ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Ну, хотя бы его начало…

Мы подошли к берегу этой пограничной реки и даже отыскали брод.

Брод через Рубикон.

Оставалось сделать решающий, судьбоносный шаг. Первый.

ЧТОБЫ ПЕРЕЙТИ ЕГО…

Я бреду вслепую, как сомнамбула!

С затуманенным слезами взглядом и выжженной дотла душой. По дороге с обратным отсчётом шагов…

НЕ ДЛЯ ЗАПИСИ.

Я боюсь себе в том признаться, но очень похоже – мы зашли в тупик. И все эти дальнейшие… судорожные действия, совершаемые, чтобы исправить положение… уже приобретают все признаки преступления перед собственной расой. Не говоря уж о нарушении космических законов.

Но что толку взывать к разуму сильных нашего мира, уповать на позитивные помыслы во благо, если…

Если я сама не только запуталась, но уже попросту… не знаю, в какую сторону хочу идти дальше! Не сейчас, когда я набралась решимости и продолжаю движение прямо на вооружённых землян, охраняющих подступы к своему лагерю. Куда идти потом… когда неизбежно окажусь среди своих. Какие первые слова я скажу? Как посмотрю в глаза отцу? И о чём спрошу его?

Я специально не оставляю сейчас мнемо… Уверена – тот, кто намерен блефовать, не имеет права на запись истинных мыслей. Что бы ни думалось, потом оно обязательно будет истолковано превратно… Но мне очень важно, чтобы эти слова хотя бы просто прозвучали внутри меня. Выплеснулись. И остались здесь – на Эксе. Не утекли.

Я обращаюсь к вам, любимые! Мои мужчины… разделённые линией фронта… Я мысленно говорю с вами обоими, чтобы заглушить страх. Беседую, чтобы прогнать сомнения и не думать о надвигающемся Чёрном Мраке…

Я беседую…

…С ТОБОЙ, ПАПА…

Вскоре с пульта главного терминала тебе доложат о случившемся. И ты, бросив всё, наверняка реально примчишься на Экс. Увидишь меня в бессознательном состоянии… и в обмундировании бутафорского солдата Локоса. Я буду лежать, сжимая мёртвой хваткой оружие страха, с застывшей улыбкой на лице… Я специально буду улыбаться перед самыми выстрелами постовых, чтобы потом встретить тебя этой улыбкой.

Я не позволю им обвинять тебя в том, что твоя дочь – изменница. Тем более, после того, как догадалась, что это ты настоял… именно ты убедил остальных семиархов свернуть, прекратить то, что всё наше изнеженное человечество считает Проектом, способным защитить локосиан от Черноты! Ты… ценой дела своей жизни, ценой уничтожения лучшего творения твоего разума – пытаешься уберечь от гибели своё единственное дитя… И вместе со мной – жизни тысяч и тысяч людей. Это можно расценить только так… В любом другом случае семиархи никогда бы не санкционировали неслыханное преступление – трансляцию мнемо с имплантированным внушением…

Неужели ТЫ решился на это? Неужели убедил остальных? Неужели убедил их отказаться от намерения использовать лучших наёмников, выживших на гладиаторской арене? Отказаться от оружия, которое мы собирались использовать против неотвратимо надвигающейся Чёрной Смерти? Ради меня… Чтобы спасти мне жизнь и вернуть домой вместе с пленными.

Тем самым – угробить истинный ПРОЕКТ СПАСЕНИЯ, о существовании коего знают всего лишь две личности в этой Вселенной. Потерять единственный шанс, способный помочь нам не делать ставку на наёмные силы, а выявить свои собственные…

Ты, сотворивший дезинформацию, и Я – её носительница.

ДО-носительница…

Многократно обманувшая мужчину, которого люблю. Апофеоз лжи – для «проверки чувств» спровоцированное нападение насильника…

Как жить дальше, осознавая ЭТО?

КЕМ жить???

Ведь, по сути, единственная правда, слетавшая с моих уст в доверительных подчас разговорах с Аленьким – что ЛЮБЛЮ его.

Моя Правда.

Всё остальное – ТВОЯ специальная, предназначенная исключительно для земных ушей, ЛОЖЬ.

…И С ТОБОЙ, МОЙ ЗЕМЛЯНИН…

Я надеюсь – ты разберёшься во всём, ты не поверишь в моё «боевое безумие». Уверена – поймёшь, для чего я взяла неисправный излучатель, для чего иду напролом, прямо под спасительный выстрел… Только так я смогу создать себе алиби и ореол мученицы.

Пусть они думают, что я действовала осознанно… Героиня-разведчица. Очаровала одного из командиров землян. Выведала ценные сведения. И, как могла, отомстила за казнь наших пленных – сражалась, пока от непрерывной работы не вышло из строя оружие… Пусть думают. Я верю – ТЫ разберёшься, что к чему.

Я вновь и вновь мысленно кричу в перегруженное ненавистью небо Экса… Я ЛЮБЛЮ ТЕБЯ, мой жестокий и нежный Воин! Кричу напоследок и верю – хоть частица крика моей души долетит к тебе… Когда я стану жёстче – обязательно вернусь. Когда научусь не получать ожоги от вспышек твоей ярости… Когда окажусь в силах не тонуть в океане твоей нежности.

Кровавый дождь – не просчитанное и нежданное последствие «жалящей» проверки чувств – был уроком хорошим…

Более чем.

Именно потому, что в нашем устоявшемся, моноцветном мире давным-давно не осталось таких неоднозначных людей, мы были вынуждены искать среди вас… таких. Ты учил меня жить так, словно каждый день – последний. И ты же – цитировал своих предков. Они говорили: «Помирать собирайся, а рожь – сей!» Любящие стремятся поделиться с теми, кого любят, всем-всем-всем, чем обладают. И ты – поделился. Ты открыл для меня Другое Время… Оно течёт поперёк Пути и вымывает за одну ночь из души всё лишнее, налипшее за годы и годы. Ты называл его – Время Влюблённых и Сов… Ты показал мне, что Цвет Ночи – не обязательно синоним Смерти. И ты научил меня НЕ СДАВАТЬСЯ без боя. Спасибо тебе за это, мой любимый… Спасибо и ПРО…

…СТИ…

Видишь… Сердце НЕ позволило губам прошептать.

…ЩАЙ…

Значит, сердце верит – мы обязательно встретимся.

В Дороге не прощаются.

…Я иду по ней вперёд, на негнущихся ногах. Страх – это смертельная болезнь. Я больна…

Я продолжаю разваливаться на куски. Я распадаюсь. Стоит ли думать о Вечности? Стоит ли жить так, словно впереди Вечность, и отдавать все силы на бесконечный поход? Не бессмыслица ли – суд потомков? Может, и правда честнее: «После нас – хоть Вакуум!»

Хотя… этот вакуум, пожалуй, уже воцарился в моей голове.

Кажется, я начинаю понимать, что к чему… Чёрные звёзды сжирают пространство снаружи… Война – изнутри… Они не соперники… Они не союзники… Они просто уравновесили друг друга… А светлое – между ними, как прослойка, и они его…

Ого-о куда меня занесло… Я не только бреду, похоже, но и брежу.

…Ну вот, наконец-то пост! Вооружённые люди… Жаль, не додумала до конца… Они что-то кричат. Не забыть главное – УЛЫБАТЬСЯ! Сейчас-то и начнётся самое весёлое.

Улыбайся, дочка специального назначения! Улыбайся!

И крепче сожми своё оруж-ж-жи…

Глава четвертая

Блудная дочь

Так не просыпаются – так воскресают.

Снижаются бесплотным облачком над неподвижным телом. Зависают, опознав какие-то, известные лишь им самим, приметы. Оседают незримыми хлопьями. Долго-долго, целую вечность. Рассматривают со стороны и, наконец-то решившись, входят в это чужое, в общем-то, тело. Будто со смутными предчувствиями – отчий дом?! – заходят в совершенно незнакомое здание с заколоченными ставнями. И теряют остатки памяти, едва переступив порог. Но, в этом беспамятстве, всё же ощущают, что пришли в Своё. Или – в Себя.

Именно – приходят в Себя.

…Веки мгновенно среагировали на импульс-вскрик глаз – тотчас же захлопнулись. Но доза ослепительного света, как незваный гость, успела ворваться внутрь. Свет опрокинул и смял всё попавшееся на пути. Всё, что уже начало было оживать. Голова тут же откликнулась тупой болью. Женщине показалось – вся она состоит из огромной головы, заполненной едким веществом, разъедающим стенки. К тому же стенки эти трескались – безудержно, с ужасающим грохотом! – и грозили вот-вот развалиться на мелкие кусочки.

14
{"b":"99","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Идеальная няня
Три минуты до судного дня
Право рода
Последние дни Джека Спаркса
Исповедь бывшей любовницы. От неправильной любви – к настоящей
Аромат невинности. Дыхание жизни
Мама для наследника
Поводырь: Поводырь. Орден для поводыря. Столица для поводыря. Без поводыря (сборник)
Что мешает нам жить до 100 лет? Беседы о долголетии