ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Голос господина Тоя стал холодным.

– Я справлюсь. Где лежат сочинения уважаемого И Чжи?

Ито чуть не подпрыгнул. Вот удача: они сами придут к нему. Сочинения уважаемого И Чжи (в них, кстати, не оказалось ни одного упоминания о гулях, хотя его трактат " Древние чудовища" казался самым многообещающим, – господин Ито с него и начал) находился аккурат в соседнем ряду…

Что? Первому Министру понадобился трактат, всеми учеными умами высмеянный еще триста лет назад как нелепая сказка? Господин Ито почувствовал, что начал дышать тише.

Архивариус, напрочь позабыв о нем, проводил господина Тоя к свиткам, почтительно выдвинул маленький столик, которым оснащались стеллажи в конце каждого ряда (господин Ито сидел за соседним, скрытый от них стеллажом с двумя рядами плотно уложенных свитков)

– Благодарю. Когда мне понадобится, я позову тебя, – этим господин Той фактически приказывал архивариусу вернуться на свое место, что тот и сделал, почтительно поклонившись.

Господина Ито одолело любопытство. Как раз напротив него между свитками виднелась небольшая щель, к которой он незамедлительно припал, жадно разглядывая знаменитого Дракона.

Сочинения господина И Чжи (плодовитый был мыслитель, хотя большая часть его трактатов изобиловала разными небылицами) занимала третью полку сверху. Господину Ито пришлось даже просить, чтобы ему принесли скамеечку, чтобы дотянуться до искомого. Сейчас он снова позовет служителя…

Господин Той что-то неразборчиво прошипел сквозь зубы, а потом его рука начала вытягиваться самым неестественным образом, пока не достигла третьего ряда, и принялась с большой скоростью перебирать их, словно бы к ней были приклеены еще и глаза.

Господин Ито мгновенно вспотел. Стук собственного сердца вдруг показался ему оглушительным.

Господин Той выудил искомый трактат, его рука вернулась к хозяину, приняв обычную форму и он принялся очень быстро его просматривать.

Потом вдруг господин Той замер и уставился в ту сторону, где за свитками скрывался господин Ито. Господин Ито замер, забыв дышать. Глаза господина Тоя цепко ощупывали пространство, уши словно бы подрагивали.

Господин Ито познал ужас, который ему еще не доводилось испытывать. Он теперь точно знал, кто перед ним.

" Сами гули являются существами бесформенными, – говорилось в небольшом отрывке, посвященном гулям, написанном безымянным автором пятьсот лет назад в сборнике " Легенды древних войн", – " А потому могут принимать любую форму. Однако, если гуль и примет обличье обычного человека, кровь у него не течет, а конечности могут изгибаться и удлиняться самым невероятным образом…"

Господин Той фыкрнул и отвернулся прежде, чем господин Ито умер от нехватки воздуха или выдал себя. Он вернулся к свитку, однако продираться сквозь пространные описания И Чжи явно не собирался. Одним движением он смял хрупкий бесценный свиток, стряхнул разлетевшуюся пыль с халата и вышел, позвав за собой архивариуса.

Какое-то время господин Ито не осмеливался шевельнуться. Только лишь когда шаги господина Тоя стихли, он смог пошевелиться.

В голове было пусто, а желудок завязался в узел. Господин Ито распахнул свой просторный халат над поясом и аккуратно уложил над животом все свитки, с которыми работал. Потом мелкими перебежками прокрался до выхода, убедился, что господин Той и архивариус, беседующие в большом зале с колоннами, предварявшими вход в архив, не увидят его, если он шмыгнет в боковую галерею, и сделал отчаянный рывок, стараясь ступать бесшумно. Нырнув в галерею, он прислонился к стене, вытер пот и потрусил к выходу из Шафранового Чертога.

Только достигнув дома господина Масо, господин Ито смог мыслить связно. И первым отчетливым чувством его был новый ужас: он осмелился украсть свитки из императорского архива! Потный, дрожащий и растерянный, господин Ито немедленно уединился, достал принадлежности для письма и принялся переписывать, поскольку не сомневался: гуль в образе господина Тоя ищет то же, что и он. И не найдя, заподозрит, что его опередили и начнет на него охоту, а узнать у архивариуса, кто приходил в архив за последнее время, проще простого. Таким образом, от скорости теперь зависела его жизнь

Наутро господин Ито, хлопая покрасневшими глазами, как обычно, поутру отправился в архив, однако пробыл там совсем недолго: ровно столько, чтобы вернуть свитки на место и покопаться для видимости. Когда он подошел, чтобы попрощаться с архивариусом, ему вдруг показалось, что что-то будто бы метнулось от него в тень. Охваченный дурными предчувствиями, господин Ито вернулся и, невзирая не протесты семьи господина Масо (после того, как он оказался щедрым гостем, мнение домочадцев о незваном госте в корне изменилось), переехал в неприметную гостиницу в портовой зоне, никому о ней не сказав.

И только после этого он написал госпоже И-Лэнь короткое письмо.

" Ваш ничтожный слуга закончил работу, – гласило оно, – Вам необходимо непременно посмотреть на нее. Нижайше прошу вас встретиться со мной вне стен Вашего дома. Не будут ли Вам интересны драгоценности, недавно поступившие в ювелирную лавку на углу портовой площади? Завтра утром я буду ждать Вас."

Отослав письмо с мальчишкой, господин Ито провел день за созданием еще одной копии – для доброй молодой госпожи, которой, как он теперь не сомневался, грозит пресерьезнейшая опасность. По мере того, как боязнь за собственную жизь слегка утихала, господин Ито все отчетливее осознавал тот факт, что Первый Министр империи – гуль!

Сколько еще их может оказаться среди высокопоставленных лиц? Что, если они подменят самого Господина Шафрана? От этой мысли господин Ито пришел в неописуемое волнение и снова вернулся к своим трактатам.

Он любовно разложил их согласно составленной им самим хронологии. Два отрывка – из " Легенд древних войн" и " О погребальных ритуалах и суевериях" упоминали о гулях совсем коротко и имели наиболее ранние датировки. Из них следовало, что гули за историю Срединной появлялись дважды и оба раза были связаны с какой-то темной ургашской магией. В последнем трактате также содержалось упоминание о том, что гуль явился " плодом преступной страсти князя к его жене-сестре", которую " князь в своей гордыне пожелал вернуть из мира мертвых, и был убит в горной пещере порожденным им злом". Красивая сказка, но совершенно не проясняющая природы вещей. Господин Ито отложил их.

Трактат " О гулях", написанный через сто пятьдесят лет после их последнего появления во времена императора Камму, был наиболее подробным. В нем после весьма длинных и путанных рассуждений о нарушении равновесия пяти элементов вследствие преобладания человеческих пороков говорилось, что изначально гули являлись и являются существами повсеместно распространенными. "Эти существа, будучи хоть и зловредными, но в целом не опасными, обитают на любом кладбище, питаясь по преимуществу соками души умерших людей, которые, как известно, не сразу удаляются от покинутого ими тела, а растворяются в оружающем вечносущем шу постепенно. Этот, обычный гуль невидим глазу, а для магического взора представляется чем-то вроде толстого червя или слизня в ладонь длины. Даже в местах, где гули кишат в изобилии, убить человека они не могут – лишь присосаться к нему и питаться его шу, что не причинит здоровому, неослабленному порчей или проклятием человеку особенного вреда, помимо приступов головной боли и дурного расположения. И то, гуль может обрести " хозяина" только среди тех живых, в доме которых кто-то недавно умер".

Однако совсем иначе дело обстояло с гулями, которые, будто моровое поветрие, принялись распространяться во времена императора Камму. Эти гули, говорилось в трактате, ненасытны и злобны, и встреча с ними грозит человеку незащищенному немедленным умерщвлением. Такой гуль, будучи по природе своей невидим, может убивать свою жертву молниеносно, но в этом случае не может принимать ее облика, а только высасывать, питаясь шу живого тела, и оттого становиться сильнее и смертоноснее. Однако в некоторых случаях гули, преследуя свои цели, могут какое-то время сдерживать свою ненасытную жажду, находясь рядом с выбранной жертвой, высасывая из нее силы потихоньку, а потом принимать ее обличье, да так, что отличить гуля не могут и близкие люди. " Однако по некоторым косвенным признакам все же можно отличить гуля " – сообщал уважаемый Чунь Йе, – " Для такого дела надо взять каплю чистой ртути, и капнуть гулю в глаз, тогда гуль уйдет, и никогда не вернется. Еще можно отогнать гуля последом черной собаки, ощенившейся на кладбище в полночь. Однако же способы эти не слишком надежны. Самым же простым будет дать гулю напиться – потому как гуль напиться не захочет, сколько ни уговаривай, и все вплеснет вон. А сделает так он потому, вода является для гулей враждебна, хотя и не разрушает их окончательно. Человек же суть существо влажное, в которое много жидкости входит и много выходит. И если проследить хорошо, и узнать, что ближний из твоего окружения человек не испражняется, не сморкается, не пьет и не имеет собственного запаха, испаряемого с потом, остерегись гуля и покинь тот дом немедленно, не убоясь прослыть непочтительным."

62
{"b":"99449","o":1}