ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Все произошло само собой. И когда его сильный твердый член вошел в меня, мне показалось, что из тихой гавани я вышла в бурное море, где волны поднимают меня все выше и выше, как маленькую щепку. Я застонала, когда меня захлестнула волна закипающего оргазма и с силой швырнула мое содрогающееся тело на берег.

Я отдыхала, довольная, как насытившийся зверь. Теперь я могла как следует рассмотреть моего нового любовника. У него хорошая скульптура лица, сильное, свежее, тренированное тело, но главное его достоинство – огромный фаллос с обрезанной крайней плотью. Это действительно красиво зрелище. Я где-то читала, что обрезанный член – это не только эффектно, но и разумно с точки зрения гигиены. Под кожицей скапливаются выделения, которые со временем разлагаются и создают хорошую среду для инфекций. Обрезанный член легче содержать в чистоте. Кроме того, у него отсутствует неприятный запах, который обычно появляется у мужчины, владельца члена с крайней плотью, после того как он хотя бы раз сходил в туалет.

Я любовалась большой игрушкой Дмитрия и не находила в ней изъянов. Это безупречное творение природы, дробящее спелую мякоть женщины, пока из нее не брызнет сок. Я играла с его фаллосом, ласкала и целовала его, добиваясь необходимой твердости и не давая ему отдохнуть. Мы занимались любовью пять часов, и Дмитрий утолил жар моего тела. Он ушел, когда уже смеркалось. И я подумала, лежа на влажных простынях, вся под обаянием нового любовного приключения, что День святого Валентина – один из самых счастливых дней в моей жизни. 25 февраля. Роман с Дмитрием оказался слишком коротким. Он женатый человек, и я не питаю на его счет никаких иллюзий. Наши поцелуи отдают горечью конца. Он замкнут и ограждает себя колючей проволокой, чтобы я не подошла слишком близко.

Дмитрий похож на крепость, окруженную рвом с водой, и он не желает опустить мосты.

Сегодня я ждала Дмитрия, сгорая от нетерпения. Мы договорились о встрече на восемь часов. В двадцать минут восьмого раздался звонок, я сняла трубку и услышала голос Советова: "Я нахожусь в холле гостиницы. Можно я зайду к тебе в гости?" "Конечно", – ответила я не раздумывая. Едва он Успел зайти, как я не терпящим возражений тоном заявила: "Если ты пришел переспать со мной, то быстро раздевайся. У нас мало времени. Сейчас придет мой мужчина". Я торопила его улыбкой, и он моментально скинул одежду. Я легла, бесстрастная, как снежная королева, и позволила взять себя. На губах моих застыла холодная усмешка. Это моя маленькая месть Дмитрию.

Без пяти минут восемь Андрей, уже одетый, прощался со мной. Я чмокнула его в щеку, и мы посмотрели друг другу в глаза с полнейшим бесстыдством. В наших отношениях всегда присутствует оттенок легкости и распущенности. После его Ухода я едва успела прибрать смятую постель, подмыться и выбросить презерватив, как раздался стук в дверь. Я глянула в зеркало и увидела, как распухли от поцелуев мои губы Ничего, так еще пикантнее. И с порхающей на устах улыбкой ангела я пошла навстречу Дмитрию.

4марта.

Вот уже пять дней, как меня выкинули из гостиницы "Измайлово".

"Выкинули" в буквальном смысле -. в мое отсутствие выставили все мои вещи в коридор. По советским законам человек не может проживать в отеле более тридцати дней. Я снова стала бездомной, человеком без ключей и вынуждена ютиться и питаться по обстоятельствам. Я живу везде как турист и сама себе удивляюсь, как же при таком убогом существовании я сохраняю свой апломб. О будущем я стараюсь не думать, мне с трудом удается скользить по тонкому льду, и я уже чувствую холод воды под ногами.

9 марта

. Дмитрий пристроил меня в общежитие Института русского языка. Для моего пребывания здесь нет никаких оснований, кроме одного – надо же мне где-то находиться, почему бы и не здесь. Когда на море шторм, то хороша любая гавань.

Я – единственная русская, живущая в общежитии. Все остальные – иностранцы.

Правда, иногда сюда пускают провинциальных учителей, которые приезжают на двухмесячные курсы повышения квалификации. Я живу в чистенькой комнате вдвоем с сорокалетней женщиной из Саратова, посещающей курсы. Мне хочется выть с тоски, но я не могу познакомиться с иностранными студентами, поскольку они уверены, что всякий русский, проживающий в общежитии, шпион КГБ. Я хватаюсь за малейшую возможность, чтобы улизнуть отсюда и провести ночь в другом месте. Мои отношения с Дмитрием постепенно прекратились, сошли на нет без ссор и скандалов, растаяли, как снег под лучами солнца. Я не падаю духом, но мне все труднее находить юмор в этой ситуации.

15 марта

. Вчера утром, когда я шла на работу в газету "Комсомольская правда", случайно встретила Советова. Нам оказалось по пути, мы шли и перебрасывались шутками, как школьники на перемене. Что-то солнечное искрилось в его улыбке, и у меня вдруг стало легко на сердце. Андрей купил мне розочку и предложил поехать к нему в гости вечером а сейчас сторожу дачу у одних знакомых. Чудесное место в сосновом лесу", – рассказывал он. Господи, я не то что за город а к черту на кулички готова убежать, лишь бы спастись от одиночества и голых стен моей комнаты.

Вечером мы встретились на вокзале, сели в электричку и уже через сорок минут добрались до нужной станции. Безжалостный грохот города остался далеко позади.

На небе бледно светились звезды, снег тихонько поскрипывал под ногами, когда мы шли по сосновому лесу к нашему домику. Во всем была чистая, невозмутимая красота, трогающая сердце. И мне вдруг показалось, что мы уже давно живем здесь в гармонии и покое, дома нас ждут дети, толстый пушистый кот греется на печке, а преданный пес лежит во дворе в своей будке и тихонько поскуливает, скучая по хозяевам.

Дом, который сторожил Советов, оказался большим и теплым, с незатейливым внутренним убранством. Андрей сразу же взялся хлопотать с ужином. Крепкий пряный мороз разрумянил его щеки, и он выглядел пронзительно юным и свежим. "Как хорошо, что с тобой можно не разговаривать и не надо кокетничать, – сказала я. – Ты без слов все понимаешь". Андрей внимательно посмотрел на меня и улыбнулся каким-то своим мыслям. Мы поужинали колбасой и картошкой, выпили водки, я расслабилась и почувствовала приятное предвкушение во всем теле. Он взял меня на руки и отнес в постель. Мне было тепло и уютно. Я не испытываю к нему страсти, но его близость приносит мне покой.

Утром я надела валенки, вышла во двор и ахнула. Какое сияющее, райское утро, настоящий светопад! Снежный покров сверкал тысячами огоньков, божественно чистый воздух излучал силу и радость. Я зачерпнула пригоршню снега и умыла лицо. С неудержимой улыбкой и разгоревшимися щеками я пошла в дом будить Андрея. Он проснулся, мы выпили чаю и стали собираться. Я никак не могла найти свои сапоги, сброшенные вчера у кровати. "Что ты ищешь?" – спросил Андрей. "Свою обувку", – рассеянно ответила я. Он вышел в коридор и сразу же вернулся с моими сапожками в руках. "Вчера, когда ты Уснула, я высушил их, вычистил и смазал кремом", – важно сказал Советов и замер в ожидании похвалы. "Ах ты моя умница – умилилась я. – Спасибо, сапоги блестят как новые. Обо Мне давно никто так не заботился".

Мы вышли на улицу в распрекрасном настроении, такое яркое утро не мучают черные мысли. Мы болтали о пустяках, Андрей избрал мишенью для острот наши стрдьные отношения. Мы представили себе, что было бы. если 6 мы, люди, лишенные моральных устоев, вдруг поженились Я разыграла целое представление, изображая роль жены.} Когда мы добрались до станции, выяснилось, что поезд только что отъехал, а следующая электричка лишь через полчаса. "Надо поймать такси", – заявила я. "Но у меня только двадцать рублей", – проскулил Советов. Я смерила его презрительным взглядом, и он смиренно поплелся к дороге ловить такси.

58
{"b":"98418","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца