ЛитМир - Электронная Библиотека

Елена Малиновская

Охота на нечисть

Посвящается Елене Каганской

Часть первая

СТАРЫЕ ЗНАКОМЫЕ

Я нервничала. Встреча с долгожданным заказчиком шла совсем не так, как планировалось. А жаль. Если сделка сорвется, то я окажусь в безвыходной ситуации. Последние медяки вчера отдала, впору зубы на полку класть. Не к родителям ведь за подмогой идти. Они, конечно, выручат, однако в очередной раз утвердятся во мнении, что их дочь – маленький ребенок, неспособный жить самостоятельно. А мне этого ой как не хочется.

В трактире по сравнению с улицей было прохладно. Но с меня пот лил градом от разговора с неуступчивым клиентом – краснощеким упитанным мужчиной в дорогом зеленом кафтане. Сразу видно, что не бедствует. Вон какая на шее красуется толстенная золотая цепь с медальоном торговой гильдии. Спрашивается, и чего тогда жадничает? Не такие уж большие деньги прошу.

– Мое слово окончательно, – решительно отрезала я, устав от пустого спора. – Полтора золотых. Ни серебряного меньше.

– Кровопийца! – прошипел сидящий напротив купец. Не удержался и изо всех сил стукнул по столу кулаком, едва не перевернув тем самым только что поданный кувшин с домашним пивом.

– Сам такой, – огрызнулась я, невольно подаваясь назад и настороженно следя за каждым движением собеседника. Конечно, вряд ли он посмеет напасть на меня прямо здесь, в переполненном трактире, но береженного бог-отступник боится, знаете ли.

– Ты и впрямь думаешь, что я заплачу тебе такие бешеные деньги? – забывшись, рявкнул мужчина. – Не слишком ли ты высокого мнения о себе?!

Я огорченно цыкнула. Вот жмот-то. И дурной к тому же. Кто же о таких делах в полный голос кричит? На нас уже народ внимание обращать начал.

В питейном заведении после неосторожного выкрика купца воцарилось некое подобие тишины. За соседним столиком подозрительный чернявый тип, за секунду до этого сосредоточенно пялившийся в глубокое декольте хозяйки трактира, заинтересованно навострил уши. Троица наемников, обсуждающая свои явно незаконные делишки в самом темном углу заведения, тоже примолкла. Только этого мне не хватало. Я тряхнула головой, пытаясь одновременно наблюдать и за заказчиком, и за обстановкой вокруг. Знаю я местный люд, с удовольствием выгодный заказ перебьют. Причем сделают это весьма радикальным и доступным способом – ударят стулом по голове в самый разгар торговли.

– Ежели не согласен – я не навязываюсь, – спокойно ответила я, до боли в костяшках сжимая под столом руки в кулаки. – Только лучше меня ты по такой смешной цене никого не найдешь. Сам ведь прекрасно это понимаешь.

– Одноглазый Альс половину золотого просил, – пробурчал купец, заметно понизив голос.

– Альс? – Я удивленно приподняла брови, припоминая горе-наемника. – Он что, на вольные хлеба переметнулся? С каких пор люди Ларса за такие дела берутся?

Мужчина как-то странно замялся и покраснел, мигом сравнявшись цветом липа с вареной свеклой. Затем отвел глаза, уставившись поверх моей головы, и буквально выдавил из себя:

– Меня не касается, на кого Альс работает. Он обещал, что все устроит в лучшем виде. И потом, ты одиночка, а одноглазый в паре работает. Один ворует, другой караулит. Половина золотого за двоих – совсем смешная цена.

– Ну так и иди к нему! – вспылила я, мигом забыв про вежливый тон. – Что тогда ко мне приперся? Только будь готов, если твою дражайшую невесту ночью не только ограбят, но и пощупают хорошенько под платьем. Что я, эту парочку не знаю? Что Альс, что Гур – все одно на уме.

Мужчина моментально побледнел, да так сильно, что я всерьез обеспокоилась за его состояние. То багровеет, то едва ли не синеет. Как бы не помер за моим столом. Лишние проблемы никому не нужны.

– Она мне не невеста, – шепотом признался купец, наклонившись ко мне поближе.

Я невольно поморщилась от тяжелого чесночного дыхания заказчика, но не отодвинулась. В предстоящем деле любая мелочь будет важна.

Однако он и не думал продолжать. Вместо этого тяжело вздохнул и припал к кувшину с пивом, одним глотком опустошив его на добрую четверть.

– И кто же она тогда? – поняв, что продолжения не будет, спросила я. – Любовница, что ли?

– Да как ты смеешь! – раненым быком взревел купец. Тут же поперхнулся и закашлялся настолько отчаянно, что мне нестерпимо захотелось постучать его по спине. Впрочем, это желание моментально погасло: не люблю прикасаться к чужим без лишней на то необходимости.

– А кому еще такие вещи дарят? – Я флегматично пожала плечами, дождавшись, когда заказчик немного придет в себя. – Сначала дарят, а потом хотят забрать под покровом ночи. Фамильные кольца обычным знакомым не вручают, знаешь ли.

Купец кашлянул еще раз, после чего неожиданно сгорбился на неудобном деревянном стуле, вцепился руками себе в волосы и несколько раз хорошенько дернул за них. Я с любопытством следила за его попытками лишить себя и так жиденькой шевелюры, но в процесс не вмешивалась: вдруг еще мне за компанию косу проредит.

– Она из гильдии веселых вдовушек, – наконец чуть слышно признался купец. – Дирейла. Красавица! Брюнетка с роскошной грудью и изумрудными глазами.

Я с некоторой завистью шмыгнула носом. Подумаешь, грудь у нее роскошная. Зато ноги, наверное, кривые. Или зубы желтые. Да мало ли – идеальных женщин на свете не бывает.

– Дальше-то чего? – поторопила я мужчину, когда он вновь впал в прострацию, что-то пристально разглядывая на дне кувшина с пивом. – Кольцо-то зачем ей дарил? Неужели в жены взять решил и о помолвке объявил?

– Она попросила. – Купец нехотя на меня взглянул и тут же вновь уставился в глиняную, уже почти пустую посудину. – Точнее, потребовала, чтобы я доказал, как сильно ее люблю. Иначе грозилась разорвать со мной всяческие отношения и не... не проводить больше со мной вечера так страстно. Понимаешь, я в тот момент был малость навеселе, вот и стянул с пальца кольцо. Подарок маменьки, который передается в нашем роду уже несколько поколений. После того случая было хорошо целых полгода. А на прошлой неделе я узнал, что матушка вздумала навестить меня в городе. Карга старая – сидела бы в столице, благо ни в чем нужды там не знает. Нет, захотелось сынка любимого проведать. Представляешь, какой скандал случится, если она узнает, что я семейную реликвию веселой вдовушке подарил?

– Представляю. – Я задумчиво почесала бровь. Так, похоже, картина понемногу начинает проясняться. Затем подалась вперед и негромко поинтересовалась: – Полагаю, по доброй воле Дирейла кольцо возвращать тебе не намерена?

– Я даже спрашивать побоялся. – Купец криво усмехнулся. – Ведь это будет означать полный разрыв отношений между нами. А я бы этого очень не хотел. Она такая...Такая замечательная. Была бы из хорошей семьи – взял бы в жены, не раздумывая.

– Скажи матушке, что посеял кольцо, – предложила я еще один вариант.

– Не могу, – грустно ответил мужчина. – Она мне тогда всю плешь проест. Вцепится, словно нечисть поганая, в горло и пока все соки не выпьет – не успокоится. Еще, чего доброго, решит, что я за имуществом своим уследить не в состоянии, и тут останется. Моя мать давно хоть какой-нибудь повод ищет в Мейчаре при мне жить. А такой участи и врагу не пожелаешь – ни выпить, ни с друзьями посидеть в свое удовольствие. Домой ровно в семь вечера и отчет наиполнейший по всем делам каждый день. Словно я несмышленое дитя. Как пить дать про Дирейлу узнает и такую истерику тогда закатит! Это в лучшем случае, а в худшем за сердце схватится и неделю при смерти лежать будет, чтобы потом всю жизнь укорять меня этим.

– М-да, – пробормотала я, привычно пропустив мимо ушей ругательство в адрес моего племени.

– Я же только из-за этого в Мейчар и уехал, – продолжил купец, приободренный моим молчаливым сочувствием. – Жить в Рейтисе уже не мог. Даром что сорок лет, а как мальчишка нашкодивший перед ней каждый день стоял. И вот только к вольной жизни привык, как такая неприятность случилась. Слушай, Тефна, хоть пару серебряных уступи, а? Уж больно круто дерешь – полтора золотых за пустячное дело.

1
{"b":"98430","o":1}