ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Какие-то каракули.

— Да нет, это… это суахили![2] — объявил майор. — Суахили, черт меня побери! Один из диалектов восточно-африканских племен.

— С ума сойти! — воскликнула Фреда. — И вы его знаете?

— Еще бы! — ответил майор. — Вот так штука! Он подошел к окну.

— Ну, что там? — нетерпеливо спросила Фреда. Майор еще раз перечитал бумажку и повернулся к девушке со странным смешком.

— Как что? Зарытое сокровище, конечно.

— Нет, правда? Кроме шуток? Испанские дублоны, затонувший галеон и все такое?

— Ну, может, конечно, не так романтично, но, в общем, да. Здесь указано местонахождение тайника со слоновой костью.

— Слоновой? — изумилась девушка.

— Ну да. Бивни слонов. По закону слонов разрешено отстреливать лишь в ограниченном количестве. Этот парень, похоже, действовал с размахом. Видимо, его преследовали, и ему пришлось зарыть добычу. По его словам, их столько… и здесь есть четкие указания, как все это найти. Послушайте: придется нам туда поехать — нам с вами, я имею в виду.

— Вы хотите сказать, оно того стоит?

— Это целое состояние.

— Но откуда у отца эта бумага? Уилбрэхем пожал плечами.

— Наверное, парень умирал или еще что. Написал записку на суахили — из осторожности — и отдал вашему отцу. Может, в благодарность за что-то, может, просто на хранение. Отец ваш, не зная языка, не придал бумажке никакого значения. Это только предположение, но скорее всего оно очень недалеко от истины.

— Просто дух захватывает! — воскликнула Фреда.

— Только что же нам теперь делать с этой бумажкой? Не хотелось бы оставлять ее здесь. За ней в любой момент могут явиться снова. Осмелюсь предложить вам оставить ее у себя…

— Конечно. Но… — запнулась девушка, — не опасно ли это для вас?

— Я твердый орешек, — мрачно отозвался майор. — Можете за меня не волноваться.

Он сложил документ и положил его в свой бумажник.

— Что, если я загляну к вам завтра вечером? — предложил он. — К тому времени я сверюсь со своими картами и разработаю маршрут. Когда вы возвращаетесь с работы?

— Около половины седьмого.

— Отлично. Устроим небольшое совещание, а потом, если вы не против, отправимся куда-нибудь поужинать.

Нужно это отметить. Значит, до завтра. В половине седьмого.

На следующий вечер майор Уилбрэхем явился в точно условленное время. Позвонив, он спросил мисс Фреду Клегг.

— Мисс Клегг? — переспросила открывшая ему горничная. — Ее нет.

— О! — отозвался майор, не решаясь просить разрешения дождаться ее в комнате. — Тогда я зайду попозже, — небрежно обронил он вместо этого и, выйдя на улицу, принялся расхаживать вдоль дома, каждую минуту ожидая увидеть спешащую домой Фреду.

Время шло. Без четверти семь. Семь. Четверть восьмого. Фреда не появлялась, и у майора появилось нехорошее предчувствие. Он вернулся и позвонил снова.

— Послушайте, — обратился он к горничной. — я должен был встретиться с мисс Клегг в половине седьмого. Вы совершенно уверены, что ее нет — или что она не оставила мне какого-нибудь сообщения?

— А вы майор Уилбрэхем? — спросила горничная.

— Да.

— Так для вас же есть записка! Передали с посыльным. Майор поспешно развернул ее и прочел следующее:

«Дорогой майор Уилбрэхем!

Случилось нечто странное. Нет времени на подробности — не могли бы мы встретиться в „Особняке кармелитов“? Отправляйтесь туда немедленно.

Искренне ваша Фреда Клегг».

Майор нахмурился, что-то лихорадочно обдумывая. Пошарив в кармане, он обнаружил там еще не отправленное письмо к портному. Морщины на его лбу тотчас разгладились.

— Простите, — обратился он к горничной, — у вас не найдется почтовой марки?

— Думаю, миссис Паркинс уступит вам одну. Через минуту она вернулась с маркой, и Уилбрэхем, заплатив за нее шиллинг, поспешно зашагал в сторону подземки. По дороге он опустил конверт в почтовый ящик.

Записка сильно его встревожила. Что могло заставить девушку в одиночку отправиться туда, где только вчера на нее было совершено нападение? Он покачал головой. Вот уж чего он от нее не ожидал! Может, опять объявился этот Рейд и каким-то образом снова втерся к ней в доверие? Зачем ей вообще было туда ехать? Хоть бы какой-то намек дала…

Записка смущала еще и другим. Какой-то самоуверенный тон. Совсем не похоже на Фреду.

Было уже без десяти восемь, когда он добрался наконец до Монастырской аллеи. Майор пристально всматривался в сгущавшиеся сумерки, но аллея казалась абсолютно безлюдной. Он тихонько толкнул покосившуюся калитку, и она беззвучно открылась. Дорожка была пуста. Заброшенный дом глядел на майора холодными черными окнами. Уилбрэхем медленно двинулся вперед, настороженно вглядываясь в темнеющий по сторонам кустарник. Он не позволит застигнуть себя врасплох.

Внезапно он замер. Сквозь щель в одном из ставней вырвался и тут же исчез узкий луч света. Дом не был пуст! Кто-то затаился там, внутри.

Майор бесшумно скользнул в кусты и, укрываясь в них, принялся медленно обходить дом. Наконец он нашел то, что искал, — незапертое окно на первом этаже. За ним оказалось какое-то подсобное помещение. Уилбрэхем толкнул створку, обвел фонариком (спешно купленным по дороге) заваленную хламом комнату и залез внутрь.

Пройдя через комнату, он очень медленно и осторожно открыл дверь. Ни звука. Майор решился еще раз включить фонарик и в его свете разглядел, что попал на кухню. Выйдя оттуда, он обнаружил с полдюжины ступенек, ведущих к еще одной двери. На этот раз, видимо, двери в жилую часть дома.

Приоткрыв ее, майор застыл, прислушиваясь Ничего. Он скользнул внутрь. Теперь он был в коридоре. Налево и направо вели две двери. Он выбрал ту, что справа, подождал немного и осторожно надавил на ручку. Она легко подалась, и майор, отворив дверь, шагнул внутрь.

Комната оказалась пустой. В ней не было даже мебели Внезапно за его спиной раздался какой-то звук, майор рванулся в сторону — но поздно. Что-то опустилось ему на голову, и он провалился в беспамятство.

Жизнь возвращалась к нему медленно и мучительно. Голова раскалывалась от боли. Майор попытался встать и обнаружил, что это невозможно. Он был надежно связан. Он не представлял, сколько времени пролежал без сознания.

Неожиданно что-то щелкнуло в мозгу, и он вспомнил. Ну да, его ударили по голове!

В неверном свете газовой горелки, расположенной высоко на стене, он разглядел, что лежит в каком-то погребе. Он скосил глаза, и его сердце замерло. Рядом, всего в нескольких футах, лежала Фреда, и тоже, как и он, связанная. Глаза у нее были закрыты, но под пристальным взглядом майора ее веки затрепетали, распахнулись, и растерянный взгляд голубых глаз упал на Уилбрэхема. В них тотчас появились радостные огоньки.

— И вы тоже? Но что случилось?

— Случилось то, что я страшно подвел вас, — вздохнул майор. — Бросился сломя голову и попал в ловушку. Скажите, вы посылали мне записку с просьбой здесь встретиться?

Глаза девушки удивленно распахнулись.

— Я? Это же вы меня просили сюда прийти.

— А, так вы тоже получили записку?

— Ну да. Я была на работе, когда мне ее передали. Там было сказано, что планы поменялись и мы встречаемся здесь.

— То же самое, — простонал майор и объяснил Фреде ситуацию.

— Понятно, — проговорила та. — Значит, они хотели…

— Заполучить бумагу. Должно быть, вчера за нами следили. И вышли на меня.

— И они… заполучили ее? — с ужасом спросила Фреда.

— К несчастью, это трудно определить, — отозвался майор, разглядывая свои связанные руки.

Раздавшийся в этот момент голос, точно соткавшийся из пустоты и мрака, заставил их вздрогнуть.

— Да, благодарю вас, — сказал этот бесплотный голос, наполняя пленников мистическим ужасом. — Заполучил. Можете не сомневаться.

— Это Рейд, — сдавленно пробормотала Фреда.

— Одно из моих имен, дорогая, — согласился голос, — и только. У меня их, знаете, много. А сейчас должен с великим сожалением сообщить, что вы помешали моим планам, чего я никому не прощаю. Самое скверное то, что вы знаете об этом доме. Пока вы еще не поделились этим открытием с полицией, но вы еще можете это сделать.

вернуться

2

Суахили — язык межэтнического общения в Восточной Африке, относящийся к семье банту и имеющий письменность на основе латинского алфавита.

3
{"b":"99457","o":1}