ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Черт, такого эффекта я не ожидал, надо быть более осторожным, я еще не научился соизмерять свои силы, так щедро подаренные мне ОП.

Двух других вежливо, но достаточно крепко держал Лео.

— Ребята, — спокойно обратился я к несколько ошарашенным таким финалом нападавшим, — вам уже пора на корабль, по-моему, вы слегка перебрали, вам не кажется?

Один из них безуспешно попытался освободиться из крепких объятий Лео, естественно, это ему не удалось, тогда он сплюнул на пол и проговорил ни к кому конкретно не обращаясь:

— Зря вы это сделали, — и он ткнул носком сапога своего поверженного полуживого врага, — эта падаль только того и заслуживает. Вы еще здорово об этом пожалеете.

— Это что, угроза? — Рассмеялся я. — Двигайте-ка лучше, ребята, на свой корабль и проспитесь, да заберите и своих друзей. Лео, отпусти их. А мы здесь как-нибудь разберемся.

Пошатываясь и поддерживая друг друга они побрели к выходу, в дверях один из них, самый старший, обернулся, с ненавистью посмотрел на своего врага, чье бездыханное тело как раз поднимали с пола и проговорил: «Проклятый халгарианин, мы еще с тобой встретимся!»

Меня это заинтересовало, и я отложил эту фразу в памяти, чтобы потом поподробнее расспросить об этом Лео.

В это время в зале закончили наводить порядок после драки, я дал хозяину пару монет и попросил заняться пострадавшим. Два дюжих молодца быстро унесли его куда-то на второй этаж, здесь такое было не в новинку, и все пошло дальше свои чередом. Вернулись к своему пиву и мы с Лео, но странные слова все не выходили у меня с головы, и я не выдержал:

— Лео, что это там такое говорил этот мужик о каком-то халгарианине?

Лео на секунду задумался, потом ответил:

— Да где-то здесь недалеко есть такая планета Халгар. Думаю, что этот парень, — он ткнул рукой куда-то вверх, — как раз оттуда.

— И это все, что ты можешь об этом рассказать?

— Ну, нет, конечно. Если хочешь знать подробнее, то это самая склочная раса во всем известном космосе. И, наверное, самая талантливая. Если бы они захотели, им бы мог принадлежать весь космос. Но, где бы не появился халгарианин, там тотчас же начинаются склоки, скандалы, чаще всего заканчивающиеся довольно трагически. Поэтому их никогда и некуда не берут на работы, да они и сами не очень стремятся куда-либо отправляться. Сидят себе на своей планете и занимаются склоками. Халгарианин вдали от своей родины — явление настолько редкое, насколько это вообще себе можно вообразить. Представляешь, что может натворить такой человек где-нибудь в космосе, на космическом корабле или космической базе?

— Неужели все настолько трагично? — Поинтересовался я. — Может быть, этот тип — счастливое исключение из правил?

— Не думаю, — упрямо покачал головой Лео, — здесь не может быть никаких исключений. И этот такой же, как все прочие.

— Ты думаешь?

— А ты вспомни, при каких условиях ты его увидел.

— Да-а…, — протянул я, — пожалуй, ты прав. Но все-таки интересно, как же тогда он выбрался в космос, а?

Лео только пожал плечами. Потом мы перешли к обсуждению тем более насущных, и случившееся как-то забылось.

И я бы совсем забыл об этом, если бы утром нас не разбудили дикие крики, раздававшиеся во дворе гостиницы, внизу, под нашими окнами. Я выглянул в окно и опять увидел уже знакомую картину — двое с ожесточением били одного. Надо ли говорить, что этот один был тот же халгарианин.

Я рассмеялся:

— Лео, ты стопроцентно прав, иди посмотри.

Лео высунулся рядом со мной в окно:

— Я же тебе говорил, а ты не верил, — он кивнул вниз, — вот тебе и подтверждение. Что, пойдешь опять спасать?

— Да нет, что-то не хочется. Посмотрим, чем закончится это дело отсюда.

А драка закончилась быстро — вмешался проходивший недалеко патруль. Дерущихся разняли, халгарианина увели, стало опять тихо. И здесь меня опять стало разбирать любопытство.

— Лео, я хочу поближе познакомиться с этим типом, — решительно заявил я.

— А не пожалеешь потом?

— А мы осторожненько так, осторожненько. И что ты меня все время пугаешь?

Лео только скептически хмыкнул и внимательно посмотрел на меня.

— Ну, и конечно, будем держать себя в руках, — я рассмеялся, — да ладно, не смотри ты на меня так, я ведь шучу, ничего с нами этот тип не сделает, а пообщаться надо. Для дела, между прочим. Надо узнать, что это за раса такая странная, может быть, когда ни будь, это нам пригодится, а может, и им как-то сможем помочь.

— Хорошо, как скажешь. Только давай сначала спокойно позавтракаем, а потом уже будем знакомиться с этим типом, — проворчал Лео, — а то он нам весь завтрак испортит.

— Ну, не ворчи, не ворчи. Я тебя таким завтраком угощу, закачаешься!

Лео быстро сменил гнев на милость.

— И еще пиво, Лео, такое пиво!

Это был аргумент.

После завтрака мы оба направились в ближайший участок патруля в надежде застать там так заинтересовавшую меня личность. И я почти уже не удивился, когда, открыв двери участка, мы услышали жуткую перебранку, несущуюся из многочисленных глоток патрульных. Атмосфера была явно накалена. И это при том, что самозабвенно, до багровых рож, орали дисциплинированные, отлично вымуштрованные, образованные патрульные звездного патруля. Еще минута, и дело дошло бы до кулаков, но наш приход несколько разрядил обстановку.

Войдя и мгновенно оценив ситуацию, я обратился к Лео:

— Да, Лео, ты прав, прав на все сто процентов, тут и спорить нечего. Самое страшное оружие — это совсем не ядерное, самое страшное — это, как оказывается, язык. Недаром в древности у нас кто-то сказал: «Злые языки страшнее пистолетов». Это как раз про этот случай.

И в неожиданно наступившей тишине последние слова прозвучали четко и весомо.

— Добрый день, — приветливо поздоровался я с еще не успевшими прийти в себя взмыленными офицерами патруля, — я вижу, что этот господин уже успел доставить немало хлопот и вам.

— А вы кто еще такой? — несколько грубо поинтересовался один из патрульных. — И что вам надо?

— О, ровным счетом ничего. Мы с моим другом проходили мимо, услышали шум и решили поинтересоваться его источником.

— Ах, решили поинтересоваться источником? — ядовито переспросил старший патруля, — вот он ваш источник, чтоб ему, можете полюбоваться.

Злосчастный «источник» открыл было рот, но мгновенно заткнулся, увидев мгновенно побагровевшее, ставшее страшным лицо офицера.

— Черт бы побрал этого проклятого халгарианина. И почему это несчастье свалилось именно на мою голову, — чуть позже жаловался мне патрульный, вытирая обильно вспотевший лоб. Остальные трое не отрывая глаз, мстительно смотрели на съежившийся в углу объект. — И как только он выбрался в космос. Не поверите, сэр, но все наши несчастья в последнее время происходят из-за него. — И он горестно покачал головой. — Не проходит и дня без солидной потасовки, и везде, ну везде оказывается замешан этот негодяй. Уже даже двое наших товарищей были вынуждены из-за него покинуть планету.

— Почему? — поинтересовался я.

Офицер беспомощно пожал могучими плечами и, как мне показалось, немного смущенно хмыкнул:

— Не удержались и немного дали волю рукам. — И тут же горячо добавил, — но, сэр, очень трудно было от этого удержаться. Тогда старшим смены был не я, и, слава богу, а то бы и я загремел отсюда.

— Чем же он вас так достал, — продолжал расспрашивать я патрульных, которые в пылу обиды забыли даже поинтересоваться, кто я такой и что мне, собственно говоря, здесь нужно. Да, видно, достал ребят до печенок этот странный человек. Вот только интересно, чем?

Патрульный беспомощно продолжил:

— Да мы и сами толком не понимаем, как это все происходит, что он такое делает, кажется, что говорит какие-то совершенно безобидные вещи, но только сразу вспоминаются все обиды. Стоит ему только открыть рот, как начинаешь подозревать всех и вся, вспоминаются всякие гадости, — он немного смущенно помолчал, видно, вспоминая свои собственные мысли, — мы уже потом на разнообразной аппаратуре все просматривали — и ничего подозрительного в его словах и поступках не обнаружили, — он опять помолчал, потом развел руками, — но вот только все равно все в его присутствии звереют. И всегда ему достается, уже пару раз дело почти до убийства доходило. Уу-у, зараза такая, — патрульный погрозил своему подопечному кулаком и опять тяжело вздохнул.

94
{"b":"99447","o":1}