стрелять!" (Впоследствии я узнала, что Олегу тоже предлагали такую сделку.) В этот драматический момент в дело вмешался толстяк. Он пытался засунуть мне в рот дуло автомата и при этом орал: "Открой рот, сука! Я вышибу тебе мозги!" Его оттащили, но он продолжал выкрикивать кошмарные слова: "Мы тебе вырежем кресты на груди, проклятая христианка!" Самый молодой бандит увел меня на ферму. Там он сел на кровать и посадил меня к себе на колени. "Послушай, ты все Равно будешь сегодня моей, – ласково сказал он. – Но если ты не станешь сопротивляться, я сохраню тебе жизнь и помогу выбраться в Баку". С минуту я размышляла. Я разумная женщина и прекрасно понимала, что меня ожидает. Женщина на войне впадает в свое первобытное состояние добычи, которую получает сильнейший. Я решила торговаться:

– Я согласна, но при условии, что спасешь не только меня, но и Олега, и не дашь своим товарищам насиловать меня. И еще: поклянись хлебом и матерью, что вы не будете заставлять нас стрелять в армян. – Я знала, что эта клятва считается самой сильной в Азербайджане.

Его звали Исаи. Мы заключили сделку, и он взялся утолять свою страсть с деликатностью кабана в период течки. Через провал окна я любовалась звездами – сияющими камнями на черном бархатном небосводе – и думала о том, как глупо умирать в такую ясную зимнюю ночь, на чужой земле.

Дверь распахнулась, и в комнату влетел толстяк. Кажется, он требовал свою долю удовольствий. Пока Исаи выяснял отношения, я не знала, куда спрятаться от стыда.

Наконец он вытолкал толстяка за дверь и снова занялся моим бедным телом. Ему пришлось долго потрудиться, прежде чем он признал свое поражение.

– Я никак не могу кончить, – сказал он, застегивая ширинку.

– Неудивительно, – презрительно ответила я. Сидя на кровати, я с любопытством наблюдала за человеком, с которым меня столкнула судьба.

38
{"b":"98418","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
  • Тёмный единорог
    Интерполирую прошлое – экстраполирую будущее
    Полночный тигр
    Лейб-хирург
    Йога: дыши, тянись, живи
    Живые люди
    Низший 6
    Роман с Дьяволом
    Дневник Зомби из «Майнкрафта»: Тяжёлые будни в Школе Страха
  • Плохая дочь
    Игра
    Массовые психозы. «В страхе больше зла, чем в том, чего боятся»
    Проклятие неудачного четверга
    Призрак ночи
    Грудь. Руководство пользователя
    Верю в любовь
    Твоя на 10 дней
    Тёмный единорог
  • Сам себе плацебо: как использовать силу подсознания для здоровья и процветания
    Рожденная женщиной. Твой путь к женской силе
    Лишь краткий миг земной мы все прекрасны
    Дневник Зомби из «Майнкрафта»: Тяжёлые будни в Школе Страха
    Я тебя выиграл
    Жить
    Красная Шапочка для оборотня
    Принц темных улиц
    Жертва первой ошибки
  • От Эминема до Билла Гейтса. Искусство общения и выстраивания связей
    Обзор на книгу Ирины Хакамады «Дао жизни. Мастер-класс от убежденного индивидуалиста»
    Жертва первой ошибки
    28 мгновений весны 1945-го
    1971. Агент влияния
    Искусство очаровывать незнакомцев. Как вести легкие беседы не переходя личные границы
    #MeToo. Расследование, уничтожившее Харви Вайнштейна
    Картина убийства
    Анатомия заблуждений. Большая книга по критическому мышлению
  • 1000 не одна боль
    Анализ крови
    Три сапога пара
    1917: Государь революции
    Миллион на чаевых. Как стать супербогатым официантом
    Скиталец. Гений
    Дзен московского олигарха
    Давай будем вместе
    Кицунэ
  • Niksen. Голландское искусство ничегонеделания
    Дитя ярости
    Лекарство от всех болезней. Как активировать скрытые резервы молодости
    Свои среди чужих. Политические эмигранты и Кремль: Соотечественники, агенты и враги режима
    Запасной мир
    Три дьявола для наследницы
    Отморозок
    Смелость быть обычной. Наслаждайся простой жизнью, пока другие фотошопят свою
    МАМА-ВРАЧ. Почему болеют наши дети?